Приговор и все последующие решения отменены в порядке надзора и дело прекращено производством за недоказанностью участия лица в совершении преступления

Определение Верховного Суда РФ от 11.07.1995

(извлечение)

Октябрьским районным народным судом г. Ставрополя П. осужден по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР.
Он признан виновным в краже личного имущества граждан по предварительному сговору группой лиц с причинением значительного ущерба потерпевшим.
Рано утром 27 февраля 1994 г. П. по предварительному сговору с не установленными следствием лицами или лицом (материалы дела в отношении которых выделены в отдельное производство), выставив стекло в окне гаража, проник внутрь и похитил два колеса от автомобиля "Форд", принадлежащих П., два колеса от автомобиля "Жигули" Г., из автомобиля "Форд" также похитил автомагнитолу. Похищенное передал неустановленным лицам (лицу). П. был задержан потерпевшими.
Судебная коллегия по уголовным делам Ставропольского краевого суда и президиум того же суда приговор в части осуждения П. по ч. 2 ст. 144 УК оставили без изменения.
Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений за недоказанностью вины П. в краже личного имущества граждан и отсутствием оснований для производства дополнительного расследования и нового судебного рассмотрения.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 11 июля 1995 г. протест удовлетворила, указав следующее.
Признавая П. виновным в совершении указанного преступления, суд сослался на показания потерпевших П., Г., свидетеля К., протоколы следственных действий.
Исследование имеющихся в деле данных свидетельствует о том, что у суда не было достаточных оснований для вывода о виновности П. в совершении преступления.
Допрошенный в ходе предварительного расследования и в судебном заседании П. виновным себя не признал и пояснил, что у дома П. он оказался случайно, зашел во двор, а затем на веранду в поисках знакомой по имени Галина, с которой он ранее вместе учился в одном интернате. Его задержали Г. и П., когда он выходил с веранды.
Как показал потерпевший Г., около 5 час. на свежевыпавшем снегу он увидел следы, ведущие к входу в дом, у входа он столкнулся с неизвестным в маске, который пытался бежать, но был задержан им, П. и К.
Аналогичные показания даны П. и К.
Потерпевшие показали, что при осмотре гаража они обнаружили пропажу автомагнитолы, опустошенный флакон от одеколона. Через день после задержания П. они заметили пропажу четырех покрышек. Стекло окна гаража оказалось выставленным. По следам под окном определили, что похитителей было трое.
Показание относительно следов у гаража даны потерпевшим П. только в судебном заседании.
При осмотре места происшествия не установлены следы преступников.
В материалах дела отсутствуют данные, что изымались и осматривались кроссовки П. Однако суд в приговоре, несмотря на это, указал, что в гараже были обнаружены следы подошв кроссовок П.
Предположительным является вывод суда о том, что П. действовал с сообщником или сообщниками. Такой вывод не основан на материалах дела.
С места происшествия изъяты стекло от оконной рамы, выставленное преступником, и пустой флакон из-под одеколона, содержимое которого, как утверждает потерпевший, выпито преступником. Однако никаких следственных действий с этими предметами не производилось.
Следственными органами были приняты меры по отысканию похищенного имущества. При задержании П. имущества, принадлежащего потерпевшим, у него не имелось.
При проведении обысков у сожительницы П. — Р., у его сестры — П., у его матери ничего, имеющего отношение к делу, обнаружено и изъято не было.
Других доказательств причастности П. к преступлению суд не привел и основал свой вывод о его виновности на предположениях.
В соответствии с законом приговор не может быть основан на предположениях. При вынесении приговора по делу должны быть исследованы и оценены все имеющиеся противоречия.
Факт совершения П. кражи не нашел своего подтверждения в материалах дела и исчерпаны возможности в собирании дополнительных доказательств его причастности к преступлению.
В соответствии с ч. 2 ст. 349 УПК приговор и все последующие решения отменены, а дело прекращено производством за недоказанностью совершения краж П.