Отличительным признаком хищения оружия от незаконного его приобретения является противоправное завладение оружием у физических или юридических лиц

Определение Верховного Суда РФ от 30.01.1996

(извлечение)

Военным судом гарнизона Л., И.Н. и И.И. признаны виновными в хищении огнестрельного оружия по предварительному сговору группой лиц, его незаконном хранении, а И., кроме того, — в сбыте оружия и осуждены по ч. 2 ст. 218(1) и ч. 1 ст. 218 УК РСФСР; И.Н. осужден также по п. "а" ст. 260(1) УК РСФСР за халатное отношение к службе, повлекшее существенный вред.
Как указано в приговоре, И.Н., начальник складов, зная, что в пожарном водоеме, расположенном в запретной зоне поста по охране складов части, затоплены авиационные пушки, предложил своему брату И.И. и Л. похитить их с целью продажи. Осуществляя задуманное, 9 октября 1993 г. они при помощи багра извлекли из водоема пять авиационных пушек, перевезли их в военный городок и спрятали в сарае. 16 октября 1993 г. И.Н. и И.И. передали пушки за обусловленную сумму гражданину П., но вскоре были задержаны работниками милиции.
Военный суд округа приговор суда первой инстанции оставил без изменения.
Председатель Военной коллегии Верховного Суда РФ поставил в протесте вопрос о переквалификации преступных действий осужденных с ч. 2 ст. 218(1) на ч. 1 ст. 218 УК РСФСР.
Военная коллегия Верховного Суда РФ 30 января 1996 г. протест удовлетворила, указав следующее.
Объектом преступления, предусмотренного ст. 218(1) УК РСФСР, являются общественная безопасность и собственность.
Поэтому уголовная ответственность за это преступление по смыслу закона наступает только в случаях противоправного завладения оружием как из государственных учреждений или иных предприятий или организаций, так и у отдельных граждан, владевших им правомерно либо незаконно.
По данному же делу установлено, что семь авиационных пушек, хранившихся на складе части, в мае 1990 года с разрешения вышестоящего командования были вывезены со склада и "уничтожены" путем их затопления в пожарном водоеме, расположенном в запретной зоне за территорией части и поста по охране склада, в восьми метрах от его внешнего ограждения.
Таким образом, войсковая часть добровольно отказалась от принадлежавшей ей собственности, выбросив пушки в водоем, расположенный как за пределами части, так и поста, чем создала угрозу общественной безопасности, поскольку завладеть пушками могли как посторонние лица, так и военнослужащие этой части, что фактически и произошло.
То обстоятельство, что водоем располагался в запретной зоне поста, еще не свидетельствовало о том, что войсковая часть продолжала владеть оружием, так как состав караула не знал о наличии в водоеме пушек, затопленных более трех лет назад, не принимал их под охрану, а значит, и не нес ответственности за их сохранность.
Следовательно, в действиях Л., И. отсутствует состав преступления — хищение огнестрельного оружия, однако учитывая, что они сознавали незаконность присвоения оружия указанным способом, содеянное ими в этой части является незаконным приобретением оружия и подлежит переквалификации с ч. 2 ст. 218(1) на ч. 1 ст. 218 УК РСФСР.