Приговор и судебный акт по делу о мошенничестве и должностном подлоге изменен, действия осужденного переквалифицированы с ч. 3 ст. 147 УК РСФСР на ч. 2 ст. 147 УК РСФСР и со ст. ст. 15, 93-1 УК РСФСР на ч. 2 ст. 147 УК РСФСР, исключено дополнительное наказание - ссылка, в связи с принятием закона от 1 июля 1994 года, который улучшил положение лица, совершившего мошенничество; в действиях виновного отсутствует как особо крупный, так и крупный размер хищения

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 17.01.2001 N 1113п2000

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:
Председательствующего — Радченко В.И.,
членов Президиума — Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.
рассмотрел дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.П. Верина на приговор Челябинского областного суда от 17 января 1983 года, по которому
М., <…>, со средним образованием, холост, в октябре 1978 года судим по ст. ст. 15, 144 ч. 2, 195 ч. 3 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, 24 декабря 1979 года освобожден условно с обязательным привлечением к труду, —
осужден по ст. 147 ч. 3 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы, по ст. 175 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы, по ст. ст. 15, 93-1 УК РСФСР и по совокупности преступлений к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества и ссылкой на 5 лет.
С частичным присоединением неотбытого наказания по прежнему приговору назначено 14 лет лишения свободы с отбыванием в исправительно-трудовой колонии строгого режима, с конфискацией имущества и ссылкой на 5 лет.
Постановлено взыскать с осужденного в пользу Ж. 1000 руб., в пользу Ф. — 2650 руб., в пользу П. — 1800 руб., в пользу Магнитогорского ремонтного завода производственного объединения "Челябинсксельхозремонт" — 3681 руб. 04 коп., в пользу старательской артели "Восток-1" — 14721 руб. 15 коп. и в доход государства — 1132 руб. 30 коп.
Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР от 6 мая 1983 года приговор оставлен без изменения.
В протесте поставлен вопрос о переквалификации действий М. с ч. 3 ст. 147 УК РСФСР на ч. 2 ст. 147 УК РСФСР (в редакции 1994 года), со ст. ст. 15, 93-1 УК РСФСР на ч. 2 ст. 147 УК РСФСР (в редакции 1982 года) с назначением по ним соответственно 5 и 4 лет лишения свободы и по совокупности преступлений 5 лет лишения свободы, а в силу ст. 41 УК РСФСР — 6 лет лишения свободы, а также об исключении дополнительного наказания — ссылки.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Морозова Е.И. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего протест удовлетворить,
Президиум Верховного Суда Российской Федерации

установил:

согласно приговору, М. осужден за покушение на хищение общественного имущества в особо крупном размере, мошенничество и должностной подлог.
Преступления, как признал суд первой инстанции, совершены при следующих обстоятельствах.
Освобожденный из мест лишения свободы условно с обязательным привлечением к труду, М. жил и работал в г. Петропавловске-Камчатском.
В апреле 1980 года М. от своей знакомой П. через Ж. в два приема получил 1800 руб. При этом М. заявил П., что может смягчить участь сына П., привлекаемого к уголовной ответственности. Указанную сумму он обратил в свою пользу.
В мае 1980 года, злоупотребляя доверием Ж., М. взял у нее взаймы 1000 руб. и не возвратил их.
В июне 1980 года М., злоупотребляя доверием Ф., взял у него 3000 руб., которые присвоил.
20 июля 1980 года М. выехал за пределы Камчатской области и 3 декабря того же года был принят на работу в качестве инженера материально-технического отдела старательской артели "Восток-1" объединения "Амурзолото".
Для облегчения выполнения обязанностей ему были выданы заверенные доверенности и фирменные бланки.
27 марта 1981 года М. на фирменном бланке подделал письмо, на основании которого ему был выписан счет от 11 марта 1981 года на перечисление с расчетного счета объединения "Амурзолото" на расчетный счет спецавтоцентра "ВАЗ" г. Кишинева 3000 руб. на приобретение запасных частей.
С целью хищения этой суммы М. списал на ремонт трех автомобилей, принадлежавших гражданам на праве личной собственности, 3011 руб. 03 коп., а затем, выдавая себя за работника автоцентра, получил с владельцев машин Д., Л. и Н. деньги, начисленные по заказам-нарядам за ремонт их автомашин.
Полученные с этих лиц 3011 руб. 04 коп. он израсходовал на свои нужды.
В октябре 1981 года, находясь в г. Магнитогорске, М. по поддельному письму получил по доверенности со склада магнитогорского авторемонтного завода N 2 в свой подотчет материальные ценности на 3218 руб. 31 коп., которые продал частным лицам, а вырученные деньги присвоил.
В ноябре 1981 года осужденный, подделав на фирменном бланке артели "Восток-1" письмо, получил по нему на Магнитогорском ремонтном заводе 600 простыней на 2422 руб. 14 коп., продал их частным лицам, а вырученные деньги присвоил.
В декабре 1981 года по поддельному письму через Агаповский хозрасчетный строительный участок Челябинского областного производственного управления мелиорации и водного хозяйства М. получил постельное белье и спецодежду на 6069 руб. 67 коп., продал их частным лицам, а вырученные деньги присвоил.
В феврале 1982 года М. получил на Магнитогорской швейной фабрике 4500 метров ткани на 12678 руб. 39 коп., 22 февраля 1982 года 4263, 4 метра он сдал на Магнитогорскую фабрику индпошива одежды для пошива простыней.
5 марта 1982 года он забрал 352,6 м ткани и 328 простыней, продал их частным лицам, а вырученные деньги присвоил.
11 марта 1982 года М. был задержан и оставшуюся на фабрике ткань на 9203 руб. 57 коп. присвоить не успел.
Всего им присвоены общественные средства в размере 19140 руб. 27 коп.
Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит протест подлежащим удовлетворению.
Виновность М. в инкриминируемых деяниях полностью установлена исследованными в судебном заседании доказательствами, подробный анализ которых дан в приговоре суда.
Вместе с тем, согласно ст. 6 УК РСФСР, закон, устраняющий преступность и наказуемость деяния или смягчающий наказание, имеет обратную силу.
В обоснование своего вывода о необходимости квалификации действий М. по ч. 3 ст. 147 УК РСФСР (в редакции 1982 года) суд сослался на причинение им значительного ущерба потерпевшим.
Однако Законом от 1 июля 1994 года данный квалифицирующий признак был исключен из ст. 147 УК РСФСР, т.е. закон улучшил положение лица, совершившего данное преступление.
При таких обстоятельствах содеянное осужденным надлежит переквалифицировать с ч. 3 ст. 147 УК РСФСР (в редакции 1982 года) на ч. 2 ст. 147 УК РСФСР (в редакции 1994 года), предусматривающую ответственность за мошенничество, совершенное повторно.
Квалифицируя действия М. по ст. ст. 15, 93-1 УК РСФСР, суд сослался в приговоре на то, что он покушался на хищение общественного имущества в особо крупном размере на сумму 28343 руб. 84 коп., из которых лично присвоил 19140 руб. 27 коп.
Из материалов дела усматривается, что покушение на хищение М. совершил путем мошенничества.
В то же время в действиях виновного отсутствует как особо крупный, так и крупный размер хищения, поскольку указанная сумма присвоенного имущества не превышает 500-кратно минимального размера оплаты труда, установленного законодателем на момент совершения преступления (70 руб. x 500 = 35.000 руб.).
Из Устава артели, в которой работал М., следует, что она является кооперативной организацией и ее имущество является личной собственностью членов артели.
При таких обстоятельствах действия осужденного надлежит переквалифицировать со ст. ст. 15, 93-1 УК РСФСР на ч. 2 ст. 147 УК РСФСР (в редакции 1982 года) как мошенничество, совершенное повторно.
Из приговора также следует исключить дополнительные виды наказаний — ссылку, исключенную из УК РСФСР Законом от 1 июля 1994 года, и конфискацию имущества, применяемую за тяжкие и особо тяжкие преступления, к которым не относятся деяния, совершенные осужденным, поскольку максимальное наказание за их совершение не превышает 5 лет лишения свободы.
Наказание осужденному надлежит назначить в соответствии с требованиями закона.
Руководствуясь п. 5 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

приговор Челябинского областного суда от 17 января 1983 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР от 6 мая 1983 года в отношении М. изменить, переквалифицировать его действия с ч. 3 ст. 147 УК РСФСР на ч. 2 ст. 147 УК РСФСР (в редакции 1994 года), назначив по ней 5 лет лишения свободы без конфискации имущества, и со ст. ст. 15, 93-1 УК РСФСР на ч. 2 ст. 147 УК РСФСР (в редакции 1982 года), по которой назначить 4 года лишения свободы без конфискации имущества.
По совокупности совершенных преступлений определить М. 5 лет лишения свободы без конфискации имущества.
В силу ст. 41 УК РСФСР присоединить частично неотбытое наказание по предыдущему приговору и назначить окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 6 лет без конфискации имущества.
Исключить дополнительное наказание — ссылку.
В остальном судебные решения оставить без изменения.
За отбытием наказания по данному делу М. из мест лишения свободы освободить.