Приговор по делу о получении взятки изменен: по ст. 64 УК РФ смягчено назначенное по ч. 3 ст. 30, п. п. "в", "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ наказание, так как суд, назначая наказание, не учел такие смягчающие обстоятельства, как то, что осужденный совершил преступление впервые, по месту учебы, жительства, работы, содержания под стражей характеризуется положительно, кроме того, суду также следовало учесть, что он совершил неоконченное преступление, что говорит о меньшей степени общественной опасности

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 01.08.2001 N 520п2001

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего — Радченко В.И.,
членов Президиума — Верина В.П., Вячеславова В.К., Меркушова А.Е., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.
рассмотрел дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации А.Е. Меркушова на приговор Санкт-Петербургского городского суда от 24 апреля 2000 года, по которому
Я., <…>, ранее не судим, —
осужден по ст. ст. 30 ч. 3 и 290 ч. 4 п. п. "в", "г" УК РФ к 7 годам лишения свободы без конфискации имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
Срок наказания Я. исчислен с 4 февраля 1999 года.
Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 21 сентября 2000 года приговор оставлен без изменения.
Тем же приговором осужден Г., протест в отношении которого не принесен.
В протесте поставлен вопрос о смягчении Я. меры наказания.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Морозова Е.И. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., полагавшего протест удовлетворить,
Президиум Верховного Суда Российской Федерации

установил:

Я. осужден за покушение на получение взятки, связанное с вымогательством в крупном размере.
Преступление совершено при следующих обстоятельствах.
Я., работая следователем прокуратуры Выборгского района г. Санкт-Петербурга, в январе 1999 года принял к своему производству уголовное дело по факту убийства гр-на М. В ходе выполнения первичных следственных действий Я., получив информацию о том, что автомобиль джип "Вандерер", принадлежавший гр-ке Б. и находившийся рядом с местом преступления, был использован в качестве транспортного средства подозреваемыми в совершении убийства, 4 января 1999 года вынес постановление о наложении ареста на данный автомобиль, после чего направил его на спецстоянку.
20 января 1999 года гр-ка Б. обратилась к Я. с просьбой вернуть принадлежащий ей автомобиль, как не имеющий никакого отношения к совершению преступления, но получила отказ. В ходе дальнейшего расследования уголовного дела было доподлинно установлено, что автомобиль, принадлежащий гр-ке Б., к совершению преступления отношения не имеет и должен быть возвращен владелице по постановлению следователя Я. о снятии ареста на автомобиль.
Следователь прокуратуры Я., являясь должностным лицом, желая извлечь для себя выгоду путем вымогательства взятки, решил получить с гр-ки Б. деньги в сумме 2000 долларов США за снятие ареста с автомобиля.
С этой целью Я. обратился к ранее знакомому ему адвокату 7 юридической консультации Объединенной коллегии адвокатов — Г. и предложил последнему выступить в качестве посредника между ним (Я.) и гр-кой Б. и склонить последнюю к передаче указанной суммы за возврат автомашины, передав при этом Г. номер телефона Б.
Г., приняв предложение Я. о вымогательстве денег у гр-ки Б., 29 января 1999 года позвонил последней и договорился о встрече на следующий день. 30 января 1999 года Г. встретился с Б. и в процессе разговора с ней стал вымогать 2000 долларов США, мотивируя необходимость выплаты указанной суммы тем, что поможет вернуть ей автомобиль, в противном же случае угрожая тем, что автомобиль будет длительное время стоять на спецстоянке и что в ходе расследования дела об убийстве гр. М. для производства экспертизы, возможно, будет причинен ущерб автомобилю — вырезаны куски сиденья с пятнами крови.
Б., приняв предложение Г., договорилась с последним, что сначала передаст ему 1500 долларов США, а остальные 500 долларов США — после получения автомобиля. Г. и Я., обсудив данное предложение Б., решили его принять и назначили день передачи денег — 4 февраля 1999 года.
До поездки в прокуратуру для передачи денег гр-ка Б. обратилась с заявлением в правоохранительные органы о вымогательстве у нее денег в сумме 2000 долларов США.
4 февраля 1999 года Б. вместе с Г. встретилась во второй половине дня у здания прокуратуры Выборгского района г. Санкт-
Петербурга и они вместе прошли в кабинет к Я., где последний передал Б. копию постановления о снятии ареста с автомашины джип "Вандерер" и ключи от автомашины. После этого, в соответствии с договоренностью, Б. передала у здания прокуратуры Г. деньги в сумме 1500 долларов США (что на 4.02.1999 г. составило 34 680 рублей), однако Г. и Я. воспользоваться указанной суммой не смогли, так как сразу же были задержаны работниками милиции.
Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит протест подлежащим удовлетворению.
Вывод суда о доказанности его вины основан на всесторонне исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах. Содеянное им квалифицировано правильно.
Вместе с тем приговор и кассационное определение подлежат изменению в части назначенного Я. наказания.
По делу установлено и признано судом в приговоре, что Я. совершил преступление впервые.
По месту учебы, жительства, по месту работы и родственниками осужденный характеризуется положительно, также как и по месту содержания под стражей.
Однако эти и другие имеющиеся в деле смягчающие ответственность обстоятельства не в полной мере были исследованы в ходе судебного разбирательства и не получили надлежащую оценку в приговоре.
Работая в качестве следователя прокуратуры Выборгского района г. Санкт-Петербурга с 17 августа 1998 года, также зарекомендовал себя как грамотный и исполнительный сотрудник.
По месту отбытия наказания (учреждение ИЗ-45/4 г. Санкт-Петербурга) имеет положительные характеристики.
Суду также следовало учесть, что Я. совершил неоконченное преступление. Это обстоятельство свидетельствует о меньшей степени общественной опасности.
Совокупность перечисленных смягчающих обстоятельств следует признать исключительными и дающими основание для назначения Я. с применением ст. 64 УК РФ более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление.
Исходя из изложенного, руководствуясь п. 5 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

приговор Санкт-Петербургского городского суда от 24 апреля 2000 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 21 сентября 2000 года в отношении Я. изменить: на основании ст. 64 УК РФ смягчить назначенное по ст. ст. 30 ч. 3 и 290 ч. 4 п. п. "в", "г" УК РФ наказание до 5 лет лишения свободы.
В остальном судебные решения оставить без изменения.