МКАС удовлетворил требования о взыскании суммы основного долга по контракту и штрафа за просрочку платежа, так как истец надлежащим образом исполнил возложенные на него обязанности по передаче товара и относящихся к нему документов, а ответчик, не оплатив товар, нарушил свою обязанность оплаты товара в соответствии с требованиями контракта

Решение МКАС при ТПП РФ от 04.08.1999 по делу N 301/1998

(По материалам решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово — промышленной палате Российской Федерации)

1. Поскольку контракт международной купли — продажи товаров между российской организацией и бельгийской фирмой был заключен 10.09.97, к отношениям сторон не могла быть применена Венская конвенция 1980 г. на основании п. 1 "а" ст. 1 (для Бельгии Конвенция вступила в силу с 01.11.97). Между тем, признав применимым к ним российское право (как право страны продавца), МКАС применил эту Конвенцию в силу ее п. 1 "b" ст. 1 с учетом предписаний Конституции РФ (ч. 4 ст. 15) и ГК РФ (ст. 7).
2. Требование о взыскании неустойки должно быть конкретизировано по сумме и оплачено арбитражным сбором. Оно не может предъявляться на будущее (по день исполнения денежного обязательства). К нему не применимы правила, касающиеся взыскания процентов годовых за пользование чужими средствами, предусмотренные ст. 395 ГК РФ.

(Дело N 301/1998. Решение от 04.08.99)

Иск был предъявлен российской организацией (продавец) к бельгийской фирме (покупатель) в связи с неполной оплатой товара, поставленного по контракту международной купли — продажи, заключенному сторонами 10.09.97. Исковые требования включали: погашение суммы основного долга; уплату предусмотренного контрактом штрафа за просрочку платежа, начисленного в твердой сумме на день предъявления иска, и его взыскание по день исполнения решения (в контракте его размер был определен следующим образом: 10% годовых от стоимости неоплаченной продукции).
Ответчик в заседание не явился и объяснений по иску не представил. Из представленной истцом переписки с ним следовало, что ответчиком долг признавался и предлагался график погашения задолженности, который истцом не был подтвержден.
Вынесенное МКАС решение содержало следующие основные положения.
1. Компетенция МКАС по рассмотрению настоящего дела основывается на содержащейся в п. 7 заключенного между сторонами контракта от 10.09.97 арбитражной оговорке следующего содержания: "Все споры и разногласия, вытекающие из настоящего контракта или связанные с ним, разрешаются путем переговоров, а в случае недостижения согласия — в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово — промышленной палате Российской Федерации".
Арбитры констатировали также, что спор между сторонами касается договорных отношений, возникших при осуществлении внешнеторговых связей; предприятие ответчика находится за границей, поэтому данный спор подпадает под категории дел, которые в соответствии с Законом РФ от 07.07.93 "О международном коммерческом арбитраже" и Регламентом МКАС могут быть рассмотрены МКАС.
Предъявление истцом иска в МКАС при ТПП РФ и отсутствие со стороны ответчика возражений против компетенции МКАС свидетельствуют, что стороны действительно имели намерение разрешать возможные споры именно в данном арбитражном органе при ТПП РФ в г. Москве.
Исходя из изложенного, на основании ст. 16 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" МКАС признал себя компетентным рассматривать данный спор.
Состав арбитража был сформирован в соответствии с Регламентом МКАС, каких-либо замечаний ни со стороны истца, ни со стороны ответчика по составу арбитража сделано не было.
2. Рассмотрев вопрос об отсутствии на заседании представителя ответчика, состав МКАС установил следующее. В деле имеется почтовое уведомление о вручении ответчику исковых материалов (дата вручения — 03.11.98, подпись получателя имеется). В приложенном к исковым материалам письме МКАС от 29.10.98 ответчику было предложено в 30-дневный срок избрать арбитра и представить свои письменные объяснения по делу. К исковым материалам была также приложена копия Регламента МКАС и список арбитров. Таким образом, ответчик знал или должен был знать о предъявлении к нему иска в МКАС, а также о своем праве на избрание арбитра и о возможности защиты своих интересов.
Слушание дела было назначено на 26.05.99, повестка была вручена ответчику 31.03.99, что подтверждается его распиской на почтовом уведомлении о вручении. Ответчик располагал достаточным временем для защиты своих интересов.
Исходя из изложенного, состав арбитража не нашел препятствий для разбирательства дела в отсутствие ответчика и в соответствии с п. 2 параграфа 28 Регламента приступил к рассмотрению дела по существу.
3. Что касается права, применимого к отношениям сторон по вопросам, не урегулированным или не полностью урегулированным заключенным сторонами контрактом, арбитраж установил, что контракт, из которого возник спор, был заключен 10.09.97, указание на применимое право в нем отсутствует. В последующем соглашение относительно применимого права между сторонами не заключалось.
При определении критерия для избрания надлежащего права состав арбитража обратился к п. 2 ст. 28 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже", согласно которому, если не имеется указаний сторон о подлежащем применению праве, арбитраж применяет закон, установленный в соответствии с коллизионной нормой, которую арбитры сочтут применимой. Поскольку контракт был заключен 10.09.97, состав арбитража счел, что в данном случае должна быть применена коллизионная норма ст. 166 ОГЗ 1991 г., действовавших в тот период и действующих в настоящее время, согласно которой при отсутствии соглашения сторон внешнеэкономической сделки о подлежащем применению праве применяется право страны, где учреждена сторона, являющаяся продавцом в договоре купли — продажи. Поскольку продавцом является юридическое лицо, зарегистрированное и имеющее основное место деятельности на территории РФ, применимым к правоотношениям сторон является российское право.
Поскольку согласно ст. 7 ГК РФ составной частью российского материального права являются также международные конвенции, в которых участвует Российская Федерация и которые подлежат применению преимущественно перед правилами внутреннего гражданского права, то к правоотношениям сторон, возникшим в связи с реализацией данного контракта, подлежат применению предписания Венской конвенции 1980 г., а по вопросам, в ней не урегулированным или урегулированным не полностью, — предписания ГК РФ.
4. Приступив к рассмотрению требований истца, состав арбитража установил, что истцом представлены отгрузочные документы, подтверждающие поставку товара в полном объеме, тогда как ответчиком оплата товара не осуществлена.
Состав арбитража пришел к выводу, что истец надлежащим образом исполнил возлагаемые на него ст. 30 Венской конвенции обязанности по передаче товара и относящихся к нему документов в соответствии с требованиями контракта и данной Конвенции. Напротив, ответчик, не оплатив товар, нарушил возлагаемую на него ст. 53 Венской конвенции обязанность оплаты в соответствии с требованиями контракта и данной Конвенции. Каких-либо возражений со стороны ответчика не поступало. Более того, факт наличия задолженности признается им в полном объеме в факсе от 25.05.99, представленном истцом в заседании 26.05.99.
Исходя из изложенного, состав арбитража считает основное требование истца доказанным и подлежащим удовлетворению в заявленной истцом сумме.
5. Требование истца об уплате штрафа основано на п. 5 контракта, согласно которому в случае задержки платежа покупатель выплачивает продавцу штраф в размере 10% годовых от стоимости неоплаченной продукции. Поэтому требование истца об уплате штрафа, исчисленного на момент предъявления иска, является обоснованным и подлежит удовлетворению в полном объеме.
Требование истца о взыскании штрафа по день исполнения денежного обязательства удовлетворению не подлежит, поскольку требование о взыскании неустойки должно быть конкретизировано по сумме и в отношении него должен был быть уплачен арбитражный сбор (параграфы 15 и 16 Регламента), что истцом сделано не было.
6. Поскольку в связи с невыполнением ответчиком своих обязательств по контракту истец был вынужден обратиться в МКАС за защитой нарушенного права и его требования были удовлетворены в полном объеме, на основании п. 1 параграфа 6 Положения об арбитражных сборах и расходах арбитражный сбор возлагается на ответчика в полном объеме.