Дело по иску о признании не приобретшими право на жилую площадь, признании ордера недействительным, выселении и встречным искам о признании права на жилое помещение направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку судом допущены существенные нарушения норм процессуального права

Определение Верховного Суда РФ от 19.03.1999 N 5-В99пр-57

Дело N 5-В99пр-57

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

    председательствующего                            Кнышева В.П.,
судей                                             Жилина Г.А.,
Нечаева В.И.

рассмотрела в судебном заседании от 19 марта 1999 г. дело по протесту заместителя Генерального прокурора РФ на решение Тверского межмуниципального суда г. Москвы от 23 декабря 1997 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 марта 1998 г., постановление президиума Московского городского суда от 6 августа 1998 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Жилина Г.А., выступление помощника Генерального прокурора РФ Корягиной Л.Л., поддержавшей протест, Судебная коллегия

установила:

В. являлась нанимателем комнаты размером 24,8 кв. м, куда с соблюдением правил о прописке вселен ее племянник В.В., назначенный ее попечителем, а также жена племянника В.Ю. и их сын В.А.

В мае 1993 г. лицевой счет на комнату был по просьбе прежнего нанимателя переведен на имя В.В., а в январе 1994 г. к занимаемой ими жилой площади в порядке ст. 46 Жилищного кодекса РФ присоединены освободившиеся в этой же квартире две комнаты размером 36,3 кв. м.
31 января 1994 г. на имя В.В. был выдан ордер на право занятия двух комнат в спорной квартире.
26 июля 1994 г. В. умерла, а в августе 1994 г. в спорную квартиру с соблюдением правил прописки была вселена мать В.В. — В.Л.
Тверской межрайонный прокурор г. Москвы обратился в суд в интересах префектуры ЦАО г. Москвы с иском о признании В.В., В.Ю., В.А., В.Л. не приобретшими право на жилую площадь, признании ордера, выданного В.В. 31.01.94, недействительным, выселении их на ранее занимаемые жилые площади. Исковые требования мотивированы тем, что В.В. вселился на жилую площадь своей тети В. в качестве ее попечителя и права на жилое помещение не приобрел.
В.В., В.Ю. обратились в суд со встречными исками о признании за ними права на жилое помещение по тем основаниям, что В.В. с 1956 г. проживал у своей тети В. на спорной площади, воспитывался ею, жил одной семьей и вел общее хозяйство, после получения ею первой группы инвалидности ухаживал за тетей и до дня ее смерти являлся членом ее семьи.
Решением Тверского межмуниципального суда г. Москвы от 23 декабря 1997 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии Мосгорсуда от 26 марта 1998 г., требования прокурора удовлетворены: В.В., В.Ю. с сыном В.А. признаны не приобретшими право на жилое помещение, ордер, выданный семье В-вых на право занятия двух комнат площадью 36,3 кв. м в этой же квартире, признан недействительным; В.Л. признана не приобретшей право на жилое помещение в виде двух комнат площадью 36,3 кв. м и выселена в комнату 24,8 кв. м в этой же квартире; В-вы выселены в ранее занимаемые ими жилые помещения: В.В. — в однокомнатную квартиру, а В.Ю. с сыном — в двухкомнатную квартиру, где в настоящее время проживают К.Е. и ее внучка А.; во встречном иске В-вым отказано.
Постановлением президиума Московского городского суда от 6 августа 1998 г. оставлен без удовлетворения протест прокурора г. Москвы об отмене решения и кассационного определения.
В протесте ставится вопрос об отмене судебных постановлений.
Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия находит его подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.
В соответствии со ст. 54 Жилищного кодекса РФ наниматель вправе в установленном порядке вселить в занимаемое им жилое помещение своего супруга, детей, родителей, других родственников, нетрудоспособных иждивенцев и иных лиц, получив на это письменное согласие всех совершеннолетних членов семьи. Граждане, вселенные нанимателем в соответствии с правилами настоящей статьи, приобретают равное с нанимателем и остальными членами его семьи право пользования жилым помещением, если они являются или признаются членами его семьи.
Граждане, вселившиеся в жилое помещение нанимателя в качестве попечителей, самостоятельного права на это помещение не приобретают, за исключением случаев признания их членами семьи нанимателя.
Удовлетворяя требования прокурора и отказывая во встречном иске, судебные инстанции исходили из того, что В.В. вселился в спорное жилое помещение как попечитель и самостоятельного права на жилую площадь не приобрел. Однако с таким выводом согласиться нельзя, поскольку вопреки ст. ст. 14, 50, 56, 192, 197 ГПК РСФСР он сделан без соблюдения требований о беспристрастном, всестороннем и полном рассмотрении дела в их совокупности.
Так, суд не дал надлежащей оценки объяснениям В.В. и другим имеющимся в деле доказательствам, что он с 1956 г. проживал на жилой площади В. как член ее семьи, здесь окончил учебное заведение, пользовался поликлиникой (л.д. 178 — 199, 202 — 213).
Не дал суд надлежащей оценки и данным о том, что В. неоднократно обращалась с заявлениями о прописке племянника в занимаемое ею жилое помещение в качестве члена семьи и эта просьба была удовлетворена. Более того, именно по ее просьбе лицевой счет на комнату был переведен на имя В.В.
Односторонняя оценка дана судом и показаниям свидетелей Т., К.Н., Б., поскольку вывод, что указанные свидетели не подтвердили проживание В.В. на спорной жилой площади в качестве члена семьи В., не соответствует содержанию их показаний (л.д. 228 — 229).
Не дано судом надлежащей оценки и обстоятельствам вселения В.Ю. с сыном, а также и В.Л. с учетом требований ст. ст. 53, 54 Жилищного кодекса РФ.
По решению суда В.Ю. с сыном выселены в квартиру, в которой проживают К.Е. и А. Однако обе они к участию в деле не привлекались, в судебное заседание не вызывались.
Этим самым суд разрешил вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, что является существенным нарушением норм процессуального права.
При таких обстоятельствах судебные постановления как незаконные подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции для устранения отмеченных недостатков и разрешения спора в соответствии с требованиями закона.
Руководствуясь ст. ст. 311, 328, 329 п. 2, 330, 332 ГПК РСФСР, Судебная коллегия

определила:

решение Тверского межмуниципального суда г. Москвы от 23 декабря 1997 г. и последующие судебные постановления отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.