Приговор в отношении лица, осужденного по ст. 110 УК РФ (доведение до самоубийства), отменен, производство по делу прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления

Постановление президиума Московского городского суда от 04.04.2002

(извлечение)

По приговору Мещанского районного суда г. Москвы 20 декабря 2000 г. Кузин осужден по ст. 110 и ч. 1 ст. 163 УК РФ.
Он признан виновным в вымогательстве и в доведении лица до самоубийства путем угроз.
В начале января 2000 г. Кузин узнал от своей знакомой об интимных отношениях между нею и военнослужащим X., 7 сентября 2000 г. потребовал от него 1 тыс. рублей и назначил срок передачи денег на 15 сентября 2000 г. В случае невыполнения данного требования Кузин угрожал рассказать его девушке, а также третьим лицам позорящие сведения о его, X., прежней интимной стороне жизни.
15 сентября 2000 г. в 6 час. 10 мин. младший сержант X., находясь на боевой службе, покончил жизнь самоубийством.
Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда приговор оставила без изменения.
Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений в части осуждения Кузина по ст. 110 УК РФ и прекращении дела за отсутствием в его действиях состава преступления.
Президиум Московского городского суда 4 апреля 2002 г. протест удовлетворил, указав следующее.
Согласно закону уголовной ответственности за доведение до самоубийства подлежит лицо, совершившее это преступление с прямым или косвенным умыслом. Виновный сознает, что указанным в законе способом принуждает потерпевшего к самоубийству, предвидит возможность или неизбежность лишения им себя жизни и желает (прямой умысел) или сознательно допускает наступление этих последствий либо относится к ним безразлично (косвенный умысел).
Как видно из материалов дела, Кузин угрожал распространить сведения, позорящие X., для подкрепления своих требований о вымогательстве его имущества, умысел осужденного был направлен на завладение имуществом потерпевшего.
Об этом свидетельствует и то обстоятельство, что он указал дату, когда X. должен передать ему деньги.
По делу не установлено, что Кузин, угрожая потерпевшему, желал наступления его смерти либо предвидел и сознательно допускал наступление таких последствий.
Поскольку ни органами следствия, ни судом не установлены доказательства наличия у Кузина прямого или косвенного умысла на доведение X. до самоубийства, состав преступления, предусмотренный ст. 110 УК РФ, в его действиях отсутствует и судебные решения в этой части подлежат отмене, а дело — прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР.
Выводы о совершении Кузиным вымогательства основаны на доказательствах, проверенных в судебном заседании, и содеянное им правильно квалифицировано по ч. 1 ст. 163 УК РФ.