Фактическое допущение к работе считается заключением трудового договора независимо от того, был ли прием на работу надлежащим образом оформлен

Определение Верховного Суда РФ от 15.12.1998

(извлечение)

К. обратился в суд с иском к АОЗТ "Ареопаг ЭКС ЛТД" о внесении в трудовую книжку записей о приеме на работу в качестве главного специалиста, об увольнении по сокращению штатов, о взыскании заработной платы (за период с 1 сентября 1994 г. по день вынесения решения суда) и двухмесячного выходного пособия по сокращению штата.
Решением Тверского межмуниципального суда Центрального административного округа г. Москвы (оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда) в иске К. отказано.
Президиум Московского городского суда оставил без удовлетворения протест прокурора г. Москвы, в котором ставился вопрос об отмене решения и кассационного определения.
Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных постановлений.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 15 декабря 1998 г. протест удовлетворила, указав следующее.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что факт заключения трудового соглашения между истцом и ответчиком в судебном заседании не нашел своего подтверждения.
Однако с таким выводом согласиться нельзя. Согласно ст. 18 КЗоТ РФ трудовой договор (контракт) заключается в письменной форме. Прием на работу оформляется приказом (распоряжением) администрации предприятия, учреждения, организации. Фактическое допущение к работе считается заключением трудового договора независимо от того, был ли прием на работу надлежащим образом оформлен.
В связи с этим трудовой договор считается заключенным, если выполнение работы без издания приказа поручено должностным лицом, обладающим правом приема на работу, либо когда работа выполнялась с его ведома.
Из приобщенного дела Пресненского межмуниципального суда Центрального административного округа г. Москвы усматривается, что истец был фактически допущен к работе и выполнял поручение вице-президента АОЗТ "Ареопаг ЭКС ЛТД", деньги за июль-август К. заплатили.
В материалах дела имеется копия подписанного генеральным директором фирмы "Эксремос" пропуска для входа в здание, занимаемое ответчиком, но указанному обстоятельству суд оценки не дал, сославшись на то, что в помещении АОЗТ "Ареопаг ЭКС ЛТД" истец работал над темой "Механизм расчетов и платежей России по товарам топливной группы с бывшими союзными республиками", но это не может служить основанием к удовлетворению иска.
Однако именно данный аргумент К. привел для подтверждения своих исковых требований, отметив, что выполнял указанную работу по поручению руководства.
Отказывая в удовлетворении требований о внесении записи в трудовую книжку о приеме на работу и об увольнении по сокращению штата, суд сослался на отсутствие в представленном ответчиком штатном расписании, утвержденном 3 января 1994 г., должности главного специалиста.
Между тем это не свидетельствует о том, что истец не был принят на работу и не выполнял ее. Отсутствие соответствующей должности в штатном расписании является основанием для увольнения работника по сокращению штата.
Более того, в штатном расписании, имеющемся в материалах дела, нет и должности вице-президента АОЗТ "Ареопаг ЭКС ЛТД", занимаемой Б., представлявшим интересы ответчика в Пресненском межмуниципальном суде Центрального округа г. Москвы. Суд же этот факт оставил без внимания.
Суд, не учтя обстоятельства, свидетельствующие о фактическом допуске истца к работе лицом, обладающим правом приема на работу, выполнении его заданий, выплате заработной платы (что не оспаривалось ответчиком в судебном заседании), наличии пропуска для входа в здание, занимаемое ответчиком, необоснованно отказал в удовлетворении исковых требований и не применил соответствующие этим правоотношениям нормы материального права.
Указание в постановлении президиума на то, что истец выполнял работу за вознаграждение и это является соглашением гражданско-правового типа, ошибочно, так как не подтверждается материалами дела.
При таких обстоятельствам судебные постановления нельзя признать законными.
Поэтому судебные решения подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение.