Приговор по делу о приобретении и сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем, подделке идентификационного регистрационного знака транспортного средства, сбыте поддельных документов оставлен без изменений, так как суд назначил осужденному наказание с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, фактических обстоятельств дела, его состояния здоровья, данных, характеризующих личность, обстоятельств, смягчающих наказание

Определение Верховного Суда РФ от 20.02.2002 N 81-о01-171

Председательствующий: Кошеваров С.Н.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:
председательствующего: Разумова С.А.
судей: Дубровина Е.В., Шадрина И.П.
рассмотрела в судебном заседании от 20 февраля 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного Л., адвоката Гааг И.А., — в защиту интересов осужденного Л., на приговор Кемеровского областного суда от 16 апреля 2001 года, которым
Л., <…>, русский, со среднетехническим образованием, не работавший, проживавший <…>, ранее не судим; осужден:
— по ст. 175 ч. 3 УК РФ к 4 (четырем) годам лишения свободы, со штрафом 5.000 рублей;
— по ст. 326 ч. 2 УК РФ к 2 (двум) годам лишения свободы;
— по ст. 327 ч. 2 УК РФ к 2 (двум) годам лишения свободы.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно Л., назначено наказание в виде лишения свободы, сроком на 5 (пять) лет, со штрафом 5.000 рублей, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Изучив материалы дела, судебная коллегия

установила:

Л. осужден за то, что он совершил:
— заранее не обещанное приобретение и сбыт имущества, а именно автомобилей, заведомо добытых преступным путем, в составе организованной группы;
— подделку идентификационного регистрационного знака транспортного средства;
— сбыт транспортного средства с заведомо поддельным, идентификационным номером, номером кузова, двигателя, шасси, с заведомо поддельным регистрационным знаком, совершенный организованной группой, неоднократно и подделку технического талона на автотранспортное средство, являющегося официальным документом, предоставляющего право на пользование автотранспортным средством, в целях его использования, сбыт такого документа, совершенный неоднократно.
Указанные преступления Л. были совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
Подсудимый Л. в судебном заседании виновными себя признал частично.
В кассационных жалобах:
— осужденный Л. указывает, что с приговором суда в отношении него не согласен, так как он осужден незаконно, мера наказания ему, назначена чрезмерно суровая.
Он, Л., действительно присутствовал при передаче В. одного автомобиля и изготовлении документов на автомашины, знал, что эти действия В. являются незаконными, но в дела последнего не вмешивался.
Ш. на предварительном следствии дал неправильные показания по происшедшим событиям, оговорил его, Л., в совершенных преступлениях, в судебном заседании Ш. пояснил, что первоначальные показания, данные им на следствии, не соответствуют действительности, однако суд этим показаниям не поверил.
Помимо этого суд необоснованно в приговоре сослался на показания свидетеля С., данные на предварительном следствии, которая в судебном заседании дала правдивые показания, рассказав об известных ей деталях изъятых вещей В., показания же свидетелей А., Г. в этой части являются неправильными.
На основании вышеизложенного осужденный Л. просит внимательно разобраться с делом, вынести справедливое решение, смягчить наказание.
— Адвокат Гааг И.А. приговор суда в отношении Л. считает незаконным, необоснованным, так как судебное следствие было проведено односторонне, не полно, в судебном заседании не были допрошены свидетели, показания которых имеет, существенное значение для дела.
Так в судебном заседании не был допрошен свидетель В.М., который мог предоставить сведения о взаимоотношениях с Л., Ш., В., К., К.Д., о роли Л. в сбыте автомобилей и о конкретных действиях последнего.
Установив, что членами организованной группы являлись А., Л.В. суд не принял никаких мер к вызову их в судебное заседание, не исследовал, таким образом взаимоотношения этих лиц с Л., не установив знакомы ли они, присутствовал ли Л. при передаче автомобилей, перегоняемых ими.
Выводы суда, изложенные в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, они не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, судом не устранены противоречия в доказательствах, имеющих существенное значение для дела.
Свидетель С.С. утверждал, что с весны 1998 года по февраль 1999 года В. с Л. приходил к нему с просьбами о внесении данных в бланки технических талонов на автомобиль, а поэтому вывод суда о том, что в сентябре 1997 года с помощью С.С. изготавливались поддельные документы ничем не подтвержден.
В деле нет доказательств, подтверждающих совершение Л. тех преступлений, за которые он осужден, кроме того, наказание Л. назначено чрезмерно суровое, оно не соответствует тяжести преступлений, его личности, назначено с нарушением принципа индивидуализации наказания.
Помимо этого, адвокат Гааг И.А. полагает, что неполнота судебного следствия, а также несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, привели к неправильному применению уголовного закона и соответственно к незаконному осуждению, а поэтому просит приговор суда в отношении Л. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.
Заслушав доклад судьи Дубровина Е.В., проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденного Л., адвоката Гааг И.А., — в защиту интересов осужденного Л., выслушав адвоката Гааг И.А., заключение прокурора Смирновой Е.Е. полагавшей приговор суда в отношении Л., оставить без изменения, кассационные жалобы — без удовлетворения.
Судебная коллегия считает, что приговор суда, в отношении Л., постановлен законно и обоснованно, доказательства, положенные в основу приговора, были полно исследованы в судебном заседании, приведены в приговоре, судом им дана надлежащая оценка.
Доводы, изложенные в кассационных жалобах осужденного Л., адвоката Гааг И.А., — в защиту интересов осужденного Л., несостоятельны, поскольку не нашли своего подтверждения в судебном заседании, они опровергаются совокупностью доказательств, тщательно исследованных судом и приведенных в приговоре.
Допрошенный на предварительном следствии Ш. показывал, что В. и Л., предлагали ему приобрести у них автомашину Тойота "Ленд-Крузер" серого цвета, которую он впоследствии забрал у них в районе ФПК, а К.Д. затем перегнал ее в Таджикистан (т. 2 л.д. 104 — 106).
Кроме того, Ш. в своих показаниях подробно в деталях описывает практически все эпизоды передачи ему автомобилей и предшествующие этому события, в частности, Ш. конкретно по каждому эпизоду указывает на тех, кто именно предлагал ему приобрести автомобиль, кто затем присутствовал при передаче автомобиля.
Так, осенью 1997 года В.М. предложил ему приобрести автомобиль марки "Мицубиси-Паджеро" вишневого цвета, а при передаче машины со стороны В.М. присутствовали В. и Л., с которыми тот его познакомил, в последующем уже все указанные лица предлагали ему приобрести у них те или иные автомобили, выступая при этом в разных сочетаниях (т. 2 л.д. 128 — 131).
Допрошенный в качестве свидетеля С.С. пояснил, что с Л., его познакомил примерно в 1998 году В., с которым он сам познакомился незадолго до этого поначалу В. заказывал у него визитки, а затем попросил внести определенные данные в регистрационные документы на автомобиль, принеся с собой чистый бланк.
Свою просьбу В. объяснил тем, что его приятель якобы потерял аналогичный документ и его необходимо восстановить, спустя около месяца, В. приехал с той же просьбой, но уже с Л., так продолжалось несколько раз.
Данные вносились, как с паспортов граждан, так и просто с записок, где они были указаны, за оказанные услуги В., платил ему, как правило 150 — 200 рублей, но были случаи, когда с ним расплачивался и Л.
Непосредственно от Л. ему стало известно, что чистые бланки данных регистрационных документов на автомашины они приобретают у своего знакомого за 300 долларов США, Л. всегда приезжал с В., у которого и были чистые бланки, но в одно из посещений Л. сам достал чистый бланк непосредственно из своей сумочки.
Кроме того, один раз Л. приезжал и без В., но никаких документов не просил заполнить, а сказал, что скоро они заедут, чтобы порешать свои проблемы.
Свидетель К.Д. в судебном заседании показал, что после того, как он познакомился с Ш., то по его просьбе несколько раз перегонял автомашины, которые, как правило, были импортного производства из г. Кемерово в Таджикистан, за оказанные услуги Ш. платил ему около полутора — двух тысяч рублей.
Среди перегоняемых автомобилей было несколько и Тойот "Ленд-Крузер", так в августе — сентябре 1998 года Ш. заехал за ним на своей автомашине, после чего они проехали в частный сектор на ФПК, где увидели стоявший автомобиль Тойота "Ленд-Крузер" серого цвета, недалеко от которого стояла автомашина "Рено" серебристого цвета с тонированными стеклами, которая принадлежала В.
Когда В. и В.М. вышли из машины, то там остался еще один парень, которого он не смог разглядеть в лицо, указанную Тойоту "Ленд-Крузер" он перегнал в Таджикистан, при этом вместе с ним поехал и брат Ш.
Он управлял автомобилем по доверенности, которую ему передал Ш., а документы на машину были на другого человека, из города они выезжали по трассе в сторону пос. Промышленный и до налогового поста их сопровождали машины Ш. и В.
Свидетель С., допрошенная на предварительном следствии, пояснила, что она проживала вместе с Л., вели они общее хозяйство, у последнего с В. были нормальные, приятельские отношения.
После того, как Л. исчез из дома, скрылся, в доме был произведен обыск в ходе, которого обнаружен чемодан с инструментами, принадлежащий Л., записная книжка, фотографии, ключ от автомашины, принадлежащие, В.
Показания Ш., С., на предварительном следствии, С.С., К.Д. в судебном заседании свидетелей являются достоверными, соответствующими действительности, поскольку они последовательны, не противоречивы, подтверждаются другими доказательствами, приведенными судом в приговоре.
Причем эти показания свидетели Ш., С., С.С., К.Д. давали добровольно, предварительное следствие и судебное заседание были проведены в соответствии с требованиями УПК РСФСР, ст. 51 Конституции Российской Федерации им, разъяснялась, право на защиту их нарушено не было, допрашивались он в присутствии адвокатов, никто, никакого воздействия на него не оказывал.
Изменение Ш., С., своих показаний в судебном заседании суд правильно расценил, как их попытку облегчить положение Л. за содеянное.
В подтверждение вины Л. по совершенным преступлениям, суд в приговоре обоснованно сослался: на показания потерпевших Б., А.Г., М., К., Г.Г., Е., представителя потерпевшего Р. — К.В., свидетелей Г., А., Н., признав их достоверными, протоколы: осмотра места происшествия, следственных экспериментов, выемки, изъятий осмотров и опознаний вещественных доказательств, заключения, проведенных по делу технических экспертиз, и другие доказательства по делу, дав им надлежащую оценку, приведя в приговоре анализ этим доказательствам.
Оценив собранные по делу доказательства, правильно установив фактические обстоятельства дела, суд обоснованно пришел к выводу, что Л. совершил: заранее не обещанное приобретение и сбыт имущества, а именно автомобилей, заведомо добытых преступным путем, в составе организованной группы; подделку идентификационного регистрационного знака транспортного средства; сбыт транспортного средства с заведомо поддельным идентификационным номером, номером кузова, двигателя, шасси, с заведомо поддельным регистрационным знаком, совершенный организованной группой, неоднократно и подделку технического талона на автотранспортное средство, являющегося официальным документом, предоставляющего право на пользование автотранспортным средством, в целях его использования, сбыт такого документа, совершенный неоднократно.
Обоснованно, придя к выводу о доказанности вины Л. в совершении преступлений предусмотренных ст. ст. 175 ч. 3; 326 ч. 2; 327 ч. 2 УК РФ суд назначил ему наказание, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, фактических обстоятельств дела, его состояния здоровья, данных, характеризующих личность, обстоятельств, смягчающих наказание.
Исходя, из вышеизложенного судебная коллегия не усматривает оснований к отмене, изменению приговора в отношении Л., как в части переквалификации его действий, так и в части смягчения назначенного ему наказания.
Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

определила:

приговор Кемеровского областного суда от 16 апреля 2001 года в отношении Л. оставить без изменения, кассационные жалобы — без удовлетворения.