Дело о признании недействительными ст. ст. 22 - 27 Закона Республики Коми "Об энергосбережении" от 11.07.1997 N 35-РЗ направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, так как судом неправильно истолкован и применен материальный закон и допущено нарушение норм процессуального права, выразившееся в неполном определении круга юридически значимых для правильного разрешения спора обстоятельств

Определение Верховного Суда РФ от 25.12.1998 N 3-Г98-13

Дело N 3-г98-13

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

    председательствующего                            Нечаева В.И.,
судей                                        Василевской В.П.,
Кебы Ю.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 25 декабря 1998 г. гражданское дело по заявлению прокурора Республики Коми о признании недействительными ст. ст. 22, 23, 24, 25, 26, 27 Закона Республики Коми "Об энергосбережении" N 35-РЗ от 11 июля 1997 г. по кассационным жалобам Председателя Государственного Совета Республики Коми и первого заместителя Главы Республики Коми на решение Верховного Суда Республики Коми от 27 октября 1998 г.
Заслушав доклад судьи Кебы Ю.Г., выслушав объяснения представителей Главы Республики Коми О. и М., заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации Корягиной Л.Л., полагавшей решение суда подлежащим отмене, Судебная коллегия

установила:

Законом Республики Коми N 35-РЗ от 11 июля 1997 г. "Об энергосбережении" введена административная ответственность за нарушения в области энергосбережения.
Прокурор Республики Коми обратился в суд с заявлением о признании недействительными ст. ст. 22 — 27 названного выше Закона, как противоречащих федеральному законодательству: Кодексу РСФСР об административных правонарушениях, ФЗ "Об энергосбережении" и ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации".
Представители Государственного Совета и Главы Республики Коми возражали против заявления.
Верховный Суд Республики Коми решением от 27 октября 1998 г. заявление прокурора удовлетворил: признал недействительными ст. ст. 22 — 27 Закона РК "Об энергосбережении" N 35-РЗ от 11 июля 1997 г. с момента их принятия.
В кассационных жалобах Председатель Государственного Совета РК и первый заместитель Главы РК просят об отмене решения суда, как постановленного с нарушением норм материального права.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ находит решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.
В соответствии с пунктом "к" части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации административное и административно-процессуальное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов.
По предметам совместного ведения издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ (ч. 2 ст. 76 Конституции РФ).
При отсутствии федерального закона субъект Российской Федерации вправе осуществить собственное правовое регулирование. Вместе с тем субъект Российской Федерации не вправе вторгаться в те сферы общественных отношений, регулирование которых составляет предмет ведения Российской Федерации, а также предмет совместного ведения при наличии по данному вопросу федерального законодательства (закона), и обязан соблюдать общие требования, предъявляемые к установлению административной ответственности и производству по административным делам.
По данному делу суд пришел к выводу о том, что административная ответственность за правонарушения в сфере энергосбережения введена Законом Республики Коми с превышением полномочий субъекта Российской Федерации в области административного законодательства, поскольку все вопросы административно-правовой ответственности разрешены в Кодексе РСФСР об административных правонарушениях, а оспариваемый прокурором Закон РК принят с превышением полномочий субъекта РФ, ограниченных статьями 5 — 6 данного Кодекса; отношения в этой сфере урегулированы федеральным законодательством, административная ответственность за нарушения которого также предусмотрена федеральным законодательством об административной ответственности.
Этот вывод суда не может быть признан достаточно обоснованным.
В соответствии с частью 3 ст. 55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
С учетом этого административная ответственность, как одна из форм ограничения прав и свобод в отношении граждан Российской Федерации, может быть введена только федеральным законом и только в случаях, прямо указанных в части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации.
В этой связи вывод суда о том, что административная ответственность в отношении граждан субъектом РФ может быть введена лишь в случаях, которые указаны в ст. 6 Кодекса РСФСР об административных правоотношениях, соответствует требованиям закона.
Вместе с тем это правило неприменимо к тем случаям, когда речь идет об административном и административно-процессуальном законодательстве, регулирующем отношения между другими субъектами правоотношений, в частности, между органами государственной власти, местного самоуправления, общественных объединений, юридических лиц и т.д.
КоАП РСФСР был принят Верховным Советом РСФСР в 1984 году и введен в действие с 1 января 1985 г., редакция части первой его ст. 7 не менялась с 1988 года. На эту норму распространяются требования п. 2 раздела второго "Заключительные и переходные положения" Конституции РФ, согласно которому законы и другие правовые акты, действовавшие на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции РФ, применяются в части, ей не противоречащей.
В связи с этим при разрешении спора, связанного с введением субъектом Российской Федерации административной ответственности, суду следовало выяснить, урегулированы ли отношения, по которым принят закон субъекта РФ, федеральным законодательством и противоречит ли этот акт федеральному закону.
Вопросы об энергосбережении урегулированы Федеральным законом "Об энергосбережении" N 98-ФЗ от 3 апреля 1996 г.
В соответствии со ст. 2 этого Федерального закона субъект Российской Федерации может принимать законы и иные нормативные акты по вопросам энергосбережения в соответствии с договорами по разграничению предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации.
В соответствии со ст. 18 Федерального закона "Об энергосбережении" лица, виновные в нарушении положений настоящего Закона, несут ответственность, в том числе и административную, в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Таким образом, административная ответственность должностных лиц и граждан за нарушение законодательства Российской Федерации в области энергосбережения может наступать только в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Вместе с тем в соответствии с законодательством субъекта Российской Федерации может быть установлена административная ответственность за нарушения законов этого субъекта РФ, принятых по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, которые не противоречат федеральным законам.
В КоАП РСФСР (ст. ст. 91 — 95, 95.1, 95.2) предусмотрена ответственность за ряд правонарушений при использовании тепловой и электрической энергии.
Вместе с тем в Кодексе РСФСР об административных правонарушениях нет положений, предусматривающих специальную ответственность за нарушение правил об энергосбережении.
В обжалуемом прокурором Законе Республики Коми установлена такая ответственность, правомерность введения которой суд должен был проверить при рассмотрении дела.
Имея в виду, что при принятии решения судом неправильно истолкован и применен материальный закон и допущено нарушение норм процессуального права, выразившееся в неполном определении круга юридически значимых для правильного разрешения спора обстоятельств, оно подлежит отмене.
При новом рассмотрении суду необходимо учесть изложенное и с учетом установленных данных разрешить заявление прокурора.
Руководствуясь п. 2 ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Республики Коми от 27 октября 1998 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.