Об отказе в удовлетворении жалобы о признании недействительным Постановления Правительства РФ от 17.05.1997 N 601 "О маркировании товаров и продукции на территории Российской Федерации знаками соответствия, защищенными от подделок"

Решение Верховного Суда РФ от 26.09.2000 N ГКПИ2000-704, 1043

Именем Российской Федерации

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

    судьи Верховного Суда Российской Федерации       Зайцева В.Ю.,
при секретаре                                    Дончило В.В.,
с участием прокурора                           Масаловой Л.Ф.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Благотворительного фонда поддержки правовых обычаев в экономике "Общественный договор", Редекопа В.П. и Денисовой В.В. о признании недействительным Постановления Правительства Российской Федерации от 17 мая 1997 г. N 601 "О маркировании товаров и продукции на территории Российской Федерации знаками соответствия, защищенными от подделок",

установил:

Благотворительный фонд поддержки правовых обычаев в экономике "Общественный договор", Редекоп В.П. и Денисова В.В. обратились в Верховный Суд Российской Федерации с заявлениями о признании недействительным Постановления Правительства Российской Федерации от 17 мая 1997 г. N 601 "О маркировании товаров и продукции на территории Российской Федерации знаками соответствия, защищенными от подделок".
В обоснование жалобы заявители ссылались на то, что оспариваемый ими правовой акт не соответствует действующему федеральному законодательству и принят по вопросу, не входящему в компетенцию Правительства Российской Федерации.
В судебном заседании заявители Редекоп В.П. и Денисова В.В., представители Благотворительного фонда поддержки правовых обычаев в экономике "Общественный договор" Орлова Л.А., Сорк Д.М., Козлов О.Д. поддержали заявленные требования и просили суд об их удовлетворении.
Представители Правительства Российской Федерации Стариков А.Ю., Корнюхина Г.В., Рахманов М.Л., Жуков А.И. и Ерофеев С.И. требования заявителей не признали и просили отказать в их удовлетворении за необоснованностью.
Заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, и их представителей, изучив материалы дела и выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей отказать в удовлетворении заявления, Верховный Суд Российской Федерации находит, что требования заявителей о признании недействительными оспариваемого Постановления Правительства Российской Федерации не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.
Согласно части 2 статьи 239.7 ГПК РСФСР, установив, что обжалуемые действия были совершены в соответствии с законом, в пределах полномочий государственного органа, общественной организации или должностного лица и права либо свободы гражданина не были нарушены, суд выносит решение об отказе в удовлетворении жалобы.
При рассмотрении дела судом не установлено, что оспариваемое Постановление Правительства Российской Федерации вынесено за пределами его полномочий по регулированию правоотношений в сфере сертификации, защиты прав потребителей и противоречит действующему федеральному законодательству.
Так, в соответствии со статьей 2 Закона РФ "О сертификации продукции и услуг" отношения в области сертификации регулируются данным Законом и издаваемыми в соответствии с ним актами законодательства Российской Федерации. К таким "актам законодательства" относятся и постановления Правительства Российской Федерации, поскольку в вышеназванном Законе нет правовой нормы, запрещающей Правительству Российской Федерации регулировать отношения в области сертификации.
Кроме того, в преамбуле оспариваемого Постановления отмечено, что оно издано, в том числе, в целях охраны интересов и прав потребителей на приобретение товаров надлежащего качества. Пунктом 4 статьи 7 Закона РФ "О защите прав потребителей" предусмотрено, что, если на товары (работы, услуги) законом или в установленном им порядке, в частности стандартами, установлены обязательные требования, обеспечивающие их безопасность для жизни, здоровья потребителя, окружающей среды и предотвращение причинения вреда имуществу потребителя, соответствие товаров (работ, услуг) указанным требованиям подлежит обязательному подтверждению в порядке, предусмотренном законом и иными правовыми актами. Перечни товаров (работ, услуг), подлежащих обязательному подтверждению их соответствия указанным требованиям, утверждаются Правительством Российской Федерации.
Оспариваемым Постановлением Правительства Российской Федерации утвержден Перечень первой группы товаров и продукции, подлежащих обязательному маркированию знаками соответствия, защищенными от подделок.
С учетом вышеизложенного суд полагает необоснованными доводы заявителей о том, что Правительство Российской Федерации не вправе было принимать оспариваемый правовой акт.
В соответствии с пунктом 1 Постановления Правительства Российской Федерации от 17 мая 1997 г. N 601 "О маркировании товаров и продукции на территории Российской Федерации знаками соответствия, защищенными от подделок" с 1 апреля 1999 г. на территории Российской Федерации при маркировании товаров и продукции, подлежащих обязательной сертификации, введены знаки соответствия с учетной информацией к ним, защищенные от подделок (далее — знаки соответствия).
Обосновывая доводы жалобы, заявители ссылаются на то, что введенное в оспариваемом Постановлении понятие знака соответствия не соответствует законодательству, поскольку Постановление содержит ряд дополнительных ограничений для его использования, в частности, устанавливает необходимость защиты знака соответствия и учетной информации к нему от подделок и закрепляет принцип реализации их за плату. Однако приведенные доводы суд не может признать состоятельными.
Согласно пункту 2 Закона РФ "О сертификации продукции и услуг" знак соответствия — зарегистрированный в установленном порядке знак, которым по правилам, установленным в данной системе сертификации, подтверждается соответствие маркированной им продукции установленным требованиям. В приведенном положении Закона действительно не указано, что знак соответствия должен быть защищен от подделок. Вместе с тем Закон РФ "О сертификации продукции и услуг" не содержит и запрета относительно защиты знака соответствия от подделок.
В связи с этим Правительство Российской Федерации в оспариваемом Постановлении вправе было закрепить положение о том, что при маркировании товаров и продукции, подлежащих обязательной сертификации, знак соответствия должен быть защищен от подделок.
Данный вывод подтверждается и тем, что термин "знак соответствия, защищенный от подделок" употребляется и в иных законодательных актах федерального уровня, например, в статье 171.1 Уголовного кодекса Российской Федерации.
Суд полагает, что не противоречит законодательству и положение оспариваемого Постановления о введении учетной информации к знаку соответствия, поскольку учетная информация позволяет не только осуществлять учет товаров и продукции, но и их контроль в целях безопасности потребителей (статья 1 Закона РФ "О сертификации продукции и услуг").
В силу пункта 2 статьи 16 Закона РФ "О сертификации продукции и услуг" оплата работ по обязательной сертификации конкретной продукции производится заявителем в порядке, установленном специально уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в области сертификации и федеральными органами исполнительной власти, на которые законодательными актами Российской Федерации возложены организация и проведение обязательной сертификации, по согласованию с федеральным органом исполнительной власти в области финансов. Сумма средств, израсходованных заявителем на проведение обязательной сертификации своей продукции, относится на ее себестоимость.
С учетом вышеприведенных положений федерального закона суд полагает, что реализация знаков соответствия с учетной информацией к ним за плату является правомерной и является одним из условий, определяющих предпринимательскую деятельность хозяйствующих субъектов, занимающихся реализацией товаров и продукции, подлежащих обязательному маркированию знаками соответствия. Такой вывод подтверждается и положениями пункта 4 статьи 7, пунктов 1, 4 статьи 10 Закона РФ "О защите прав потребителей".

Следовательно, нельзя признать обоснованным и довод заявителей о том, что плата за знак соответствия является налоговым сбором.
Не усматривает суд и несоответствия оспариваемого заявителями Постановления статье 7 Закона РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках", поскольку правила маркирования товаров и продукции, подлежащих обязательной сертификации, знаками соответствия с учетной информацией к ним, защищенными от подделок, обязательны для применения всеми хозяйствующими субъектами и не создают дискриминирующих либо благоприятствующих условий деятельности отдельным субъектам.
Другие доводы заявителей о незаконности оспариваемого Постановления Правительства Российской Федерации также не нашли своего подтверждения в судебном заседании.
Руководствуясь ст. 191 — 197, 231, 232, 239.7 ГПК РСФСР, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

Благотворительному фонду поддержки правовых обычаев в экономике "Общественный договор", Редекопу В.П. и Денисовой В.В. в удовлетворении требований о признании недействительным Постановления Правительства Российской Федерации от 17 мая 1997 г. N 601 "О маркировании товаров и продукции на территории Российской Федерации знаками соответствия, защищенными от подделок" — отказать.
Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение десяти дней.

Судья Верховного Суда Российской Федерации В.Ю.ЗАЙЦЕВ