В удовлетворении заявления в части признания п. 1 ч. 2 ст. 3 Закона Республики Дагестан "О Конституционном Суде Республики Дагестан" от 07.05.1996 противоречащим федеральному законодательству отказано правомерно, поскольку оспариваемая норма предоставляет право Конституционному Суду субъекта РФ разрешать споры о компетенции лишь между органами государственной власти Республики Дагестан, что не противоречит федеральному законодательству

Определение Верховного Суда РФ от 05.07.2001 N 20-Г01-15

Дело N 20-Г01-15

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,
судей                                          Пирожкова В.Н.,
Толчеева Н.К.

рассмотрела в судебном заседании от 5 июля 2001 г. дело по кассационным протесту прокурора прокуратуры Республики Дагестан и жалобе Народного Собрания Республики Дагестан на решение Верховного Суда Республики Дагестан от 29 января 2001 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Пирожкова В.Н., объяснения представителя Народного Собрания Республики Дагестан Г., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Гермашевой М.М., полагавшей решение оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

прокурор Республики Дагестан обратился в суд с заявлением о признании п. 1 ч. 2, п. 3 ч. 4 ст. 3 Закона Республики Дагестан от 7 мая 1996 г. "О Конституционном Суде Республики Дагестан" противоречащим федеральному законодательству.
Решением Верховного Суда Республики Дагестан от 29 января 2001 г. заявление прокурора удовлетворено в части признания п. 3 ч. 4 ст. 3 указанного Закона противоречащим федеральным законам, в удовлетворении заявления в части признания п. 1 ч. 2 ст. 3 этого же Закона противоречащим федеральным законам отказано.
В кассационном протесте прокурора прокуратуры Республики Дагестан ставится вопрос об отмене решения в части, в которой отказано в удовлетворении заявления прокурора, а в кассационной жалобе Народного Собрания Республики Дагестан — в части удовлетворения заявления прокурора.
Судебная коллегия оснований для отмены решения не находит.
В соответствии с п. 3 ч. 4 ст. 3 Закона Республики "О Конституционном Суде Республики Дагестан" Конституционный Суд Республики дает заключение о соответствии Конституции Республики Дагестан договоров между органами государственной власти Республики Дагестан и органами государственной власти Российской Федерации, между органами государственной власти Республики Дагестан и органами государственной власти субъектов Российской Федерации. Оспаривая эту норму Закона, прокурор ссылался на то, что она противоречит Федеральному конституционному закону "О Конституционном Суде Российской Федерации".
Удовлетворяя заявление прокурора в этой части, суд правильно исходил из того, что она противоречит пп. "в", п. 1 ст. 3 Федерального конституционного закона РФ "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которым дела о соответствии Конституции Российской Федерации указанных выше договоров относятся к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации.
Следует согласиться с решением суда и в той части, в которой отказано в удовлетворении заявления прокурора о признании противоречащим федеральному законодательству п. 1 ч. 2 ст. 3 Закона Республики "О Конституционном Суде Республики Дагестан", в соответствии с которым Конституционный Суд Республики разрешает споры о компетенции между органами государственной власти Республики Дагестан.
Доводы прокурора о том, что указанная норма Закона Республики противоречит пп. "в" п. 2 ст. 3 Закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", являются несостоятельными. В соответствии с указанной нормой Конституционный Суд Российской Федерации разрешает споры о компетенции между высшими государственными органами субъектов Российской Федерации. Оспариваемая норма Закона Республики Дагестан предоставляет право Конституционному Суду Республики разрешать споры о компетенции лишь между органами государственной власти Республики Дагестан.
Кроме того, споры о компетенции между органами государственной власти Республики Дагестан связаны с применением республиканского законодательства и, следовательно, не могут быть предметом разрешения в Конституционном Суде Российской Федерации.
При таких обстоятельствах, доводы, содержащиеся в протесте прокурора и жалобе законодательного органа Республики Дагестан, об отмене решения суда не подлежат удовлетворению.
В то же время из решения подлежат исключению ссылки о признании п. 3 ч. 4 ст. 3 Закона Республики Дагестан "О Конституционном Суде Республики Дагестан" противоречащим ст. 125 Конституции Российской Федерации, поскольку в соответствии с п. 1 ст. 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" дела о соответствии Конституции Российской Федерации законов субъектов Российской Федерации относятся к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации.
Руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ

определила:

решение Верховного Суда Республики Дагестан от 29 января 2001 г. оставить без изменения, протест прокурора прокуратуры Республики Дагестан и жалобу Народного Собрания Республики Дагестан — без удовлетворения.
Исключить из мотивировочной и результативной части решения указания на то, что п. 3 ч. 4 ст. 3 Закона Республики Дагестан "О Конституционном Суде Республики Дагестан" противоречит Конституции Российской Федерации.