Дело о получении взятки и незаконном обороте драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга передано на новое рассмотрение; в соответствии с ч. 4 ст. 47 УПК РСФСР в качестве защитника допускается только адвокат по предъявлении им ордера юридической консультации, представитель профессионального союза или другого общественного объединения, являющийся защитником, по предъявлении им соответствующего протокола, а также документа, удостоверяющего его личность

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 22.05.2002 N 204п02с

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председателя — Лебедева В.М.,
членов Президиума — Верина В.П., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю.
рассмотрел дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Меркушова А.Е. на определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 13 февраля 2002 года в отношении О., С. и Г.
Верховным судом Республики Саха (Якутия) 22 февраля 2001 года осуждены к лишению свободы:
О., <…>, несудимый,
— по ст. 290 ч. 4 п. п. "а", "в" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества;
— по ст. 191 ч. 2 п. "б" УК РФ на 6 лет с конфискацией имущества;
— по ст. 286 ч. 1 УК РФ на 3 года;
— по ст. 191 ч. 1 УК РФ на 2 года;
— по ст. 285 ч. 1 УК РФ на 2 года;
— по ст. ст. 33 ч. 3, 191 ч. 2 п. "б" УК РФ на 6 лет с конфискацией имущества.
На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний ему назначено 9 лет лишения свободы в с конфискацией имущества, в исправительной колонии строгого режима. Согласно ст. 48 УК РФ лишен специального звания майора милиции.
С., <…>, несудимый, —
— по ст. 290 ч. 4 п. п. "а", "в" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 3 года;
— по ст. ст. 33 ч. 3, 191 ч. 2 п. "б" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 2 года.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний ему назначено 4 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;
Г., <…>, несудимый, —
по ст. 286 ч. 1 УК РФ на 2 года, условно, с испытательным сроком в 1 год и на основании п. 8 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов" освобожден от наказания.
Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 13 февраля 2002 года приговор в отношении них оставлен без изменения.
В протесте поставлен вопрос об отмене определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации и передаче дела на новое кассационное рассмотрение.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Нестерова В.В., исследовав мнение осужденного О., изложенное в письменном виде, поддержавшего протест, и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова, согласившегося с протестом, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

установил:

по приговору суда О., работавший начальником ОНОДМиК Оймяконского ОВД Республики Саха (Якутия), и С., работавший начальником Оймяконского УОВД, осуждены за получение взятки путем вымогательства и незаконный оборот драгоценных металлов в виде организации их перевозки в крупном размере. О., кроме того, осужден за превышение должностных полномочий и злоупотребление ими, а также за незаконный оборот драгоценных металлов в виде их перевозки в крупном размере. Г., работавший старшим оперуполномоченным УНОДМиК МВД РФ по Республике Саха (Якутия), осужден за превышение должностных полномочий.
Президиум считает, что определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации подлежит отмене с передачей дела на новое кассационное рассмотрение по следующим основаниям.
Все осужденные подали кассационные жалобы на приговор. При этом содержащиеся под стражей О. и С. указали в них, что, не получив копии приговора, были лишены возможности подготовить квалифицированные кассационные жалобы (т. 12, л.д. 266 — 267, 290).
Из дела видно, что в нарушение требований, предусмотренных ст. 320 УПК РСФСР, осужденным О. и С. копии приговора не были вручены. Однако кассационная инстанция по существу не дала оценки этому нарушению судом уголовно-процессуального закона, указав лишь в определении, что утверждения адвоката Экаева А.Ю. о фактах нарушения судом требований УПК РСФСР рассмотрены и Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации не усматривает существенных нарушений, влекущих отмену приговора суда.
Кроме того, кассационная инстанция указала в определении, что доводы осужденных и адвокатов об отмене и изменении приговора с возвращением дела на доследование, изложенные ими в кассационных жалобах, а также объяснения адвокатов Экаева А.Ю. и Шкляра И.С. в судебном заседании при рассмотрении кассационных жалоб о фактах нарушения закона по существу проверялись судом и Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не усматривает существенных нарушений, влекущих отмену приговора, ибо право на защиту осужденного С. осуществлял Шкляр на основе официального соглашения с ним и в судебном заседании С. требовал и настаивал, чтобы его защиту осуществлял именно Шкляр; на основе рассмотрения и обсуждения его доводов суд правомерно допустил Шкляра к защите С., хотя он ранее был стажером и осуществлял защиту на основе официального разрешения.
Однако при этом кассационная инстанция оставила без оценки доводы, изложенные в объяснении адвоката Экаева (т. 12, л.д. 320 — 327), о том, что стажер адвоката Шкляр осуществлял защиту С. также в ходе предварительного следствия, в том числе при предъявлении С. обвинения 18 сентября 2000 года и его допросе (т. 6, л.д. 167, 168 — 170, 171).
Согласно справке, выданной заведующей Якутской автономной городской коллегией адвокатов, Шкляр является стажером-адвокатом в Якутской автономной городской коллегии адвокатов с 1999 года (т. 7, л.д. 38).
Между тем в соответствии с ч. 4 ст. 47 УПК РСФСР в качестве защитника допускается только адвокат по предъявлении им ордера юридической консультации, представитель профессионального союза или другого общественного объединения, являющийся защитником, по предъявлении им соответствующего протокола, а также документа, удостоверяющего его личность.
При таких обстоятельствах кассационное определение нельзя признать соответствующим требованиям, содержащимся в ст. 351 УПК РСФСР, согласно которым при оставлении без удовлетворения жалобы в определении должны быть указаны основания, по которым доводы жалобы признаны неправильными или несущественными.
Исходя из изложенного и руководствуясь п. 3 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 13 февраля 2002 года в отношении О., С. и Г. отменить и дело передать на новое кассационное рассмотрение.