Приговор по делу о незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия, использовании заведомо подложного документа, посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов оставлен без изменения, так как наказание осужденному назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на его исправление и на условия жизни его семьи

Определение Верховного Суда РФ от 22.05.2002 N 19/1-кпо02-27

Предс.: Ляховский В.А.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации
в составе председательствующего Шурыгина А.П.
судей: Шишлянникова В.Ф. и Кудрявцевой Е.П.
рассмотрела в судебном заседании 22 мая 2002 года дело по кассационной жалобе осужденного и протесту прокурора на приговор Ставропольского краевого суда от 19 февраля 2002 года, которым
Д., <…>, чеченец, ранее не судимый,
осужден
по ст. 222 ч. 1 УК РФ к лишению свободы сроком на 4 года;
по ст. 317 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет,
по ст. 327 ч. 3 УК РФ к исправительным работам сроком на 2 года с удержанием 10 % заработка в доход государства.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 6 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
Заслушав доклад судьи Шишлянникова В.Ф., объяснения адвокатов Усмановой З.Т. и Родионова А.А., полагавших оставить протест без удовлетворения, но отменить приговор за недоказанностью вины Д. в совершении преступления, предусмотренного ст. 317 УК РФ и дело производством прекратить или смягчить ему наказание, заключение прокурора Карасевой С.Н., не поддержавшей протест и полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия,

установила:

Д. признан виновным в незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия, в использовании заведомо подложного документа и посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов.
Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
В судебном заседании Д. вину свою признал только в незаконном приобретении, хранении, ношении огнестрельного оружия и в использовании заведомо подложного документа.
В кассационной жалобе Д., оспаривая обоснованность осуждения по ст. 317 УК РФ указывает, что предварительное следствие проведено поверхностно и односторонне, с нарушением норм УПК и Конституции РФ, в основу обвинения по ст. 317 УК РФ положены показания потерпевших — сотрудников милиции, очные ставки и следственный эксперимент не проводились, ни одного прямого доказательства того, что он стрелял в преследовавших его машину работников милиции не добыто, утверждает, что в работников милиции стреляли двое его пассажиров, а он управлял машиной и не мог производить выстрелы, просит отменить приговор в части осуждения по ст. 317 УК РФ, а по ст. ст. 222 ч 1 и 327 ч. 3 УК РФ смягчить наказание, приняв во внимание все смягчающие обстоятельства.
В кассационном протесте, не оспаривая доказанность вины осужденного в содеянном и правильность юридической квалификации его действий, государственный обвинитель указывает, что назначенное Д. наказание является необоснованно мягким, не соответствующим тяжести совершенного преступления и личности виновного. При этом автор протеста полагает, что суд, необоснованно назначая Д. наказание по ст. 317 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ, не учел того, что Д. совершил особо тяжкое преступление, не способствовал его раскрытию, изобличал других соучастников с целью перекладывания на них своей вины, симулировал психическое заболевание, тяжких последствий не наступило благодаря профессионализму потерпевших, положительные характеристики личности Д. относятся к его школьному периоду жизни.
С учетом этих доводов, в протесте поставлен вопрос об отмене приговора за мягкостью назначенного наказания и направлении дела на новое рассмотрение.
В возражениях на кассационный протест осужденный Д. и его адвокат Басханов не согласны с изложенными в протесте доводами, просят оставить его без удовлетворения.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.
Выводы суда о виновности Д. в незаконном приобретении, хранении, ношении огнестрельного оружия и в использовании заведомо подложного документа основаны на собственных показаниях осужденного, полностью признавшего свою вину в совершении этих преступлений, других указанных в приговоре доказательствах, всесторонне, полно и объективно исследованных в ходе судебного разбирательства и в кассационных протесте и жалобе не оспариваются.
Полностью установлена вина Д. и в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.
Вина Д. в совершении данного преступления, вопреки доводам жалобы осужденного, подтверждается показаниями потерпевших — сотрудников Октябрьского ВОВД г. Грозный Г., А., Д.А. и Г.А., из которых видно, что когда они стали преследовать неостановившуюся автомашину ВАЗ-2109, то их стали обстреливать находившиеся в машине люди. Д. также произвел в них несколько выстрелов, когда выскочил из машины вслед за пассажирами.
Помимо показаний потерпевших, вина осужденного Д. в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов подтверждается протоколом осмотра места происшествия, согласно которому рядом с автомобилем ВАЗ-2109 обнаружены 5 гильз (т. 1 л.д. 24 — 26), протоколом осмотра автомашины УАЗ-469, на которой ехали потерпевшие и из которого следует, что на автомобиле обнаружены повреждения, похожие на следы пуль (т. 1 л.д. 20), протоколом выемки у Д. поддельного служебного удостоверения работника милиции, пистолета системы "Макарова" с двумя магазинами и 12 патронами (т л.д. 15 — 17), заключением баллистической экспертизы, согласно которому изъятый у Д. пистолет системы "Макарова" является исправным и пригодным для производства выстрелов (т. 1 л.д. 126 — 128).
Дав оценку вышеперечисленным доказательствам в их совокупности, суд, вопреки доводам жалобы осужденного, обоснованно признал его виновным в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов в целях воспрепятствования их законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, правильно квалифицировав его действия по ст. 317 УК РФ.
Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, по делу не установлено.
Наказание Д. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности виновного, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.
Суд при назначении наказания осужденному принял во внимание то, что он ранее не судим, положительно характеризуется, является единственным кормильцем в семье, отсутствие по делу тяжких последствий.
Совокупность этих обстоятельств суд, вопреки доводам в протесте, обоснованно признал исключительными и в соответствии с положениями ст. 64 УК РФ назначил Д. наказание по ст. 317 УК РФ ниже низшего предела, предусмотренного данной нормой Уголовного закона.
Назначенное Д. наказание судебная коллегия считает соразмерным и справедливым.
Оснований для отмены приговора за мягкостью наказания, о чем ставится вопрос в протесте, судебная коллегия не усматривает.
Не имеется оснований и для удовлетворения жалобы Д. о смягчении наказания.
Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339, 351 УПК РСФСР судебная коллегия

определила:

приговор Ставропольского краевого суда от 19 февраля 2002 года в отношении Д. оставить без изменения, а кассационные жалобу и протест, — без удовлетворения.