Судебный акт о направлении уголовного дела для дополнительного расследования прокурору отменен, дело направлено на новое рассмотрение, так как судом не приняты во внимание данные обстоятельства и при даче им указания органам предварительного расследования о проведении экспертизы по определению группы крови, при этом в определении суда нет вывода о том, что сам суд лишен возможности назначить и провести такую экспертизу непосредственно на суде

Определение Верховного Суда РФ от 20.03.2001 N 32-кпо01-23

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации составе:
председательствующего — Шурыгина А.П.
судей — Степалина В.П. и Иванова Г.П.
рассмотрела в судебном заседании от 20 марта 2001 года дело по частному протесту прокурора на определение Саратовского областного суда от 18 января 2001 года, которым уголовное дело по обвинению
П., <…>, ранее судимого,
в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "д", "к" УК РФ,
направлено для дополнительного расследования прокурору Саратовской области.
Заслушав доклад судьи Степалина В.П., заключение прокурора Яшина С.Ю., поддержавшего протест и полагавшего определение суда отменить, судебная коллегия

установила:

Органами предварительного расследования П. предъявлено обвинение в совершении 26 августа 2000 года, около 03 часов, в селе Александровка, Ртищевского района, Саратовской области убийства двух лиц — престарелого Г., которому в процессе ссоры при распитии спиртных напитков нанес множественные удары металлической трубой по голове и телу, и Д., выполнявшей свой общественный долг, нанеся ей не менее 2 ударов по голове твердым тупым предметом, и множественные удары ножом, причинив не менее 68 ранений, то есть преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "д", "к" УК РФ.
При судебном разбирательстве дела на стадии окончания судебного следствия суд удовлетворил ходатайство адвоката, и в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР направил дело для дополнительного расследования.
В своем определении суд указал, что органам предварительного расследования необходимо:
1) проверить версию П. о возможном совершении убийства потерпевших В., являющегося родственником домовладельца Л.;
2) провести соответствующую экспертизу с целью проверки вопроса о том, не совпадает ли группа крови П. и Л.;
3) проверить заявление П. о том, что протокол освидетельствования, согласно которому у него изымались следы крови с головы и состригались волосы, он не подписывал, и это следственное действие с ним не производилось.
В частном протесте прокурор просит определение суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.
По мнению автора протеста, определение суда является незаконным и необоснованным. Версия относительно В. была проверена, были допрошены свидетели Л. и Л.Н., которые пояснили, что В. живет в другом селе и в день убийства в селе Александровка его не было. Оснований проведения экспертизы по определению группы крови П. и Л. не было, поскольку конфликт между ними был задолго до совершения убийства потерпевших, а при необходимости суд мог провести ее сам. На суде был допрошен в качестве свидетеля следователь Н., который подтвердил, что у П. изымались следы крови с головы и состригались волосы.
Проверив материалы дела, обсудив доводы частного протеста прокурора, судебная коллегия находит, что определение суда подлежит отмене по следующим основаниям.
В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР суд направляет дело для дополнительного расследования в случае неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, которая не может быть восполнена в судебном заседании. В частности, если для этого требуется проведение следственно-розыскных действий, связанных с отысканием новых доказательств или установления других лиц, причастных к совершению преступления, либо производства следственных действий в другой местности или в значительном объеме, и лишь при отсутствии объективных данных, позволяющих суду дать оценку имеющимся в деле доказательствам.
В определении суда, о чем обоснованно указывается в протесте прокурора, таких обстоятельств не приводится, вывода о том, что в деле отсутствуют объективные данные, которые позволили бы суду дать оценку имеющимся в деле доказательствам, не содержится.
Из протокола судебного заседания следует, что адвокат Волынкин В.Ф., заявляя ходатайство о направлении дела на новое расследование, предлагал проверить версию П. о его конфликте с цыганами по поводу домовладения, и проверить, где находился сам Л. и его брат В., но не указывал в своем ходатайстве о том, что необходимо проверить версию о совершении убийства потерпевших родственником Л. (т. 2, л. д. 196).
Вместе с тем, из данного протокола следует, что эти вопросы проверялись в ходе судебного следствия. Непосредственно на суде были допрошены свидетели Л.Н. и Л., которые показали, что В. живет в другом селе Сосновка и в день убийства в селе Александровка его не было. При этом Л. пояснил, что у него с П. был конфликт 22 августа, во время которого подсудимый ударил ему ножом, но заявления о привлечении П. к ответственности он не писал (т. 2, л. д. 186, 187, 189 — 191).
Относительного этого конфликта в материалах дела имеется постановление следователя о прекращении уголовного дела по ст. 115 УК РФ в отношении П. в связи с отсутствием жалобы со стороны потерпевшего Л. (т. 1, л. д. 212).
Указанные обстоятельства не были приняты во внимание судом при направлении дела на новое расследование, и эти обстоятельства не нашли отражения в определении суда.
Не приняты во внимание данные обстоятельства судом и при даче им указания органам предварительного расследования о проведении экспертизы по определению группы крови П. и Л. При этом в определении суда нет вывода о том, что сам суд лишен возможности назначить и провести такую экспертизу непосредственно на суде.
Нет в определении суда и вывода о том, что суд лишен возможности проверить заявление П. о том, что протокол освидетельствования, согласно которому у него изымались следы крови с головы и состригались волосы, он не подписывал, и это следственное действие с ним не производилось.
Из протокола судебного заседания следует, что на суде был допрошен в качестве свидетеля бывший следователь Ртищевской прокуратуры Н.., который подтвердил, что он составлял находящиеся в т. 1 на л.д. 17 — 18 постановление о проведении освидетельствования и протокол освидетельствования от 26 августа 2000 года, в процессе которого в присутствии понятых у П. были произведены с головы состриги волос, на которых имелись пятна бурого цвета, похожие на кровь, смывы с левого уха, на котором были обнаружены такие же пятна (т. 2, л.д. 194, 195).
При необходимости суд мог также вызвать в качестве дополнительных свидетелей О. и К., участвовавших в качестве понятых при проведении указанного следственного действия. Вывода о том, что суд пришел к выводу о необходимости допроса этих свидетелей, но был лишен возможности это сделать, в определении также не содержится.
С учетом изложенного определение суда не может быть признано законным и обоснованным, оно подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд.
Меру пресечения П. следует оставить прежнюю — содержание под стражей.
Руководствуясь ст. ст. 331, 339, 351 УПК РСФСР, судебная коллегия

определила:

определение Саратовского областного суда от 18 января 2001 года в отношении П. отменить, дело направлению на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд.
Меру пресечения П. оставить прежнюю — содержание под стражей.