По смыслу закона в возбуждении дела частного обвинения может быть отказано по мотиву отсутствия состава преступления лишь в случае, когда для такого решения не требуется собирания, исследования и оценки доказательств

Определение Верховного Суда РФ

(извлечение)

Офицер П. обратился в военный суд армии с заявлением о привлечении к ответственности командира войсковой части П. и начальника штаба этой же части П. за клевету. Он, в частности, указал, что П. составил на него необъективную служебную характеристику, которую П. огласил на заседании товарищеского суда чести младших офицеров и на собрании офицеров войсковой части. На основании этой характеристики было в последующем принято решение о его увольнении с военной службы в запас по дискредитирующим основаниям.
Признав, что текст служебной характеристики соответствует действительности и факты, изложенные в ней, имели место, председатель военного суда своим постановлением от 3 ноября 1992 г. отказал П. в возбуждении уголовного дела и взыскании с П. и П. в пользу П. 2 млн. руб. за причиненный моральный вред, сославшись на отсутствие состава преступления в действиях П. и П.
Военный суд войск 30 декабря 1992 г. это постановление оставил без изменения.
Председатель Военной коллегии Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене состоявшихся судебных решений и направлении материалов дела в военный суд гарнизона для рассмотрения по существу. Военная коллегия Верховного Суда РФ протест удовлетворила, указав следующее.
По смыслу закона в возбуждении дела частного обвинения может быть отказано по мотиву отсутствия состава преступления лишь в случае, когда для такого решения не требуется собирания, исследования и оценки доказательств.
Между тем к выводам о достоверности служебной характеристики и в связи с этим об отсутствии в действиях П. и П. состава преступления председатель военного суда пришел, как это усматривается из его постановления, на основе единоличного анализа и оценки объяснений П., П., Б., Т. и Б., а не в ходе судебного разбирательства.
П. же оспаривает достоверность текста служебной характеристики, а П. и П. на этом настаивают. Сослуживцы П. — офицеры М. и Б. характеризуют П. как добросовестного, исполнительного военнослужащего. М., кроме того, считает, что служебная характеристики на П. командованием части была написана не объективно.
Поэтому вопрос о наличии или отсутствии в действиях П. и П. состава преступления мог быть разрешен только в судебном заседании, на основе всестороннего исследования и оценки доказательств в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом.