О судебной практике по делам об изнасиловании

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.04.1992 N 4

В связи с вопросами, возникшими в судебной практике по делам об изнасиловании, Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет:
1. Разъяснить судам, что при изнасиловании умыслом виновного охватывается как конечная цель преступления — половое сношение с женщиной вопреки ее воле и согласию, так и действия по достижению этой цели с применением физического насилия, угроз или с использованием беспомощного состояния потерпевшей.
Действия лица, добившегося согласия женщины на совершение полового акта путем обмана или злоупотребления доверием, например, заведомо ложного обещания вступить с ней в брак, не могут рассматриваться как изнасилование.
Изнасилование следует считать оконченным преступлением с момента начала полового акта независимо от его последствий.
2. Изнасилование или покушение на изнасилование, сопровождающееся причинением потерпевшей легких или менее тяжких телесных повреждений, подлежит квалификации по ч. 1 ст. 117 УК РСФСР, а если причинены телесные повреждения, повлекшие последствия, указанные в ст. 108 УК РСФСР, — по ч. 4 ст. 117 УК РСФСР. При этом дополнительной квалификации по другим статьям о преступлениях против личности не требуется, так как применение насилия и причинение вреда здоровью потерпевшей охватываются диспозицией закона об ответственности за изнасилование.
3. Действия лица, совершившего умышленное убийство в процессе изнасилования, должны быть квалифицированы по совокупности преступлений, предусмотренных п. "е" ст. 102 и ч. 4 ст. 117 УК РСФСР.
Если умышленное убийство совершено после окончания насильственного полового акта или покушения на него в целях сокрытия совершенного преступления либо по мотивам мести за сопротивление, оказанное потерпевшей при изнасиловании, действия виновного следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных п. "е" ст. 102 и соответствующей частью ст. 117 УК РСФСР.
4. Под угрозой убийством или причинением тяжкого телесного повреждения (ч. 2 ст. 117 УК РСФСР) следует понимать не только прямые высказывания, которые выражали намерение немедленного применения физического насилия к самой потерпевшей, ее детям, близким родственникам или другим лицам, но и, с учетом обстоятельств дела, такие угрожающие действия виновного, как, например, демонстрация оружия (пистолета, ножа, бритвы и т.п.).
Ответственность по ч. 2 ст. 117 УК РСФСР по признаку применения угрозы убийством или причинением тяжкого телесного повреждения наступает тогда, когда она явилась средством преодоления сопротивления потерпевшей при изнасиловании. При этом такая угроза охватывается диспозицией ч. 2 ст. 117 УК РСФСР и дополнительной квалификации по ст. 207 УК РСФСР не требует.
Если угроза убийством или причинением тяжкого телесного повреждения была выражена после изнасилования с той, например, целью, чтобы потерпевшая никому не сообщила о случившемся, действия виновного, при отсутствии квалифицирующих обстоятельств, подлежат квалификации по ч. 1 ст. 117 УК РСФСР, а также дополнительно по ст. 207 УК РСФСР, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.
5. Изнасилование следует признавать совершенным с использованием беспомощного состояния потерпевшей в тех случаях, когда она в силу своего физического или психического состояния (малолетний возраст, физические недостатки, расстройство душевной деятельности, иное болезненное либо бессознательное состояние и т.п.) не могла понимать характера и значения совершаемых с нею действий или не могла оказать сопротивления виновному и последний, вступая в половое сношение, сознавал, что потерпевшая находится в таком состоянии.
При оценке обстоятельств изнасилования потерпевшей, находившейся в состоянии опьянения, суды должны исходить из того, что беспомощным состоянием в этих случаях может быть признана лишь такая степень опьянения, которая лишала потерпевшую возможности оказать сопротивление виновному.
Для признания изнасилования совершенным с использованием беспомощного состояния потерпевшей не имеет значения, привел ли женщину в такое состояние сам виновный (например, напоил спиртными напитками, дал наркотики, снотворное и т.п.) или она находилась в беспомощном состоянии независимо от его действий.
Если из материалов дела об изнасиловании усматривается, что беспомощное состояние потерпевшей наступило в результате применения лекарственных препаратов, наркотических средств, сильнодействующих или ядовитых веществ, то свойства и характер их действия на организм человека могут быть установлены соответствующим экспертом, заключение которого следует учитывать при оценке состояния потерпевшей наряду с другими доказательствами.
6. Часть 2 ст. 117 УК РСФСР, предусматривающая повышенную ответственность за изнасилование, совершенное лицом, ранее совершившим изнасилование, подлежит применению независимо от того, был ли виновный осужден за первое насильственное половое сношение, были ли оконченными совершенные изнасилования и являлся ли виновный исполнителем либо иным соучастником этих преступлений.
В тех случаях, когда насилие над потерпевшей не прерывалось либо прерывалось на непродолжительное время и обстоятельства совершения насильственных половых актов свидетельствуют о едином умысле виновного, совершение им второго и последующих половых актов не может рассматриваться в качестве обстоятельства, дающего основание для квалификации содеянного по признаку повторности.
При совершении двух или более изнасилований, ответственность за которые предусмотрена различными частями ст. 117 УК РСФСР, а также при совершении в одном случае покушения на изнасилование или соучастие в этом преступлении, а в другом — оконченного изнасилования действия виновного по каждому из указанных преступлений должны квалифицироваться самостоятельно.
7. Изнасилование не может быть признано повторным, если судимость за ранее совершенное изнасилование с виновного снята либо погашена в соответствии со ст. 57 УК РСФСР или в порядке амнистии либо помилования, а также если к моменту совершения второго изнасилования истекли сроки давности уголовного преследования за него или сроки исполнения обвинительного приговора, указанные в ст. ст. 48 и 49 УК РСФСР.
8. Квалификация изнасилования как совершенного группой лиц, может иметь место в случае, когда лица, принимавшие участие в изнасиловании, действовали согласованно в отношении потерпевшей, причем как групповое изнасилование должны квалифицироваться не только действия лиц, совершивших насильственный половой акт, но и действия лиц, содействовавших им путем применения физического или психического насилия к потерпевшей. При этом действия лиц, лично не совершавших насильственного полового акта, но путем применения насилия к потерпевшей содействовавших другим в ее изнасиловании, должны квалифицироваться как соисполнительство в групповом изнасиловании.
9. Изнасилование следует признавать совершенным группой лиц не только в тех случаях, когда несколькими лицами подвергается изнасилованию одна или более потерпевших, но и тогда, когда виновные, действуя согласованно и применяя физическое насилие или угрозу в отношении нескольких женщин, затем совершают половой акт каждый с одной из них.
Действия участников группового изнасилования подлежат квалификации по ч. 3 ст. 117 УК РСФСР независимо от того, что остальные участники преступления не были привлечены к уголовной ответственности ввиду их невменяемости, либо в силу требований ст. 10 УК РСФСР, или по другим предусмотренным законом основаниям.
10. Согласно закону под изнасилованием малолетней следует понимать изнасилование девочки, не достигшей четырнадцати лет, а под изнасилованием несовершеннолетней — не достигшей восемнадцати лет.
Применяя закон об уголовной ответственности за изнасилование несовершеннолетней или малолетней, судам следует иметь в виду, что квалификация этих преступлений соответственно по ч. ч. 3 и 4 ст. 117 УК РСФСР возможна лишь в случаях, когда виновный знал или допускал, что совершает насильственный половой акт с несовершеннолетней или малолетней. При этом необходимо учитывать не только показания самого подсудимого, но и тщательно проверять их соответствие другим обстоятельствам дела.
11. Особо тяжкими последствиями, дающими основание квалифицировать действия виновного по ч. 4 ст. 117 УК РСФСР, могут быть признаны, например, смерть или самоубийство потерпевшей, душевная болезнь, последовавшие в результате изнасилования, заражение ее заболеванием СПИД лицом, знавшим о наличии у него этой болезни, а также причинение в процессе изнасилования телесных повреждений, повлекших последствия, предусмотренные ст. 108 УК РСФСР.
Действия лица, знавшего о наличии у него заболевания СПИД и заразившего потерпевшую либо заведомо поставившего ее в опасность заражения этой болезнью, следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 117 и 115.2 УК РСФСР.
12. Применяя закон об ответственности за изнасилование, совершенное особо опасным рецидивистом, судам необходимо учитывать, что ответственность по этому закону может нести только такое лицо, которое по приговору суда признано особо опасным рецидивистом до совершения изнасилования.
13. Решая вопрос о наличии в действиях виновного изнасилования (ст. 117 УК РСФСР) или полового сношения с лицом, не достигшим половой зрелости (ст. 119 УК РСФСР), суды в каждом конкретном случае должны устанавливать, могла ли потерпевшая в силу своего возраста и развития понимать характер и значение совершаемых с нею действий. Если она ввиду своего малолетнего возраста, умственной отсталости и т.п. не могла понимать характера и значения совершаемых с нею действий, содеянное виновным следует рассматривать как изнасилование, совершенное с использованием беспомощного состояния потерпевшей, и квалифицировать по соответствующей части ст. 117 УК РСФСР.
В случаях, когда имело место изнасилование несовершеннолетней, последующие половые акты, совершенные с ее согласия, не исключают ответственности виновного по ст. 117 УК РСФСР. В этих случаях, если несовершеннолетняя потерпевшая не достигла половой зрелости, действия виновного подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 117 и 119 УК РСФСР.
14. При рассмотрении дел по обвинению лиц, не достигших совершеннолетия, в изнасиловании либо в совершении иных половых преступлений (ст. ст. 119 и 120 УК РСФСР) судам следует учитывать, что в соответствии со ст. 10 УК РСФСР лица в возрасте от 14 до 16 лет подлежат ответственности только за изнасилование, а за иные предусмотренные законом половые преступления уголовной ответственности не несут.
Лица, достигшие 16-летнего возраста, могут нести уголовную ответственность как за изнасилование, так и за половые преступления, предусмотренные ст. ст. 119 и 120 УК РСФСР. Однако при решении вопроса об уголовной ответственности лиц, не достигших совершеннолетия, за половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости, а также за развратные действия в отношении несовершеннолетних необходимо учитывать, что закон в указанных случаях направлен на охрану нормального развития несовершеннолетних обоего пола. Исходя из этого, суд должен в каждом конкретном случае подходить строго дифференцировано к решению вопроса об ответственности и мере наказания виновного, учитывая возраст обоих несовершеннолетних, данные, характеризующие их личность, степень тяжести наступивших последствий и иные обстоятельства дела.
15. При разрешении дел о покушении на изнасилование с применением физического или психического насилия следует устанавливать, действовал ли подсудимый с целью совершения полового акта и являлось ли примененное им насилие средством к достижению этой цели. Только при наличии этих обстоятельств действия виновного могут рассматриваться как покушение на изнасилование. В связи с этим необходимо отличать покушение на изнасилование от других преступных посягательств, затрагивающих честь, достоинство и неприкосновенность личности женщин (развратные действия, хулиганство, причинение телесных повреждений, оскорбление и др.).
16. В соответствии со ст. 16 УК РСФСР добровольный отказ от совершения изнасилования надлежит рассматривать не как смягчающее ответственность обстоятельство, а как обстоятельство, исключающее ответственность за данное преступление. В этом случае лицо может отвечать лишь за фактически совершенные им действия при условии, что они содержат состав иного преступления. Вместе с тем суды должны иметь в виду, что не может быть признан добровольным и, следовательно, устраняющим ответственность отказ, который вызван невозможностью дальнейшего продолжения преступных действий вследствие причин, возникших помимо воли виновного.
Придя к выводу об отсутствии в действиях покушавшегося на изнасилование добровольного отказа от совершения преступления и квалифицируя его действия по ст. ст. 15 и 117 УК РСФСР, суды не должны ограничиваться общей ссылкой в приговоре на то, что преступление не было доведено до конца вследствие причин, возникших помимо воли виновного, а обязаны указывать на установленные по делу конкретные причины, в силу которых он вынужден был отказаться от доведения преступления до конца.
17. При назначении наказания за изнасилование суды, исходя из требований закона об индивидуализации ответственности, должны учитывать характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного и обстоятельства дела, смягчающие и отягчающие ответственность, роль и степень участия каждого обвиняемого при совершении изнасилования группой лиц, а также предшествовавшие изнасилованию отношения потерпевшей с подсудимым.
18. Председательствующий, принимая меры к всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела и установлению истины, должен учитывать специфику этих дел и устранять все вопросы, не имеющие отношения к делу и унижающие честь и достоинство потерпевшей, своевременно пресекать нетактичное поведение отдельных участников процесса.

Председатель Верховного Суда Российской Федерации В.М.ЛЕБЕДЕВ

Секретарь Пленума, член Верховного Суда Российской Федерации В.В.ДЕМИДОВ