Убийство совершено осужденными из корыстных побуждений в связи с осуществлением потерпевшим служебной деятельности, поэтому по смыслу закона по ч. 2 ст. 105 УК РФ действия осужденных не могут одновременно квалифицироваться и по п. "к" данной статьи

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 02.02.2000 N 1271п99

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председателя — Меркушова А.Е.
членов Президиума — Вячеславова В.К., Каримова М.А., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.
рассмотрел дело по протесту председателя Верховного суда Российской Федерации Лебедева В.М. на приговор Верховного суда Республики Татарстан от 17 сентября 1997 года, по которому
М., <…>, судимый 5 декабря 1994 года по ст. ст. 15 и 144 ч. 1 УК РСФСР к 2 годам исправительных работ, наказание отбыл,
осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "д", "ж", "з", "к" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества.
На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно к отбыванию М. назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества, с исчислением срока отбывания наказания с 16 мая 1997 года;
Ф., <…>, судимый 12 октября 1990 года по ст. 206 ч. 3 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, освобожденный 12 октября 1994 года по отбытии срока наказания,-
осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "д", "ж", "з", "к" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества.
На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно Ф. назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества с исчислением срока отбывания наказания с 20 мая 1997 года.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации определением от 27 января 1998 года оставила приговор без изменения.
В протесте поставлен вопрос об исключении осуждения М. и Ф. по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ.
Заслушав доклад судьи Верховного суда Российской Федерации Попова Г.Н. и заключение Заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего протест подлежащим удовлетворению, Президиум Верховного суда Российской Федерации

установил:

М. и Ф. признаны виновными в убийстве, то есть в умышленном причинении смерти П. в связи с осуществлением им служебной деятельности, с особой жестокостью совершенном группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений и с целью скрыть другое преступление, а также в разбойном нападении группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение (офис), с применением оружия и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.
Преступления, как указано в приговоре, совершены при следующих обстоятельствах.
М. и Ф. работали рекламными агентами фирмы "ОСЭ" в г. Набережные Челны. После увольнения с работы, испытывая нужду в деньгах, в апреле 1997 года М. предложил Ф. совершить нападение на офис этой фирмы с целью завладения деньгами, которые там находились.
15 мая 1997 года М. и Ф., находясь в квартире А., разработали план убийства охранника фирмы, для чего приготовили молоток, удавку и нож. Около 22 часов М. и Ф. пришли в офис фирмы "ОСЭ". Охранник П., их знакомый по работе, впустил их внутрь, где они находились до 2-х часов 16 мая 1997 года. При этом молоток находился у Ф., а нож и удавка — у М.
Осуществляя план разбойного нападения, М. накинул удавку на П., но струна порвалась и М. стал наносить П. удары кулаками. Последний пытался убежать, но осужденные его удержали и М. с целью убийства, чтобы скрыть разбойное нападение, стал наносить П. удары кулаками и ножом в спину и другие части тела.
Ф. с той же целью, ударил потерпевшего молотком по голове не менее шести раз. Когда имевшийся у М. нож погнулся, Ф. принес ему из комнаты второй нож, которым М. нанес П. еще не менее 4-х ударов. Услышав в офисе крики, вахтер Б. позвонила в дверь.
Испугавшись М. и Ф. убежали с места происшествия, не успев завладеть деньгами фирмы "ОСЭ".
В результате совместных действий М. и Ф. П. получил множественные телесные повреждения головы, груди, спины, живота, шеи, от которых скончался на месте преступления.
Президиум Верховного суда Российской Федерации находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению.
Вина М. и Ф. в убийстве П. в связи с осуществлением им служебной деятельности (охрана офиса), с особой жестокостью, группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений, а также в разбойном нападении с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего установлена имеющимися в материалах дела доказательствами. Их действия по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "д", "ж", "з", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ квалифицированы правильно.
Вместе с тем, как правильно отмечается в протесте, осуждение М. и Ф. по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ противоречит закону.
Судом установлено, что убийство П. совершено осужденными из корыстных побуждений и в связи с осуществлением им (потерпевшим) служебной деятельности, поэтому по смыслу закона (ст. 105 ч. 2 УК РФ) их действия не могут одновременно квалифицироваться и по п. "к" данной статьи.
С учетом этого осуждение Ф. и М. по п. "к" ч. 2 УК РФ подлежит исключению из его приговора. Мера наказания осужденным назначена в соответствии с законом и смягчению не подлежит.
На основании изложенного и руководствуясь ст. 378 п. 5 УПК РСФСР, Президиум Верховного суда Российской Федерации

постановил:

приговор Верховного суда Республики Татарстан от 17 сентября 1997 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1998 года в отношении М. и Ф. изменить, исключить их осуждение по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ.
В остальном судебные решения оставить без изменения.