Необоснованное направление дела для дополнительного расследования

Определение Верховного Суда РФ от 03.12.1992

(извлечение)

Органами предварительного следствия Б., К., М., К., М., Е. и Н. предъявлено обвинение в хищении государственного имущества в особо крупных размерах; М. — в соучастии в хищении государственного имущества в особо крупных размерах и вовлечении несовершеннолетнего Б. в преступную деятельность; П. и Г. — в недонесении о совершенном преступлении, а П., кроме того, — в недобросовестном отношении к своим обязанностям по охране государственного имущества.
Определением Ульяновского областного суда дело по обвинению Б., К., М., К., М., Е. и Н. по ст. 93(1), М. по ст. ст. 17 и 93(1) и ст. 210 УК, П. по ст. ст. 100 и 190 УК и Г. по ст. 190 УК направлено на дополнительное расследование.
Государственный обвинитель в частном протесте поставил вопрос об отмене определения областного суда и направлении дела на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на то, что разрешение всех возникших вопросов не связано с проведением следственных действий и возможно в процессе судебного следствия.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 3 декабря 1992 г. протест удовлетворила, указав следующее.
В соответствии с требованиями ст. ст. 232 и 258 УПК суд направляет дело из судебного заседания для производства дополнительного расследования в тех случаях, когда неполнота предварительного следствия невосполнима в судебном заседании. Приведенные же в определении данные не дают оснований для такого вывода.
Как видно из материалов дела, 1 июля 1992 г. следователем было вынесено два постановления о прекращении уголовного преследования в отношении К., Н. и Е. в части хищения с Ульяновского автозавода коробок передач. К. было предъявлено обвинение в том, что он 5 ноября 1991 г. по предварительному сговору с Б. и другими совершил хищение с указанного завода автомашины марки УАЗ-31512 стоимостью 21150 руб., а Н. и Е. — в хищении с завода 8 января 1992 г. автомашины марки УАЗ-31512 стоимостью 312000 руб. по сговору с Б., К. и между собой.
В обоснование своего решения о необходимости проведения по делу дополнительного расследования суд предложил органам следствия дать действиям подсудимых правильную юридическую оценку по эпизодам обвинения от 5 ноября 1991 г. и от 8 января 1992 г. Кроме того, тщательно исследовать обстоятельства хищения государственного имущества в указанный период. Помимо этого, суд сослался на преждевременность вынесения следователем постановлений о прекращении уголовного преследования в части хищения коробок передач в отношении К., Е. и Н.
Однако органы предварительного следствия дали юридическую оценку действиям подсудимых по эпизодам обвинения от 5 ноября 1991 г. и от 8 января 1992 г.
Из определения же областного суда не видно, в связи с чем суд считает преждевременным вынесение следователем постановлений о прекращении уголовного преследования в отношении К., Е. и Н. в части хищения коробок передач и почему суд лишен возможности рассмотреть дело по существу предъявленного им обвинения по эпизодам, связанным с хищением автомашин 5 ноября 1991 г. и 8 января 1992 г.
Противоречия в предъявленных М. и Б. обвинениях, которые, по мнению суда, должны быть устранены при новом расследовании, могут быть разрешены самим судом в ходе судебного разбирательства.
Суд может проверить показания подсудимого П. о состоянии ворот на посту, на котором он нес службу 24 января 1992 г., характеристику М. из школы строительных мастеров, а также наличие или отсутствие судимости у К.
Таким образом, решение суда о проведении по делу дополнительного расследования нельзя признать обоснованным.
Как видно из постановлений о привлечении Б., М., М., К., Е., Н., К., М., Г. и П. в качестве обвиняемых и обвинительного заключения, в них конкретно указано, какие преступные действия они совершили, а также время, способ и другие обстоятельства, при которых имели место преступления.
Помимо этого, в обвинительном заключении приведены определенные доказательства, подтверждающие, по мнению органов следствия, предъявленное им обвинение.
Это обязывало суд в соответствии с требованиями ст. ст. 20, 71 и 240 УПК всесторонне, полно и объективно исследовать собранные по делу доказательства и в зависимости от добытых данных по вмененному каждому подсудимому обвинению решить вопрос об их виновности или невиновности.