Наличие в контракте условия о согласованных и заранее оцененных убытках на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства обязывает сторону при допущенном нарушении возместить другой стороне убытки в размере, согласованном в контракте

Решение МКАС при ТПП РФ от 22.01.1996 по делу N 40/1995

(По материалам решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово — промышленной палате Российской Федерации)

1. В силу Постановления Верховного Совета РФ от 7 июля 1993 г. в компетенцию МКАС входит разрешение споров при наличии соглашения сторон о рассмотрении споров из контракта в АС при ТПП РФ.
2. При несовпадении наименования истца с наименованием стороны арбитражного соглашения истец должен доказать свое право на предъявление иска. Доказательством такого права служат, в частности, официальные документы, свидетельствующие о правопреемстве.
3. Отсутствие представителей сторон в заседании не препятствует рассмотрению спора при условии соблюдения требований Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" и Регламента МКАС, обеспечивающих сторонам возможность подготовки к разбирательству и прибытия на устное слушание.
4. При определении применимого материального права МКАС, как правило, учитывает предписания ОГЗ 1991 г. Коль скоро к контракту международной купли — продажи товаров признается применимым российское право, спор разрешается на основании Венской конвенции 1980 г. несмотря на то, что коммерческое предприятие (место основной деятельности) одной из сторон контракта находится в государстве, не участвующем в этой Конвенции.
5. При базисных условиях контракта "франко — перевозчик на складе продавца" ("FCA Warehouse of the Seller") подпись водителя грузовой автомашины на товарно — транспортной накладной признана надлежащим доказательством исполнения продавцом его обязательства по поставке товара.
6. Заключение стороной контракта от своего имени, но за счет и по поручению другого лица, обязывает ее исполнять свои обязательства по контракту. Возложение своего обязательства по контракту на третье лицо и в случае, когда за его счет и по его поручению заключался контракт, не освобождает сторону контракта от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение третьим лицом этого обязательства.
7. Наличие в контракте условия о согласованных и заранее оцененных убытках на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства обязывает сторону при допущенном нарушении возместить другой стороне убытки в размере, согласованном в контракте.

(Дело No. 40/1995. Решение от 22.01.96)

Предъявленные российской организацией к английской фирме исковые требования включали: (а) уплату стоимости товара, поставленного ответчику в счет контракта, заключенного в ноябре 1993 г.; (б) возмещение убытков, вызванных неисполнением обязательства по оплате товара, размер которых был согласован и оценен в контракте.
Счет за поставленный товар предъявлялся истцом не ответчику, а по его указанию другой английской фирме, по поручению которой и за счет которой (по утверждению ответчика) им закупался товар.
Ответчик объяснений по иску не представил и его представители в заседание не явились.
Вынесенное МКАС решение было мотивировано следующим образом.
1. Контракт, заключенный сторонами, предусматривает разрешение споров в АС при ТПП РФ. Поскольку в соответствии с Постановлением Верховного Совета РФ от 7 июля 1993 г. АС при ТПП РФ переименован в МКАС, в компетенцию МКАС входит рассмотрение данного спора.
2. Российская организация, наименование которой отличается от указанного в контракте, признана надлежащим истцом. Из представленных ею документов (устава, его изменений, свидетельства регистрационной палаты) ясно следует, что она является правопреемником стороны контракта.
3. Отсутствие в заседании представителей ответчика не препятствует в соответствии с Регламентом МКАС рассмотрению спора по существу. При этом МКАС исходил из того, что ответчик по последнему известному почтовому адресу заказным письмом от 10 ноября 1995 г. был извещен о времени и месте проведения заседания, что подтверждается имеющимся в деле уведомлением почтового ведомства от 22 ноября 1995 г. С учетом требований Регламента МКАС ответчик был извещен с таким расчетом, чтобы он располагал сроком не менее 30 дней для подготовки к разбирательству дела и прибытия на заседание арбитража. По тому же почтовому адресу ответчик ранее письмами МКАС от 4 апреля 1995 г. и от 30 августа 1995 г. был извещен о предъявленном ему иске с приложением комплекта исковых материалов. Кроме того, как следует из представленного истцом документа, он со своей стороны направлял ответчику копии искового заявления и приложенных к нему документов, которые были вручены ответчику 25 февраля 1995 г.
Таким образом, при вручении ответчику указанных процессуальных документов был соблюден порядок, установленный Законом РФ "О международном коммерческом арбитраже" (п. 1 ст. 3).
4. Определяя применимое материальное право, МКАС констатировал, что в момент заключения контракта на территории России в соответствии с Постановлением Верховного Совета РФ от 14 июля 1992 г. действовали ОГЗ 1991 г. Поскольку продавцом по контракту выступал истец, являющийся юридическим лицом РФ, в силу подп. 1 абз. 2 п. 1 ст. 166 ОГЗ 1991 г. к отношениям сторон подлежит применению российское гражданское законодательство (ОГЗ 1991 г. и ГК РСФСР 1964 г.). Вместе с тем с 24 декабря 1991 г. членство бывшего СССР в ООН перешло к Российской Федерации, и в соответствии с Уставом ООН она приобрела все права и обязательства СССР по многосторонним соглашениям, депозитарием которых является Генеральный секретарь ООН. Поскольку с 1 сентября 1991 г. СССР стал участником Венской конвенции 1980 г., к договорам, заключенным с 1 сентября 1991 г. субъектами, коммерческие предприятия которых находятся на территории России, применимы положения указанной Конвенции. Учитывая, что положения Конвенции стали с указанной даты частью национального права России, к отношениям сторон по настоящему арбитражному делу они применимы в силу п. 1 "в" ст. 1 Конвенции несмотря на то, что коммерческое предприятие ответчика находится в государстве, не являющемся ее участником.
5. Материалами дела подтверждается, что истцом выполнены договорные обязательства. В соответствии с контрактом товар поставлен на базисных условиях "франко — перевозчик на складе продавца" ("FCA Warehouse of the Seller"). Передача товара подтверждена подписью водителя грузовой автомашины на товарно — транспортной накладной и письмом ответчика, направленным в адрес истца 22 февраля 1995 г. Этим письмом подтверждается также заявление истца, что товар ответчиком оплачен не был. Приложенная к письму ответчика от 22 февраля 1995 г. копия его письма от 24 февраля 1994 г. в адрес другой английской фирмы, содержащего просьбу оплатить прилагаемый к этому письму счет непосредственно истцу, подтверждает объяснения истца в части причин оформления им счета на имя этой фирмы. При таких обстоятельствах МКАС пришел к выводу, что ответчик изначально намеревался переложить обязанность по оплате товара на фирму, для которой и за счет которой, как следует из его письма от 22 февраля 1995 г., он заключил с истцом контракт.
МКАС констатирует, что основной обязанностью ответчика как покупателя является уплата цены за товар (ст. 53 Венской конвенции 1980 г.). Это обязательство включает принятие ответчиком таких мер и соблюдение таких формальностей, которые могут потребоваться для того, чтобы сделать возможным осуществление платежа (ст. 54 Венской конвенции 1980 г.). Условия вышеупомянутого контракта не содержат указания на то, что ответчик вправе возложить исполнение своего обязательства по оплате товара (в целом или в части) на третье лицо. Вместе с тем согласно ч. 1 ст. 62 ОГЗ 1991 г. исполнение обязательства, возникшего из договора, может быть возложено в целом или в части на третье лицо, если это третье лицо связано с одной из сторон соответствующим договором. Но даже если предположить, что ответчик был связан с другой английской фирмой договором, предусматривающим оплату последней непосредственно истцу стоимости поставленного им товара, то в силу ч. 3 ст. 62 ОГЗ 1991 г. ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение этого обязательства несет сторона по договору, из которого оно возникло, т.е. в данном случае ответчик. МКАС считает, что требование истца в части взыскания с ответчика суммы основного долга подлежит удовлетворению в полном объеме.
Обратившись к требованию истца о взыскании с ответчика убытков в размере 10% стоимости поставленного, но не оплаченного товара, МКАС установил, что оно основано на прямых предписаниях контракта. В соответствии с п. 7 контракта: "Если согласованные в контракте условия платежа не будут выполнены, покупатель выплатит продавцу оцененные и заранее согласованные убытки в размере 0,1% от общей стоимости контракта за каждый день просрочки платежа, но не более 10% от общей стоимости контракта". Максимального размера согласованные и заранее оцененные убытки достигают на 100-й день просрочки (0,1% х 100 дней = 10%). Ответчик в соответствии с п. 4 контракта должен был осуществить платеж в течение 30 дней с даты поставки товара, т.е. в данном случае не позднее 23 декабря 1993 г. Поскольку на дату рассмотрения дела (22 января 1996 г.) ответчик полностью не оплатил истцу стоимость поставленного товара, просрочка в осуществлении ответчиком платежа превысила 100 дней. На этом основании МКАС пришел к выводу, что основанное на п. 7 контракта требование истца о взыскании с ответчика согласованных и заранее оцененных убытков подлежит удовлетворению в полном объеме.

Составлено и подготовлено М.Г. Розенбергом