Соучастник несет ответственность за соучастие в том преступлении, содействие или подстрекательство к которому входило в его умысел

Постановление президиума Волгоградского облсуда от 18.06.1993

(извлечение)

Тракторозаводским районным народным судом г. Волгограда Ремезов осужден по ст. 17 и пп. "а", "б", "е" ч. 2 ст. 146 УК. По этому же делу осуждены Лазарев, Чечеткин, Суетов и Герасименко. Обстоятельства дела таковы.
В ноябре 1991 г. Ремезов и Сиделев приехали в г. Волгоград к знакомому Ремезова Лазареву с целью подыскать и купить автомашину для Сиделева. Они проживали в квартире Лазарева. У Сиделева имелось 2000 долларов США. 4 декабря 1991 г. Ремезов, находясь в квартире Чечеткина, где были также Суетов и Герасименко, предложил им совершить ограбление Сиделева.
Днем 5 декабря 1991 г. в квартире Лазарева Чечеткин, Суетов и Герасименко, используя имевшийся у Чечеткина самодельный пистолет, заряженный боевым патроном, совершили разбойное нападение на Сиделева при следующих обстоятельствах. Они позвонили в квартиру Лазарева (на голове Чечеткина и Суетова были надеты женские капроновые чулки). Когда Сиделев открыл дверь, Чечеткин направил на него пистолет со словами: "Стой! Стреляю без предупреждения" и вошел в квартиру, за ним — Суетов и Герасименко.
Там, избивая Сиделева, требовали деньги. Забрав 2000 долларов, ушли. В тот же день эти деньги они передали Ремезову, который обещал поменять доллары на рубли и поделить их между участниками преступления. Однако в ночь на 6 декабря 1991 г. все преступники были задержаны.
Судебная коллегия по уголовным делам Волгоградского областного суда приговор оставила без изменения.
Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении приговора в отношении Ремезова: переквалификации его действий на ст. 17 и ч. 3 ст. 145 УК.
Президиум Волгоградского областного суда 18 июня 1993 г. протест удовлетворил, указав, что суд без достаточных оснований квалифицировал действия Ремезова по ст. 17 и пп. "а", "б", "е" ч. 2 ст. 146 УК.
Как видно из материалов дела, Лазарев, Чечеткин, Суетов и Герасименко на предварительном следствии и в суде не дали показаний о том, что Ремезов был осведомлен о наличии огнестрельного оружия у нападавших на Сиделева. Ремезов заявлял, что о применении самодельного пистолета при нападении на Сиделева, он узнал лишь после совершенного преступления.
Кроме того, в постановлении о предъявлении обвинения Ремезову на предварительном следствии не указывается об осведомленности Ремезова о наличии огнестрельного оружия у нападавших на Сиделева. Не содержится этих данных также и в приговоре суда.
Учитывая это, действия Чечеткина, Суетова и Герасименко, выразившиеся в применении огнестрельного оружия при нападении на Сиделева, о чем Ремезов не был осведомлен, следует рассматривать как эксцесс исполнителей. А действия Ремезова по данному эпизоду преступления подлежат квалификации по ст. 17 и ч. 3 ст. 145 УК.