Приговор изменен: смертная казнь, назначенная по п. п. "а", "е", "з", "н" ст. 102 УК РСФСР заменена лишением свободы сроком на 15 лет, так как при решении вопроса о применении исключительной меры наказания суд не учел, что такая мера может применяться лишь тогда, когда необходимость ее назначения обусловлена особыми обстоятельствами, отягчающими ответственность, и исключительной опасностью для общества лица, совершившего преступление, такие обстоятельства должны быть указаны в приговоре

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 17.03.1999 N 53п99пр

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председателя — Лебедева В.М.
членов Президиума — Радченко В.И., Петухова Н.А., Сергеевой Н.Ю., Верина В.П., Жуйкова В.М., Смакова Р.М., Кузнецова В.В., Каримова М.А., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Меркушова А.Е., Вячеславова В.К.
рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Колмогорова В.В. на приговор Алтайского краевого суда от 22 января 1997 г., по которому
М.С., <…>, ранее не судимый,
осужден по ст. 102 п. п. "а", "е", "з", "н" УК РСФСР к исключительной мере наказания — смертной казни;
С.Д. <…>, ранее не судимый,
осужден по ст. 102 п. п. "а", "е", "з", "н" УК РСФСР к исключительной мере наказания — смертной казни; по ст. 222 ч. 1 УК РФ к лишению свободы на 2 года. По совокупности преступлений в соответствии со ст. 40 УК РСФСР окончательно назначено наказание в виде исключительной меры — смертной казни.
По этому же делу оправдан М.Д. и осуждены Т.А. и Л.В., в отношении которых протест не внесен.
Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 17 июня 1997 г. приговор оставлен без изменения.
В протесте поставлен вопрос о замене осужденным смертной казни 15 годами лишения свободы с отбыванием первых 10 лет в тюрьме, а остального срока — в исправительной колонии общего режима.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Лизунова В.М. и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Колмогорова В.В., поддержавшего протест, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

установил:

С.Д. и М.С. признаны виновными в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.
В октябре 1993 года, испытывая необходимость в денежных средствах, М.С. и С.Д. для предприятия "Кратер" в г. Бийске под видом предоплаты за товар получили от находящегося в с. Каракокша Чойского района Республики Алтай, руководимого Н.О., акционерного общества "Алтын" в виде кредита деньги в сумме 100 млн. рублей. Частично погасив кредит в октябре и декабре 1993 г. в сумме 35986333 руб., в дальнейшем ТОО "Кратер" прекратило перечисление денежных средств на счет предприятия "Алтын", поэтому в 1995 году Н.О. стал требовать от М.С. и С.Д. полного возврата долга в размере 774700000 руб. Желая избавиться от материальных претензий Н.О., С.Д. и М.С. 19 июля 1995 года, заманив Н.О. на трассу Новосибирск — Ташант, в районе с. Троицкое, действуя умышленно, по предварительной договоренности выстрелами из огнестрельного оружия совершили убийство трех лиц — Н.О., из корыстных побуждений, а находившихся с ним в салоне автомобиля Н.Е. и Д.М. — с целью облегчить совершение преступления, устранить очевидцев и скрыть следы преступления. После убийства они скрылись с места преступления.
Кроме того, С.Д. в 1994 году, не имея на то соответствующего разрешения, приобрел, а затем в 1994 — 1995 гг. незаконно в квартире своих родственников Р-вых, <…>, хранил 882 патрона калибра 9 мм и 1 патрон калибра 7,62 мм, являющихся боеприпасами к нарезному огнестрельному оружию.
Судебные решения подлежат изменению по следующим основаниям.
Назначая осужденным исключительную меру наказания — смертную казнь — суд учел характер и степень общественной опасности содеянного ими, совершение умышленного убийства трех лиц, а также положительные данные о личности М.С. и С.Д. и пришел к выводу об их исключительной опасности для общества.
Однако при решении вопроса о применении исключительной меры наказания — смертной казни — суд должен учитывать, что такая мера наказания в предусмотренных законом случаях может применяться лишь тогда, когда необходимость ее назначения обусловлена особыми обстоятельствами, отягчающими ответственность, и исключительной опасностью для общества лица, совершившего преступление. Обстоятельства, послужившие основанием к назначению смертной казни, должны быть указаны в приговоре. Таких обстоятельств суд в приговоре не привел и в деле их не имеется.
Вместе с тем, из материалов дела видно, что М.С. и С.Д. преступление совершили впервые, в молодом возрасте, занимались общественно полезным трудом, по месту работы и жительства характеризовались положительно.
Учитывая приведенные смягчающие наказание обстоятельства, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит возможным заменить М.С. и С.Д. смертную казнь 15-ю годами лишения свободы, поэтому, руководствуясь п. 5 ст. 378 УПК РСФСР,

постановил:

приговор Алтайского краевого суда от 22 января 1997 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 17 июня 1997 года в отношении М.С. и С.Д. изменить.
Заменить М.С. и С.Д. по ст. 102 п. п. "а", "е", "з", "н" УК РСФСР смертную казнь 15-ю годами лишения свободы каждому.
На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 102 п. п. "а", "е", "з", "н" УК РСФСР и 222 ч. 1 УК РФ, определить С.Д. 15 лет лишения свободы с отбыванием ему и М.С. первых 10 лет в тюрьме, а остального срока — в исправительной колонии общего режима.
Срок наказания исчислять: С.Д., М.С. — с 28 июля 1995 г.