Защиту интересов обвиняемого на предварительном следствии могут осуществлять только члены коллегии адвокатов

Определение Верховного Суда РФ от 09.10.1997

(извлечение)

Органами следствия В. и А. обвинялись по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 222 УК РФ в совершении умышленного убийства Р. из корыстных побуждений, по предварительному сговору группой лиц, а также в незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов.
Постановлением судьи Самарского областного суда от 1 сентября 1997 г. со стадии назначения к слушанию уголовное дело в отношении В. и А. направлено прокурору для дополнительного расследования в связи с тем, что, по мнению судьи, в ходе предварительного следствия В. не был вызван адвокат П., с которым он заключил соглашение. Приглашенная к обвиняемому защитник К. не является членом коллегии адвокатов и поэтому не могла участвовать в качестве защитника на предварительном следствии.
В частном протесте прокурор просил отменить постановление судьи и дело направить в суд на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что обвиняемый был обеспечен адвокатом.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 9 октября 1997 г. протест оставила без удовлетворения, указав следующее.
Согласно п. 2 ст. 232 УПК РСФСР судья направляет дело для дополнительного расследования в случае существенного нарушения уголовно-процессуального закона органами предварительного следствия.
Как видно из материалов дела, адвокат П., защищавший интересы В. на предварительном следствии, с 21 июля по 16 августа 1997 г. находился в отпуске.
Не дождавшись двух дней до момента выхода адвоката П. из отпуска, следователь, несмотря на возражение В., произвел замену адвоката на служащую некоммерческой организации "Юридический консультационный центр Белов и партнеры" К. и 14 августа 1997 г. при ее участии предъявил В. постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Давать показания В. отказался. Тем не менее следователь ознакомил обвиняемого в присутствии К. со всеми материалами дела. В. протокол не подписал.
При таких обстоятельствах срок отсутствия защитника П. нельзя признать длительным. К. не являлась членом коллегии адвокатов и поэтому в силу ст. 47 УПК РСФСР не могла осуществлять защиту интересов обвиняемого на предварительном следствии.
Постановление судьи в отношении В. и А. оставлено без изменения, а частный протест прокурора — без удовлетворения.