Требование: О признании недействительным и о применении последствий недействительности договора поручительства, заключенного банком и должником (поручителем) в обеспечение исполнения обязательства заемщика по договору об открытии кредитной линии

Решение: Требование удовлетворено, поскольку договор поручительства заключен после принятия судом заявления о признании должника банкротом, а его заключение повлекло оказание банку предпочтения перед другими кредиторами должника.

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 27.09.2016 N Ф01-3652/2016 по делу N А43-8460/2014

Арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе:
председательствующего Елисеевой Е.В.,
судей Каширской Н.А., Ногтевой В.А.
при участии в судебном заседании 22.09.2016 представителя
от открытого акционерного общества "РОСТ БАНК":
Алексеева В.Н. по доверенности от 05.10.2015 N 260/Н-15-62-1,
в отсутствие участвующих в деле лиц в судебном заседании 27.09.2016
рассмотрел кассационную жалобу
открытого акционерного общества "РОСТ БАНК"
на определение Арбитражного суда Нижегородской области от 31.03.2016,
принятое судьей Когутом Д.В., и
на постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 07.06.2016,
принятое судьями Протасовым Ю.В., Захаровой Т.А., Белышковой М.Б.,
по делу N А43-8460/2014
по заявлению конкурсного управляющего
общества с ограниченной ответственностью "Синтез Сервис-1"
(ИНН: 5249076310, ОГРН: 1055216524153)
Слепова Сергея Ивановича
о признании сделки недействительной (ничтожной) и
применении последствий недействительности сделки
и

установил:

в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью "Синтез Сервис-1" (далее — общество "Синтез Сервис-1"; должник) конкурсный управляющий должника Слепов Сергей Иванович обратился в Арбитражный суд Нижегородской области с заявлением о признании недействительным договора поручительства от 31.07.2014 N 958/ПЮ/14, заключенного открытым акционерным обществом "РОСТ БАНК" (далее — Банк) и должником в обеспечение исполнения обязательства общества с ограниченной ответственностью "АЕ Кемиклс" (далее — общество "АЕ Кемиклс") по договору об открытии кредитной линии от 31.07.2014 N 958КЛ/14, и о применении последствий недействительности сделки.
Заявление основано на пункте 2 статьи 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее — Закон о банкротстве) и на статьях 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Суд первой инстанции определением от 31.03.2016, оставленным без изменения постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 07.06.2016, удовлетворил заявление конкурсного управляющего. Суды руководствовались статьями 10 (пунктом 1) и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 61.1, 61.2 (пунктом 2) и 61.8 Закона о банкротстве, а также разъяснениями, содержащимися в пунктах 4, 5 и 7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее — постановление Пленума N 63) и исходили из того, что спорный договор существенно нарушает права и законные интересы иных кредиторов, поскольку Банк приобрел статус кредитора с требованиями, относящимися к текущим, которые согласно пункту 1 статьи 134 Закона о банкротстве, погашаются за счет конкурсной массы вне очереди преимущественно перед кредиторами, требования которых возникли до принятия заявления о признании должника банкротом.
Не согласившись с состоявшимися судебными актами, Банк обратился в Арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить определение от 31.03.2016 и постановление от 07.06.2016 и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявления конкурсного управляющего.
Заявитель кассационной жалобы полагает, что обжалованные судебные акты приняты с нарушением норм материального и процессуального права.
По мнению Банка, вывод судов о злоупотреблении правом при заключении спорного договора поручительства со стороны Банка является несостоятельным, противоречит фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.
Заявитель обращает внимание суда округа на то, что, сделав вывод о злоупотреблении Банком правом при заключении спорного договора и об отсутствии экономического смысла его заключения, суды первой и апелляционной инстанций не дали оценки доводам Банка о наличии между обществом "АЕ Кемиклс" и обществом с ограниченной ответственностью "Синтез" (далее — общество "Синтез") длительных партнерских отношений (хозяйственных связей), в то время как данные обстоятельства имеют существенное значение для разрешения настоящего спора.
В отзыве на кассационную жалобу конкурсный управляющий должника, указав на законность и обоснованность обжалованных судебных актов и на несостоятельность доводов кассационной жалобы, попросил оставить определение от 31.03.2016 и постановление от 07.06.2016 без изменения; ходатайствовал о рассмотрении дела в его отсутствие.
В соответствии со статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании 22.09.2016 объявлялся перерыв до 27.09.2016.
В судебном заседании представитель Банка поддержал позицию, изложенную в кассационной жалобе.
Иные участвующие в деле лица, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, явку представителей в судебное заседание не обеспечили, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие.
Законность определения Арбитражного суда Нижегородской области от 31.03.2016 и постановления Первого арбитражного апелляционного суда от 07.06.2016 по делу N А43-8460/2014 проверена Арбитражным судом Волго-Вятского округа в порядке, установленном в статьях 274, 284, 286 и 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Как следует из материалов дела и установили суды, Банк и общество "АЕ Кемиклс" (заемщик) заключили кредитный договор от 31.07.2014 N 958КЛ/14, по условиям которого Банк (кредитор) обязался предоставить заемщику кредит в сумме 235 000 000 рублей.
В обеспечение исполнения обязательства общества "АЕ Кемиклс" по возврату кредитных денежных средств Банк и общество "Синтез Сервис-1" (поручитель) заключили договор поручительства от 31.07.2014 N 958/ПЮ/14, по условиям которого поручитель обязался отвечать перед Банком за исполнение заемщиком обязательств по возврату кредита в полном объеме.
Арбитражный суд Нижегородской области определением от 17.04.2014 возбудил производство по делу о несостоятельности (банкротстве) общества "Синтез Сервис-1"; определением от 13.08.2014 суд ввел в отношении должника процедуру наблюдения, утвердил временным управляющим Лаптева Дмитрия Павловича. Сообщение о введении в отношении должника процедуры наблюдения опубликовано в газете "Коммерсантъ" от 23.08.2014 N 150. Решением от 19.01.2015 суд признал должника банкротом, открыл в отношении его имущества процедуру конкурсного производства, конкурсным управляющим утвердил Слепова С.И.
Арбитражный суд Нижегородской области определением от 18.12.2015 принял к производству заявление Банка о включении в реестр требований кредиторов общества "Синтез Сервис-1" требования задолженности в размере 299 926 203 рублей 70 копеек, частично вытекающего из спорного договора.
Конкурсный управляющий должника посчитал, что в результате заключения указанного договора поручительства имуществу должнику и его кредиторам причинены убытки, поэтому оспорил его законность на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве и статей 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Согласно части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений и постановлений, принятых арбитражными судами первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе. Банк в кассационной жалобе приводит доводы о несогласии с обжалованными судебными актами только в части, касающейся признания договора поручительства от 31.07.2014 N 958/ПЮ/14 недействительным по основаниям, предусмотренным в статьях 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, поэтому суд кассационной инстанции на основании статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не проверяет законность судебного акта в остальной части.
В статье 61.9 и пункте 3 статьи 129 Закона о банкротстве конкурсному управляющему предоставлено право подавать в арбитражный суд от имени должника заявления о признании недействительными сделок и решений, а также о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником.
В силу пункта 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в Законе о банкротстве.
В четвертом абзаце пункта 4 постановления Пленума N 63 разъяснено, что наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных статьями 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Согласно статье 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.
В силу пункта 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.
Положения указанной нормы предполагают недобросовестное поведение (злоупотребление) правом с обеих сторон сделки, а также осуществление права исключительно с намерением причинить вред другому лицу или с намерением реализовать иной противоправный интерес, не совпадающий с обычным хозяйственным (финансовым) интересом сделок такого рода. Следовательно, для квалификации сделок как совершенных со злоупотреблением правом в дело должны быть представлены доказательства того, что, заключив спорные договоры, стороны имели умысел на реализацию какой-либо противоправной цели.
Оценив оспоренную сделку на предмет наличия признаков ее недействительности по основаниям, предусмотренным в статьях 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды исходили из того, что Банк приобрел статус кредитора с требованиями, относящимися к текущим, которые согласно пункту 1 статьи 134 Закона о банкротстве погашаются за счет конкурсной массы вне очереди преимущественно перед кредиторами, требования которых возникли до принятия заявления о признании должника банкротом, в связи с чем пришли к выводу о том, что спорный договор совершен при злоупотреблении Банком своим правом и существенно нарушает права и законные интересы иных кредиторов должника.
Названный вывод судов не соответствует фактическим обстоятельствам дела и не основан на доказательствах.
О злоупотреблении правом со стороны займодавца (кредитной организации) при заключении обеспечительных сделок могло бы свидетельствовать, например, совершение последним названных сделок не в соответствии с их обычным предназначением (не для создания дополнительных гарантий реального погашения долговых обязательств), а в других целях, таких как:
участие в операциях по неправомерному выводу активов;
получение кредитором безосновательного контроля над ходом дела о несостоятельности;
реализация договоренностей между займодавцем (кредитной организацией) и поручителем (залогодателем), направленных на причинение вреда иным кредиторам, лишение их части того, на что они справедливо рассчитывали (в том числе не имеющее разумного экономического обоснования принятие новых обеспечительных обязательств по уже просроченным основным обязательствам в объеме, превышающем совокупные активы поручителя (залогодателя), при наличии у последнего неисполненных обязательств перед собственными кредиторами, и т.п.).
Суды, однако, не установили ни одно из перечисленных обстоятельств. Конкурсный управляющий не опроверг презумпцию добросовестного осуществления Банком своих гражданских прав (статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Сделки поручительства и залога обычно не предусматривают встречного исполнения со стороны кредитора в пользу гарантирующего лица (поручителя или залогодателя), поэтому не имелось повода ожидать, что Банк должен был заботиться о выгодности спорной сделки для поручителя (залогодателя).
Действие стороны сделки со злонамеренной целью всегда предполагает наличие умысла, направленного на достижение указанной цели, поэтому непринятие мер по установлению имущественного и финансового положения должника перед заключением договора поручительства само по себе не может свидетельствовать о злоупотреблении правом со стороны банка.
По смыслу статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации, недействительные сделки по характеру нарушения делятся на оспоримые и ничтожные. Закон не допускает возможности признания сделки по одному и тому же основанию и оспоримой и ничтожной. Суды в обоснование признания сделки ничтожной в силу статей 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сослались на фактические обстоятельства, которые могут свидетельствовать об оспоримости сделки в силу специальных норм Закона о банкротстве.
Таким образом, приведенные судами обстоятельства не могли быть положены в обоснование вывода о применении в отношении Общества положений статей 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Между тем применение судами статей 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, не подлежащих применению в рассматриваемом случае, не привело к принятию незаконных судебных актов.
В абзаце 4 пункта 9.1 постановления Пленума N 63 разъяснено следующее: если исходя из доводов оспаривающего сделку лица и имеющихся в деле доказательств суд придет к выводу о наличии иного правового основания недействительности сделки, чем то, на которое ссылается истец (например, пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве вместо статьи 61.3, или наоборот), то на основании части 1 статьи 133 и части 1 статьи 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд должен самостоятельно определить характер спорного правоотношения, возникшего между сторонами, а также нормы права, подлежащие применению (дать правовую квалификацию), и признать сделку недействительной в соответствии с надлежащей нормой права.
Согласно пункту 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения их требований при наличии некоторых условий.
В абзаце 5 пункта 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве содержится одно из таких условий, а именно: сделка привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве).
В соответствии с пунктом 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве сделка с предпочтением может быть признана недействительной, если она совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.
В пункте 11 постановления Пленума N 63 указано, что если сделка с предпочтением была совершена после принятия судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия судом заявления о признании должника банкротом, то в силу пункта 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.3, в связи с чем наличия иных обстоятельств, предусмотренных пунктом 3 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.
Суды первой и апелляционной инстанций установили, что договор поручительства от 31.07.2014 N 958/ПЮ/14 заключен после принятия судом заявления о признании должника банкротом (17.04.2014), на момент совершения оспоренной сделки у должника уже имелись неисполненные денежные обязательства перед обществом с ограниченной ответственностью "Промышленная энергосбытовая компания" в размере 3 424 711 рублей 68 копеек, которые подтверждаются решениями Арбитражного суда Нижегородской области от 02.04.2014 по делу N А43-18585/2013, от 03.04.2014 по делу N А43-562/2014, от 28.11.2013 по делу N А43-21343/2013 и от 06.03.2014 по делу N А43-28065/2013, и пришли к выводу о том, что в результате совершения оспоренной сделки Банк приобрел статус кредитора с требованиями, относящимися к текущим, которые в силу пункта 1 статьи 134 Закона о банкротстве погашаются за счет конкурсной массы вне очереди преимущественно перед кредиторами, требования которых возникли до принятия заявления о признании должника банкротом.
Таким образом, суды установили все юридически значимые обстоятельства для признания сделок недействительными по основанию, предусмотренному в пунктах 1 и 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве, что позволяет суду кассационной инстанции квалифицировать спорный договор поручительства сделкой, повлекшей оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими.
На основании изложенного доводы Банка об отсутствии в его действиях признаков злоупотребления правом не имеют значения для правильного разрешения настоящего спора.
Оснований для отмены обжалованных судебных актов по приведенным в кассационной жалобе доводам не имеется.
Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены судебного акта, судом округа не установлено.
Кассационная жалоба не подлежит удовлетворению.
Согласно статье 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статье 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации государственная пошлина по кассационной жалобе составляет 3000 рублей и относится на заявителя.
Руководствуясь статьями 274, 286, 287 (пунктом 1 части 1), 289 и 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Волго-Вятского округа

постановил:

определение Арбитражного суда Нижегородской области от 31.03.2016 и постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 07.06.2016 по делу N А43-8460/2014 оставить без изменения, кассационную жалобу открытого акционерного общества "РОСТ БАНК" — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий Е.В.ЕЛИСЕЕВА

Судьи Н.А.КАШИРСКАЯ В.А.НОГТЕВА