Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бородина Виктора Ивановича на нарушение его конституционных прав подпунктом 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 29.09.2016 N 2041-О

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина В.И. Бородина к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.И. Бородин, работавший в должности врача-стоматолога-ортопеда в стоматологическом кабинете индивидуального предпринимателя В.В. Моданова с ноября 2003 года по октябрь 2006 года, а также в стоматологическом центре ООО "Эстетика +" с ноября 2007 года по январь 2014 года, оспаривает конституционность подпункта 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", согласно которому трудовая пенсия по старости назначается лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения не менее 25 лет в сельской местности и поселках городского типа и не менее 30 лет в городах, сельской местности и поселках городского типа либо только в городах, независимо от их возраста.
По мнению заявителя, оспариваемое законоположение, примененное в его деле судами общей юрисдикции, ограничивает его право на пенсионное обеспечение и противоречит статьям 1, 2, 4, 10, 15, 17 — 19, 37, 39, 55, 118, 120 и 123 Конституции Российской Федерации, поскольку не позволяет засчитывать в стаж, дающий право на досрочное пенсионное обеспечение по старости лицам, занимавшимся лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения, периоды осуществления такой деятельности на основании трудового договора, заключенного с индивидуальным предпринимателем, либо с организацией, не отнесенной по своей организационно-правовой форме к числу учреждений, работа в которых засчитывается в указанный стаж.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные В.И. Бородиным материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.
Согласно частям 1 и 3 статьи 36 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ "О страховых пенсиях" с 1 января 2015 года Федеральный закон "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" не применяется, за исключением норм, регулирующих исчисление размера трудовых пенсий и подлежащих применению в целях определения размеров страховых пенсий в соответствии с данным Федеральным законом в части, не противоречащей ему.
Правовые основания и условия назначения досрочной пенсии лицам, занимавшимся лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения, установлены пунктом 20 части 1 статьи 30 Федерального закона "О страховых пенсиях", который сохраняет ранее установленные правила назначения такой пенсии.
Предусматривая для отдельных категорий граждан, занятых определенной профессиональной деятельностью, возможность досрочного назначения трудовой пенсии по старости, федеральный законодатель связывает право на назначение пенсии ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста не с любой работой в конкретной сфере профессиональной деятельности, а лишь с такой, выполнение которой сопряжено с неблагоприятным воздействием различного рода факторов, повышенными психофизиологическими нагрузками, обусловленными спецификой и характером труда, в частности с лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения.
Таким образом, федеральный законодатель, закрепляя право лиц, осуществлявших лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения, на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, учитывает не только специфику их профессиональной деятельности, которая может осуществляться как в организациях различных форм собственности, так и у индивидуальных предпринимателей, но и особенности функционирования учреждений здравоохранения, организация труда в которых предполагает соблюдение специальных условий и выполнение определенной нагрузки. А потому установленные законодателем различия в условиях досрочного пенсионного обеспечения по старости, основанные на таких объективных критериях, как условия, режим и интенсивность работы, сами по себе не могут рассматриваться как ограничение прав граждан на пенсионное обеспечение.
Следовательно, оспариваемая норма не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя в указанном им аспекте.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бородина Виктора Ивановича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.ЗОРЬКИН