В соответствии с Венской конвенцией 1980 года упущения продавца, выразившиеся в нарушении порядка поставки товара, не могут освободить покупателя от обязанности его оплатить, поскольку товар был им принят; если упущения продавца привели к возникновению у покупателя убытков, он сохраняет право на предъявление соответствующего требования на их возмещение

Решение МКАС при ТПП РФ от 25.04.1995 по делу N 200/1994

(По материалам решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово — промышленной палате Российской Федерации)

1. На основании статьи 166 Основ гражданского законодательства 1991 г. признано применимым в качестве субсидиарного статута швейцарское право по вопросам, не решенным в контракте и не урегулированным Венской конвенцией 1980 г.
2. Упущения продавца, выразившиеся в нарушении порядка поставки товара, не могут освободить покупателя от обязанности его оплатить, поскольку товар был им принят.
3. Если упущения продавца привели к возникновению у покупателя убытков, он сохраняет право на предъявление соответствующего требования на их возмещение.
4. Не имеет значения для разрешения спора между истцом и ответчиком, в чьих интересах и за чей счет ответчик заключал контракт с истцом.
5. Проценты годовые взысканы в пользу истца в размере средней ставки банковского процента за пользование чужими средствами в Швейцарии, подтвержденной справкой одного из ведущих швейцарских банков.
6. Отказано в удовлетворении требования о взыскании 5% годовых на основании пункта 3 статьи 66 Основ гражданского законодательства, поскольку субсидиарным статутом признано швейцарское право.

(Дело No. 200/1994. Решение от 25.04.95)

Между сторонами (российской организацией и швейцарской фирмой) в ноябре 1993 г. был заключен контракт о поставке товаров.
В декабре 1993 г. истец, основываясь на гарантийном письме ответчика от 08.12.93, поставил ему 2 партии товара. Однако ответчик поставленный товар не оплатил, сообщив о возможной оплате полученного товара в срок до 23.03.94.
В связи с неисполнением ответчиком своих обязательств истец предъявил последнему претензию от 20.04.94, в ответе на которую, объясняя причины неплатежа, ответчик сослался на изменение экономической ситуации в России, неплатежи со стороны внутренних покупателей товара, отсутствие письменного подтверждения со стороны ответчика на отгрузку товара.
Истец не согласился с доводами ответчика, указав, в частности, на то, что 2 партии товара должны были быть оплачены авансом, а не после их реализации на внутреннем рынке, и отношения с внутренним получателем товара, не являющимся стороной по контракту, не касаются его как продавца по договору международной купли — продажи и должны быть урегулированы без их увязывания с платежом по данному контракту.
Учитывая изложенное, истец просил Арбитражный суд обязать ответчика уплатить сумму долга и проценты годовые, а также возместить расходы по арбитражному сбору.
В отзыве на исковое заявление ответчик пояснил, что в соответствии с контрактом поставка товара должна была производиться истцом в течение одной недели после осуществления ответчиком авансового платежа. Ответчик аванса не выплатил, и, следовательно, у истца не было оснований к тому, чтобы отгружать товар. Кроме того, является неправомерной ссылка истца на гарантийное письмо ответчика, поскольку упомянутым контрактом выдача каких-либо гарантийных писем, санкционирующих поставку товара, не предусмотрена, а письмо, направленное ответчиком в адрес таможни, не может рассматриваться как создающее ответственность ответчика перед истцом. В связи с этим ответчик просил Арбитражный суд отказать истцу в его требовании, отмечая, что не может нести ответственность за небрежность истца в части выполнения условий контракта.
Истец, рассмотрев отзыв ответчика, сообщил, что отгрузка первой партии товара без получения предоплаты улучшила, а не ухудшила положение ответчика как покупателя, вследствие чего она не может рассматриваться как существенное нарушение условий контракта в смысле статьи 25 Венской конвенции 1980 г. Ответчик, извещенный об отгрузке первой партии товара, направляя гарантийные письма в адрес таможни, выполнил таможенные формальности, необходимые для ввоза товара на территорию страны покупателя, что влечет за собой обязательство по оплате товара. Признавая, что обе стороны контракта допустили некоторые нарушения его условий в части сроков платежа и сроков поставки, истец, тем не менее, настаивал на удовлетворении исковых требований в полном объеме.
В заседании по делу стороны представили дополнительную переписку по спорному контракту, некоторые другие материалы (договор комиссии на импорт между ответчиком и другой российской организацией, справку швейцарского банка о ставке кредитного процента в 1994 г.).
В дополнение к отзыву от 24.08.94 ответчик вновь акцентировал внимание на том, что истцом не были соблюдены требования по срокам поставки товара и его транспортировке, а также отметил, что требуемая истцом сумма за доставленные партии товара завышена.
Вынесенное Арбитражным судом решение было мотивировано следующим образом.
1. Контракт, заключенный между спорящими сторонами 15.11.93 в г. Москве, содержит арбитражную оговорку, согласно которой все споры и разногласия, могущие возникнуть из настоящего контракта или в связи с ним, в случае, если стороны не придут к соглашению, подлежат передаче на рассмотрение в арбитражном порядке в г. Москве во Внешнеторговую арбитражную комиссию при ТПП Российской Федерации в соответствии с Правилами производства дел в этом арбитраже, решения которого являются окончательными и обязательными для обеих сторон.
Хотя текст упомянутой арбитражной оговорки содержит некоторые неточности (на момент ее включения в контракт 15.11.93 согласно Закону РФ "О международном коммерческом арбитраже" действовал Международный коммерческий арбитражный суд, являющийся преемником Арбитражного суда при ТПП СССР, в который 14.12.87 Указом Президиума Верховного Совета СССР была переименована Внешнеторговая арбитражная комиссия при ТПП СССР), МКАС счел себя компетентным рассматривать возникший спор.
2. Обратившись к вопросу о праве, применимом к отношениям сторон по контракту, Арбитражный суд констатирует, что истец и ответчик принадлежат к странам, которые являются участниками Венской конвенции 1980 г. Швейцария — с 1 марта 1991 г., а Россия — в силу заявления, сделанного в декабре 1991 г., о принятии на себя в полном объеме ответственности по всем обязательствам СССР согласно Уставу ООН и межгосударственным договорам, депозитарием которых является Генеральный секретарь ООН. Поскольку в отношении СССР Конвенция стала действовать начиная с 01.09.91, Россия также стала ее участницей с этой даты.
На основании изложенного МКАС пришел к выводу, что к данному спору подлежат применению положения вышеназванной Конвенции.
В то же время коль скоро возникающие при рассмотрении данного спора вопросы не нашли отражения в контракте и не урегулированы Венской конвенцией, на основании статьи 166 Основ гражданского законодательства 1991 г., введенных в действие на территории Российской Федерации с 03.08.92, к правоотношениям сторон, не урегулированным Венской конвенцией 1980 г., субсидиарно применяется право страны, где учреждена, имеет место жительства или основное место деятельности сторона, являющаяся продавцом, то есть в данном случае — материальное право Швейцарии.
3. В отношении основного требования истца о взыскании с ответчика основной суммы долга МКАС исходил из следующего. Сторонами был заключен договор купли — продажи товаров, который, являясь консенсуальной сделкой, порождает взаимные права и обязанности его сторон в момент заключения контракта. Основной обязанностью покупателя, согласно статье 53 Венской конвенции, является уплата цены за товар и его принятие в соответствии с требованиями договора и данной Конвенции.
Порядок расчетов за товар и сроки его поставки определялись пунктом 3 контракта и предполагали предоплату первых двух партий в течение 3-х дней после получения банковской гарантии продавца. Из дополнительной переписки по контракту следовало, что срок его исполнения был приурочен к рождественским праздникам. Материалами дела подтверждено, что две партии товара были доставлены потребителю 20.12.93, что соответствовало условиям и цели контракта.
Упущения продавца, выразившиеся в нарушении порядка поставки товаров, не могут освободить покупателя от обязанности оплатить их, поскольку соответствующие товары были им приняты (ст. 52 Венской конвенции).
При этом МКАС обратил внимание покупателя на то, что, если указанные упущения продавца привели к возникновению убытков покупателя, он сохранял право на предъявление соответствующего требования об их возмещении (ст. 37 Конвенции). Однако в заседании Арбитражного суда ответчик не заявил и не обосновал своего возможного притязания к истцу, в силу чего МКАС был лишен возможности рассматривать встречные требования ответчика.
Размер основной суммы долга, подлежащей уплате ответчиком истцу, был определен Арбитражным судом на основании цен, предусмотренных в контракте.
Ссылка ответчика на то, что спорный контракт был заключен в интересах и за счет другой российской организации, не имеет значения, поскольку данная организация не является стороной контракта.
4. Обратившись к рассмотрению требований истца о взыскании банковского процента, подлежащего начислению на сумму основного требования, МКАС признал, что это требование истца основано на статье 78 вышеназванной Конвенции и подлежит удовлетворению. Однако, учитывая, что Конвенцией не установлен размер процентов, он подлежит определению на основе субсидиарно применимого национального права, каковым, как указано выше, является швейцарское право.
Проанализировав представленные истцом доказательства, в частности справку Банка СКА Швайцерише кредитанштальт, МКАС пришел к выводу, что требуемый истцом процент соответствует среднему банковскому проценту за пользование чужими средствами в Швейцарии и подлежит удовлетворению исходя из средней банковской ставки 7,5%.
В отношении периода взыскания процентов с просроченной суммы МКАС констатировал, что истец в исковом заявлении консолидировал требуемые проценты годовые. Поскольку указанная сумма процентов соответствует среднему размеру процентов, начисляемых швейцарскими банками, МКАС считает данное требование подлежащим удовлетворению.
5. Не подлежит удовлетворению требование истца о взыскании с ответчика за просрочку исполнения денежного обязательства 5% годовых по статье 66 Основ гражданского законодательства, поскольку к отношениям сторон субсидиарно подлежит применению не российское, а швейцарское право.

Составлено и подготовлено М.Г. Розенбергом