Дело по заявлению о признании недействительными некоторых положений Закона Республики Башкортостан "О языках народов Республики Башкортостан" направлено на новое рассмотрение, так как суд не учел, что федеральное законодательство не ставит реализацию гражданином РФ пассивного избирательного права в зависимость от знания языков народов, проживающих в том или ином субъекте РФ, и в нарушение процессуальных требований вывод суда о прекращении производства по делу в части требований сделан в его решении

Определение Верховного Суда РФ от 20.03.2001 N 49-Г01-6

Дело N 49-Г01-6

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

    председательствующего                            Нечаева В.И.,
судей                                       Александрова Д.П.,
Харланова А.В.

рассмотрела в судебном заседании 20 марта 2001 г. кассационный протест и.о. прокурора Республики Башкортостан на решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 28 декабря 2000 г., которым отказано прокурору Республики Башкортостан в удовлетворении заявления о признании пункта 6 ст. 13 Закона Республики Башкортостан "О языках народов Республики Башкортостан" противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению; дело в части признания пункта 1 ст. 16 Закона Республики Башкортостан "О языках народов Республики Башкортостан" противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению производством прекращено.
Заслушав доклад судьи Нечаева В.И., заключение прокурора управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., поддержавшей протест, исследовав материалы дела, коллегия

установила:

пунктом 6 ст. 13 Закона Республики Башкортостан "О языках народов Республики Башкортостан" предусмотрено, что "настоящим Законом в соответствии со статьей 92 Конституции Республики Башкортостан устанавливаются языковые квалификационные требования к кандидатам на должность Президента Республики Башкортостан. В целях настоящего Закона владение государственными языками Республики Башкортостан кандидатами на должность Президента Республики Башкортостан в сфере профессионального общения означает их способность понимать язык общения и возможность применять его в своей работе. Единые правила сдачи квалификационных экзаменов по владению государственными языками Республики Башкортостан, порядок привлечения экспертов и формирования экспертных комиссий, способы и формы разрешения споров, порядок обжалования принимаемых решений устанавливаются Законом Республики Башкортостан о языковых квалификационных требованиях к кандидатам на должность Президента республики Башкортостан".
Прокурор Республики Башкортостан обратился в суд с заявлением о признании приведенной правовой нормы не соответствующей федеральному законодательству, недействующей и не подлежащей применению, ссылаясь на то, что она противоречит Федеральному закону "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и Закону РФ "О языках народов РФ".
Рассмотрев дело, суд вынес приведенное выше решение. В кассационном протесте и.о. прокурора Республики Башкортостан просит отменить решение суда в части отказа прокурору в заявлении, считая его в этой части незаконным. Обсудив доводы кассационного протеста, коллегия находит решение суда подлежащим отмене.
В соответствии со ст. 4 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" гражданин Российской Федерации может быть, в частности, избранным в органы государственной власти независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств (пункт 2). Законами субъектов Российской Федерации могут устанавливаться дополнительные условия реализации гражданином Российской Федерации пассивного избирательного права, связанные с достижением гражданином определенного возраста (пункт 6).
Из содержания приведенной правовой нормы следует, что федеральное законодательство не ставит реализацию гражданином Российской Федерации пассивного избирательного права в зависимость от знания языков народов, проживающих в том или ином субъекте Российской Федерации. Допускается установление законами субъектов Российской Федерации дополнительного условия реализации гражданами Российской Федерации пассивного избирательного права, но только в отношении их возраста.
Отказывая в требовании прокурора, суд обосновал отказ, в частности, ссылкой на п. 6 ст. 15 Закона РФ "О языках народов Российской Федерации" о том, что положениями о языковых квалификационных требованиях Российской Федерации и республик могут предусматриваться определенные ограничения и нормы по использованию языков в сфере профессионального общения. Однако суд неправильно истолковал данную правовую норму. Она не предусматривает возможность для установления языковых требований при реализации права граждан быть избранными в органы государственной власти.
Кроме того, в нарушение требований процессуального законодательства дело в части требования прокурора о признании пункта 1 ст. 16 Закона Республики Башкортостан "О языках народов Республики Башкортостан" противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению производством прекращено по п. 1 ст. 219 ГПК РСФСР решением суда. Согласно разъяснению, данному Пленумом Верховного Суда России в п. 9 Постановления "О судебном решении" от 26 сентября 1973 г., в редакции от 20 декабря 1983 г., от 21 декабря 1993 г. и от 26 декабря 1995 г., недопустимо включение в резолютивную часть решения выводов суда по той части исковых требований, по которым не выносится постановление по существу (ст. ст. 214, 215, 219 — 222 ГПК). Эти выводы излагаются в форме определений (ст. 223 ГПК) и должны выноситься отдельно от решений.
При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенное и вынести законные и обоснованные судебные постановления.
Руководствуясь ст. ст. 304, 305, 311 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, коллегия

определила:

отменить решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 28 декабря 2000 г. и направить дело на новое рассмотрение в тот же суд.