МКАС не признал состоявшимся соглашение сторон об изменении порядка платежей, предусмотренного контрактом, и отклонил ссылку ответчика на содержавшееся в исковом заявлении, подписанном адвокатом истца, положение "о согласованном графике платежей", так как в силу выданной ему доверенности, имеющейся в деле, адвокат истца не имел полномочий на изменение условий контракта

Решение МКАС при ТПП РФ от 28.05.1999 по делу N 243/1998

(По материалам решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово — промышленной палате Российской Федерации)

1. Поскольку компетенция МКАС рассматривать данный спор прямо вытекает из арбитражной оговорки контракта, соответствующей требованиям Закона РФ от 07.07.93 "О международном коммерческом арбитраже" и Регламента МКАС, отклонены возражения ответчика против рассмотрения спора МКАС.
2. При отсутствии соглашения о применимом праве им признано бельгийское гражданское право как право страны продавца в соответствии с коллизионной нормой российского законодательства (ст. 166 ОГЗ 1991 г.). Отмечено, что не применима к отношениям сторон Венская конвенция 1980 г., поскольку для Бельгии она вступила в силу с 01.11.97, т.е. после заключения контракта, из которого возник данный спор.
3. На основании ст. 165 ОГЗ 1991 г. и ст. 161 и 434 ГК РФ не признано состоявшимся соглашение сторон об изменении порядка платежей, предусмотренного контрактом. Отклонена ссылка ответчика в качестве доказательства изменения условий контракта на содержавшееся в исковом заявлении, подписанном адвокатом истца, положение "о согласованном графике платежей", с учетом того, что в силу выданной ему доверенности, имеющейся в деле, адвокат истца не имел полномочий на изменение условий контракта.
4. Отклонено ходатайство ответчика, ссылавшегося на Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА и практику МКАС, о снижении размера штрафа. Отмечено, что Принципы УНИДРУА в данном случае не применимы. По мнению состава Арбитражного суда, в контракте выражена оценка подлежащих возмещению убытков на случай нарушения обязательств, согласованная сторонами при его подписании.

(Дело N 243/1998. Решение от 28.05.99)

Иск был предъявлен бельгийской фирмой (продавец) к российской организации (покупатель) в связи с неполной оплатой товара, поставленного по контракту международной купли — продажи, заключенному 26.07.97. Требования истца включали: погашение задолженности; уплату предусмотренного контрактом штрафа за просрочку платежей; возмещение расходов по арбитражному сбору и издержек на ведение дела.
После предъявления иска ответчиком была погашена задолженность в отношении основной суммы долга. Ответчик возражал против удовлетворения требований истца об уплате штрафа, ссылаясь на заключенное сторонами соглашение об изменении графика платежей, предусмотренного контрактом. Ходатайствовал он и о снижении размера штрафа на основании Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА и с учетом практики МКАС.
Вынесенное МКАС решение содержало следующие основные положения.
1. Истец предъявил иск в МКАС при ТПП РФ, руководствуясь п. 9 контракта, в котором указано, что все споры, возникшие в ходе его исполнения или в связи с ним, подлежат разрешению МКАС при ТПП РФ составом суда из трех арбитров и в соответствии с Регламентом указанного суда и стороны обязуются по доброй воле выполнить решения этого суда. По мнению ответчика, изложенному в письме от 17.11.98, арбитражная оговорка, содержащаяся в контракте, не может считаться арбитражным соглашением, регламентирующим порядок передачи в арбитраж споров, и в связи с этим производство по делу должно быть прекращено.
Суд не признал возражения ответчика обоснованными, установив следующее. Сторонами контракта было заключено арбитражное соглашение, отвечающее требованиям, предъявляемым к нему ст. 7 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" и параграфом 1 Регламента МКАС. Соглашение, заключенное в письменной форме и подписанное представителями истца и ответчика, содержит сведения о спорах, которые могут быть переданы в арбитраж, название арбитражного органа, который будет рассматривать спор, обязательство сторон подчиниться Регламенту суда и добровольно исполнить его решение. Кроме того, контракт заключен российским предприятием с предприятием, находящимся за границей, и является договором международной купли — продажи товаров. На основании изложенного МКАС признал себя компетентным рассматривать данный спор.
2. Рассмотрев вопрос о применимом праве, суд установил, что в тексте контракта отсутствует указание сторон о праве, избранном ими применительно к существу спора. В соответствии со ст. 28 Закона "О международном коммерческом арбитраже" и параграфом 13 Регламента суд установил, что при принятии решения он будет руководствоваться условиями контракта и материальным правом Бельгии на основании коллизионной нормы ст. 166 ОГЗ 1991 г., применяемых на территории Российской Федерации в силу Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 03.03.93 N 4604-1 с изменениями, внесенными федеральными законами от 30.11.94 N 52-ФЗ и от 26.01.96 N 15-ФЗ.
Суд пришел к выводу, что к отношениям сторон, не урегулированным условиями контракта, не могут быть применены положения Венской конвенции 1980 г., поскольку на момент заключения контракта (26.07.97) Бельгия не являлась ее участницей (она вступила в силу для Бельгии 01.11.97).
3. Материалами дела доказано, что товар поступил на таможенную территорию Российской Федерации 11.12.97 (письмо экспедиторской фирмы от 24.06.98) и подлежал оплате ответчиком в соответствии с условиями контракта от 18.12.97 (в течение пяти банковских дней со дня поступления на таможенную территорию РФ). По состоянию на дату предъявления истцом иска часть товара оплачена не была. В дальнейшем ответчик погасил сумму основной задолженности; поэтому истец снял свое требование о ее взыскании. В связи с этим в этой части дело подлежит прекращению производством.
4. В отношении требования истца о взыскании с ответчика штрафа за просрочку платежа МКАС установил, что это требование основано на п. 8 контракта, предусматривающем уплату штрафа в размере 0,08% от неоплаченной суммы за каждый день просрочки платежа. Ответчик, возражая против взыскания с него указанного штрафа, сослался на письмо от 04.06.98 за подписью генерального директора его организации, которое, по его мнению, устанавливало новый порядок оплаты стоимости товара. Ответчик полагал, что обозначенный график платежей был согласован с истцом, в подтверждение чего сослался на телефонные переговоры, которые предшествовали письму, строчку на последней странице искового заявления, в которой письмо от 04.06.98 было названо согласованным графиком платежей, и ст. 29 Конвенции.
Проанализировав возражения ответчика, суд пришел к выводу, что указанное выше письмо не освободило ответчика от обязательства уплатить истцу штрафные санкции по следующим основаниям. Согласно ст. 165 ОГЗ 1991 г. форма внешнеторговой сделки, каковой является контракт сторон, совершаемой российской организацией, определяется российским законодательством независимо от места совершения сделки. Данная норма права, действуя по настоящее время, отсылает к ст. 161 ГК РФ, предусматривающей простую письменную форму сделок, заключенных юридическими лицами между собой. Согласно ст. 434 ГК РФ письменная форма договора считается соблюденной, если договор совершен как путем составления единого документа, так и путем обмена документами. По информации сторон единый документ об изменении порядка платежа не составлялся. Также нельзя рассматривать фразу "согласованный график платежей" в качестве согласия истца на изменение условий платежа, поскольку фраза написана адвокатом, действующим по доверенности от 27.01.97, имеющейся в материалах дела, в исковом заявлении, адресованном МКАС при ТПП РФ. Из текста доверенности следует, что права изменять правоотношения сторон по контракту ему истцом предоставлено не было.
Суд также отмечает, что письмо от 04.06.98 было написано ответчиком, когда просрочка в оплате товара составила шесть месяцев, и что, как следует из заявления ответчика и материалов дела, график платежей, изложенный в письме, при осуществлении платежей им не соблюдался.
Таким образом, в материалах дела суд не нашел подтверждений того, что истец дал свое согласие на изменение порядка платежей, установленного контрактом.
Выполняя постановление МКАС от 27.04.99, стороны произвели сверку расчетов штрафных санкций по состоянию на 28.12.98 и согласовали их размер. Однако ответчик обратился к суду с просьбой снизить размер штрафа, ссылаясь на ст. 7.4.13 Принципов международных коммерческих договоров 1994 г. (далее — Принципы) и практику МКАС. Суд установил, что Принципы, применяемые лишь по соглашению сторон, не регулируют их отношения. В связи с тем что ответчик не указал на положения бельгийского закона, которые бы допускали возможность снижения штрафа, предусмотренного контрактом, а суд пришел к заключению, что п. 8 контракта выражает оценку убытков, которые стороны согласовали при его подписании, признано обоснованным взыскать с ответчика штраф за просрочку платежа в размере, установленном сторонами при сверке расчетов.
5. Что касается требования истца о взыскании с ответчика расходов по оплате услуг адвокатов, то представитель истца в заседании 28.05.99 его снял.
6. При определении размера арбитражного сбора, подлежащего возмещению ответчиком истцу, учтен ряд обстоятельств. Во-первых, сумма основной задолженности погашена ответчиком после предъявления к нему иска. Во-вторых, размер подлежащего уплате штрафа, установленный сторонами при сверке расчетов штрафных санкций, существенно ниже указанного в исковом заявлении.