Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Шолун Любови Васильевны на нарушение ее конституционных прав подпунктом 4 пункта 1 статьи 11 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 16.07.2015 N 1639-О

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев по требованию гражданки Л.В. Шолун вопрос о возможности принятия ее жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Л.В. Шолун оспаривает конституционность подпункта 4 пункта 1 статьи 11 Федерального закона от 15 декабря 2001 года N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" в редакции Федерального закона от 24 июля 2009 года N 213-ФЗ, предоставлявшего право на социальную пенсию постоянно проживающим в Российской Федерации гражданам из числа малочисленных народов Севера, достигшим возраста 55 и 50 лет (соответственно мужчины и женщины), а также абзаца второго подпункта "а" пункта 7 статьи 16 Федерального закона от 21 июля 2014 года N 216-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов "О страховых пенсиях" и "О накопительной пенсии", изложившего вышеприведенную норму в новой редакции, обусловившей право указанной категории граждан на социальную пенсию их постоянным проживанием в районах проживания малочисленных народов Севера на день назначения пенсии.
Как следует из материалов жалобы, заявительница 1960 года рождения, по национальности нивха, с 1984 года постоянно проживающая в городе Санкт-Петербурге и имеющая там жилое помещение, предоставленное по договору социального найма, в 2013 году приехала к родственникам в поселок городского типа Ноглики Сахалинской области, где была зарегистрирована по месту пребывания. Территориальные органы Пенсионного фонда Российской Федерации отказали ей как не проживающей постоянно на территории традиционного расселения предков в назначении социальной пенсии.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 8 апреля 2014 года было отменено решение Ногликского районного суда Сахалинской области от 20 января 2014 года (которым были удовлетворены требования Л.В. Шолун о признании права на назначение социальной пенсии), со ссылкой в том числе на подпункт 4 пункта 1 статьи 11 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" в редакции Федерального закона от 24 июля 2009 года N 213-ФЗ по делу было вынесено новое решение об оставлении данных требований без удовлетворения. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 30 октября 2014 года заявительнице было отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации. Оснований не согласиться с данным определением не усмотрел заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации.
По мнению заявительницы, которой с 22 февраля 2015 года была назначена страховая пенсия по старости, подпункт 4 пункта 1 статьи 11 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" в редакции абзаца второго подпункта "а" пункта 7 статьи 16 Федерального закона от 21 июля 2014 года N 216-ФЗ вступает в противоречие со статьями 7 (часть 2), 27 (часть 1) и 69 Конституции Российской Федерации, поскольку исключает возможность назначения социальной пенсии гражданам из числа коренных малочисленных народов Севера, которые не проживают постоянно в районах проживания малочисленных народов Севера. Кроме того, Л.В. Шолун просит Конституционный Суд Российской Федерации подтвердить, что оспариваемое положение в редакции Федерального закона от 24 июля 2009 года N 213-ФЗ, действовавшее на момент ее обращения за пенсией и подлежавшее применению при разрешении ее дела, не предусматривало указанного условия и, соответственно, не могло расцениваться как препятствующее установлению ей социальной пенсии с 21 мая 2013 года.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому в соответствии с целями социального государства (статья 7, часть 1) социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1), относит определение условий и порядка реализации права на социальное обеспечение, в том числе установление видов пенсий и оснований приобретения права на них отдельными категориями граждан, к компетенции законодателя (статья 39, часть 2).
Исходя из необходимости гарантировать права коренных малочисленных народов в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации, как того требует статья 69 Конституции Российской Федерации, законодатель в пункте 1 статьи 1 Федерального закона от 30 апреля 1999 года N 82-ФЗ "О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации" определил такие народы как проживающие на территориях традиционного расселения своих предков, сохраняющие традиционные образ жизни, хозяйствование и промыслы, насчитывающие в Российской Федерации менее 50 тысяч человек и осознающие себя самостоятельными этническими общностями.
Гарантии их пенсионного обеспечения установлены в Федеральном законе "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации", статьей 2 которого граждане из числа малочисленных народов Севера были отнесены к нетрудоспособным лицам на льготных условиях (по достижении возраста 55 и 50 лет соответственно мужчинами и женщинами, в отличие от общего правила, согласно которому нетрудоспособность, дающая право на социальную пенсию, наступает в возрасте 65 и 60 лет), а статьей 11 (в редакции Федерального закона от 24 июля 2009 года N 213-ФЗ) им было предоставлено право на социальную пенсию при условии постоянного проживания в Российской Федерации.
Такое правовое регулирование направлено на установление наиболее благоприятных условий реализации гражданами из числа коренных малочисленных народов Севера права на пенсионное обеспечение с учетом особенностей их правового статуса, предопределяющих постоянное проживание в местах традиционного расселения предков с осуществлением традиционных видов хозяйственной деятельности, и в равной мере распространяется на всех граждан, относящихся к указанной категории.
Следовательно, подпункт 4 пункта 1 статьи 11 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" (в редакции Федерального закона от 24 июля 2009 года N 213-ФЗ) не может рассматриваться как нарушающий конституционные права заявительницы, в чьем деле данное положение было применено во взаимосвязи с пунктом 1 статьи 1 Федерального закона "О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации", что соответствует аутентичной воле законодателя, которая была подтверждена им в Федеральном законе от 21 июля 2014 года N 216-ФЗ, закрепившем условие о необходимости постоянного проживания в районах проживания малочисленных народов Севера на день назначения пенсии непосредственно в подпункте 4 пункта 1 статьи 11 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" (в редакции данного Федерального закона).
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Шолун Любови Васильевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.ЗОРЬКИН