Неполное выяснение существенных для дела обстоятельств и неправильное применение закона повлекло отмену решения народного суда

Определение Верховного Суда РФ от 30.09.1993

(извлечение)

Я.А. предъявил иск к Я.М. об истребовании имущества. Истец указал, что в мае 1989 г. по месту работы ему в порядке очередности предоставили право покупки автомобиля марки "ВАЗ-21063" стоимостью 9000 руб. Не имея необходимой суммы для приобретения машины, он одолжил у брата Я.М. 6500 руб. с условием, что тот будет пользоваться новым автомобилем до возврата долга, а он, Я.А., в течение того же срока — автомобилем марки "Москвич-21040", принадлежащим Я.М. С мая 1989 г. они пользовались автомашинами по взаимно выданным доверенностям. В связи с истечением трехлетнего срока действия доверенности Я.А. намеревался вернуть брату долг и получить свой автомобиль марки "ВАЗ-21063", однако тот отказался принять сумму долга и возвратить автомашину.
Я.М. иск не признал и предъявил встречное требование о признании действительным договора мены автомобилями, который, по его утверждению, состоялся между ним и братом в мае 1989 г. Я.М. утверждал, что по условиям договора мены он передал брату для покупки автомобиля марки "ВАЗ-21063" 6500 руб. и свой автомобиль марки "Москвич-21040", а тот ему — купленный автомобиль. До оформления сделки они выдали друг другу оформленные в нотариальном порядке доверенности на право управления автомобилями. Впоследствии Я.А. стал уклоняться от юридического оформления сделки, а по окончании срока доверенности потребовал возврата автомобиля.
Решением Задонского районного народного суда (оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Липецкого областного суда) Я.А. в иске отказано, а встречный иск Я.М. удовлетворен.
Постановлением президиума Липецкого областного суда оставлен без удовлетворения протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, в котором ставился вопрос об отмене решения народного суда и кассационного определения в связи с неполным выяснением обстоятельств дела и неправильным применением закона.
Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений по аналогичным мотивам.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 30 сентября 1993 г. протест удовлетворила, указав следующее.
Разрешая возникший спор, суд признал, что между Я.А. и Я.М. был заключен договор мены автомобилями.
По мнению президиума областного суда, оставившего в силе решение народного суда, не было необходимости в проверке довода Я.А. о получении в долг 6500 руб., поскольку наличие подобного договора свидетельскими показаниями не может быть подтверждено в связи с отсутствием письменных доказательств.
Президиум указал, что обмен доверенностями на право управления автомобилями является доказательством заключения договора мены, который исполнен.
Мотивы, по которым президиум согласился с решением суда, нельзя признать обоснованными.
Считая, что сделка мены между сторонами заключена, фактически исполнена, не содержит в себе ничего противозаконного, что Я.А. уклоняется от нотариального удостоверения договора, суд, руководствуясь ст. 47 ГК, признал сделку действительной.
Между тем такой вывод не подтвержден материалами дела.
Согласно ст. 42 ГК, сделки совершаются устно или в письменной форме (простой или нотариально удостоверенной).
Нотариальное удостоверение сделок обязательно лишь в случаях, указанных в законе (ст. 47 ГК).
Поскольку ГК не предусматривает обязательного нотариального удостоверения договора мены автомобилями, такая сделка, с учетом их стоимости, в соответствии со ст. 44 ГК могла быть совершена в простой письменной форме.
При несоблюдении требуемой законом письменной формы сделки, в случае спора, обстоятельства ее заключения в соответствии с правилами ст. ст. 44 и 46 ГК подтверждаются лишь письменными доказательствами.
Вопреки требованиям закона суд сослался на показания свидетеля Стадниковой, якобы присутствовавшей при заключении договора.
Данных о том, что между сторонами заключался письменный договор мены, в деле не имеется.
Мнение суда о том, что Я.М. передал своему брату Я.А. 6500 руб. в связи с договоренностью о последующем обмене автомобилями, основано исключительно на объяснениях Я.М.
Стороны подтвердили факт получения Я.А. этих денег, но суд не дал оценки его доводу о том, что он получил их в долг и приобрел автомобиль в свою собственность.
Я.А. утверждал, что автомобили переданы друг другу во временное пользование. Суд оставил без внимания тот факт, что сохранена правовая регистрация автомобиля "ВАЗ-21063" за Я.А. и автомобиля "Москвич-21040" за Я.М.
Суду не представлены данные, свидетельствующие о том, что имелись какие-либо препятствия для заключения между братьями договора мены, если бы они пожелали совершить такую сделку в мае 1989 г.
При таком положении судебные постановления не могут быть признаны законными и обоснованными, поэтому дело направлено на новое судебное рассмотрение.