Обстоятельства: Определением отказано в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, так как лицо, подписавшее договоры аренды недвижимого имущества, содержащие третейские оговорки, не установлено, доказательства прямого одобрения ответчиком заключенного неуполномоченным лицом соглашения о третейской оговорке отсутствуют

Решение: Определение оставлено без изменения.

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 10.02.2016 N Ф02-7890/2015 по делу N А19-6703/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 9 февраля 2016 года
Полный текст постановления изготовлен 10 февраля 2016 года
Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:
председательствующего Бронниковой И.А.,
судей: Николиной О.А., Парской Н.Н.,
при участии в судебном заседании представителей общества с ограниченной ответственностью Инновационно-финансовый центр "ФОРВАРД" Молотковой Анастасии Игоревны (доверенность от 23.0.2015), закрытого акционерного общества "Иркутская металлургическая компания" Фоминых Ольги Вениаминовны (доверенность от 07.04.2015),
рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью Инновационно-финансовый центр "ФОРВАРД" на определение Арбитражного суда Иркутской области от 20 октября 2015 года по делу N А19-6703/2015 (суд первой инстанции: Швидко С.Н.),

установил:

общество с ограниченной ответственностью Инновационно-финансовый центр "ФОРВАРД" (ОГРН 1063827026009, далее — общество) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Независимого постоянно действующего Третейского суда при ЗАО "ТД "ИЛИМ-РОСКО" от 8 апреля 2014 года (полный текст от 10.04.2015) по третейскому делу N ТС11-15/125.
Определением Арбитражного суда Иркутской области от 20 октября 2015 года в удовлетворении заявления отказано.
Не согласившись с принятым по делу судебным актом, общество обратилось в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просит его отменить, ссылаясь на неправильное применение судом норм процессуального права, и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей.
По мнению заявителя кассационной жалобы, суд в нарушение пунктов 1, 2 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не исследовал и не оценил доказательства, имеющие существенное значение для дела, а именно: показания свидетелей Изотова И.В., Изотовой Т.В., наличие на договорах аренды подлинной печати закрытого акционерного общества "Иркутская металлургическая компания", платежное поручение N 39 от 25 июня 2013 года, копии договоров аренды N Ф-04-13 от 09.01.2013, Ф-03-09 от 11.01.2009, выписку из ЕГРЮЛ в отношении закрытого акционерного общества "Иркутская металлургическая компания". Суд неправомерно отказал в назначении повторной экспертизы.
В отзыве на кассационную жалобу ответчик просит оставить судебный акт без изменения.
В судебном заседании представители лиц, участвующих в деле, поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее.
Проверив в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, соответствие выводов Арбитражного суда Иркутской области о применении норм права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, правильность применения судом первой инстанции норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к следующим выводам.
Как следует из материалов дела и установлено судом, 09.01.2013 между обществом (арендодатель) и ЗАО "Иркутская металлургическая компания" (арендатор) заключен договор аренды недвижимого имущества N Ф-04-13, согласно которому арендодатель передает, а арендатор принимает в срочное возмездное пользование (аренду) производственное здание (нежилое здание, инвентарный номер 32150, литер И, площадь 584, 60 кв. м, этажность 1, расположенное по адресу: г. Иркутск, ул. Ракитная, д. 18А).
09.01.2014 стороны заключили договор аренды недвижимого имущества N Ф-03-14 на срок до 25.12.2014, предметом которого является передача арендатору во временное владение и пользование (аренду) нежилого помещения площадью 13, 8 кв. м, расположенного на 2 этаже Административно-бытового корпуса по адресу: г. Иркутск, ул. Ракитная, 18А.
Пункты 5.8 указанных договоров содержат условия, что все споры и разногласия, которые могут возникнуть из договора, стороны стремятся разрешить путем переговоров.
В случае если указанные споры и разногласия не могут быть решены путем переговоров, спор подлежит рассмотрению в г. Иркутске в независимом постоянно действующем третейском суде ЗАО "ТД ИЛИМ-РОСКО", в соответствии с положением, регламентом и иными правилами, действующими в данном третейском суде, с которыми стороны ознакомлены, и полностью согласны.
Решением Независимого постоянно действующего Третейского суда при ЗАО "ТД "ИЛИМ-РОСКО" от 8 апреля 2015 года (полный текст 10.04.2015) по третейскому делу N ТС11-15/125 исковые общества удовлетворены. С ЗАО "Иркутская металлургическая компания" взыскано 548 100 рублей, из которых: 60 000 рублей — основной долг по договору аренды недвижимого имущества N Ф-04-13 от 09.01.2013, 120 000 рублей — основной долг по договору аренды недвижимого имущества N Ф-03-14 от 09.01.2014, 268 100 рублей — неустойка по договорам аренды недвижимого имущества N Ф-04-13 от 09.01.2013, N Ф-03-14 от 09.01.2014, 100 000 рублей — расходы на оплату услуг представителя.
Поскольку взысканные денежные средства ответчиком не оплачены, истец обратился в Арбитражный суд Иркутской области за выдачей исполнительного листа на принудительное исполнение решения Независимого постоянно действующего Третейского суда при ЗАО "ТД "ИЛИМ-РОСКО" от 8 апреля 2015 года (полный текст 10.04.2015) по третейскому делу N ТС11-15/125.
Арбитражный суд первой инстанции, отказывая в выдаче исполнительного листа, исходил из того, что поскольку лицо, подписавшее договоры аренды недвижимого имущества N Ф-04-13 от 09.01.2013, N Ф-03-14 от 09.01.2014, содержащие третейские оговорки не установлено, то соглашение о третейской оговорке со стороны ответчика подписано неуполномоченным лицом, а доказательств прямого одобрения ответчиком заключенного неуполномоченным лицом соглашения о третейской оговорке в материалах дела не имеется, следовательно, у суда отсутствуют основания для выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.
Выводы суда соответствует установленным по делу обстоятельствам и действующему законодательству.
В соответствии с частью 4 статьи 238 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении заявления арбитражный суд в судебном заседании устанавливает наличие или отсутствие оснований для выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, предусмотренных статьей 239 данного Кодекса, путем исследования представленных в суд доказательств обоснования заявленных требований и возражений.
Арбитражный суд не вправе пересматривать решение по существу, в том числе переоценивать обстоятельства дела и давать оценку правильности применения норм материального права, а проверяет его на соответствие строго установленным критериям, то есть ограничивается установлением наличия или отсутствия предусмотренных законом оснований для выдачи исполнительного листа (статья 46 Федерального закона от 24.07.02 N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации", пункт 20 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2005 N 96 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов").
Согласно пункту 1 части 2 статьи 239 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд может отказать в выдаче исполнительного листа в случаях, если сторона третейского разбирательства, против которой принято решение третейского суда, представит доказательства того, что третейское соглашение недействительно по основаниям, предусмотренным федеральным законом.
В соответствии со статьей 5 Федерального закона от 24.07.2002 N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" (далее — Закон о третейских судах) спор может быть передан на разрешение третейского суда при наличии заключенного между сторонами третейского соглашения. Третейское соглашение может быть заключено сторонами в отношении всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между сторонами в связи с каким-либо конкретным правоотношением.
На основании пункта 1 статьи 7 Закона о третейских судах третейское соглашение считается заключенным в письменной форме, если оно содержится в документе, подписанном сторонами, либо заключено путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием других средств электронной или иной связи, обеспечивающих фиксацию такого соглашения. Ссылка в договоре на документ, содержащий условие о передаче спора на разрешение третейского суда, является третейским соглашением при условии, что договор заключен в письменной форме и данная ссылка такова, что делает третейское соглашение частью договора.
Таким образом, из названных положений Закона о третейских судах следует, что для признания сторонами третейского соглашения законодатель предусматривает в качестве обязательного условия наличие воли сторон. Причем необходимость волеизъявления сторон следует и из установления законодателем строгих требований к форме третейского соглашения, что также обусловливает необходимость четкого закрепления решения стороны о передаче спора на рассмотрение в третейский суд.
Судом установлено, что единоличным исполнительным органом ЗАО "Иркутская металлургическая компания" является директор Шахов Евгений Владимирович.
В договорах аренды N Ф-03-09 от 11.01.2009, N Ф-04-13 от 09.01.2013 имеется подпись от имени арендатора (ЗАО "Иркутская металлургическая компания") в лице Шахова Евгения Владимировича.
Для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательств (договоров аренды) арбитражный суд назначил проведение по делу судебной почерковедческой экспертизы.
В экспертном заключении N 1182/2-3, N 1183/2-3 от 21.09.2015 указано, что подписи выполнены не Шаховым Евгением Владимировичем, а другим лицом, с подражанием подлинной подписи Шахова Евгения Владимировича.
Таким образом, оценив в порядке, предусмотренном статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, имеющиеся в материалах дела доказательства, в том числе договоры аренды N Ф-03-09 от 11.01.2009, N Ф-04-13 от 09.01.2013 между обществом с ограниченной ответственностью Инновационно-финансовый центр "ФОРВАРД" и закрытым акционерным обществом "Иркутская металлургическая компания", а также экспертное заключение N 1182/2-3, N 1183/2-3 от 21.09.2015, суд пришел к обоснованному выводу о том, что третейское соглашение является недействительным.
При таких обстоятельствах суд правомерно отказал в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение вышеуказанного решения, поскольку установил, что между обществом с ограниченной ответственностью Инновационно-финансовый центр "ФОРВАРД" и закрытым акционерным обществом "Иркутская металлургическая компания" отсутствовало надлежащим образом оформленное третейское соглашение, подтверждающее намерение сторон передавать споры на рассмотрение в Третейский суд (пункт 1 статьи 7 Закона о третейском суде).
Статья 239 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и часть 2 статьи 46 Закона о третейских судах содержат исчерпывающий перечень оснований, при наличии которых арбитражный суд отказывает в выдаче исполнительного листа.
При этом одним из оснований для отказа в выдаче исполнительного листа, предусмотренных пунктом 2 частью 3 статьи 239 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и подпунктом 2 пункта 2 статьи 46 названного Закона, является нарушение решением третейского суда основополагающих принципов российского права.
Нормами статьи 18 Закона о третейских судах предусмотрено, что третейское разбирательство осуществляется на основе принципов законности, конфиденциальности, независимости и беспристрастности третейских судей, диспозитивности, состязательности и равноправия сторон.
Согласно статье 27 Закона о третейских судах каждой стороне должны быть предоставлены равные возможности для изложения своей позиции и защиты своих прав и интересов.
Оценив материалы дела, арбитражный суд установил, что проверка третейским судом заявления о фальсификации доказательств носила формальный характер, по существу никаких действий по проверке заявления о фальсификации доказательств третейским судом не проведено. Отказ в заявлении о фальсификации доказательств не мотивирован третейским судом ни решении, ни в определении от 08.04.2015.
Таким образом, арбитражным судом сделан верный вывод о том, что процедура третейского разбирательства при рассмотрении третейского дела N ТС11-15/125 не соответствовала требованиям, установленным Законом о третейских судах.
С учетом изложенных обстоятельств в их совокупности арбитражный суд пришел к обоснованному выводу о том, что решение Независимого постоянно действующего Третейского суда при ЗАО "ТД "ИЛИМ-РОСКО" от 8 апреля 2015 года по делу N ТС11-15/125 нарушает основополагающие принципы российского права — принципы состязательности и равноправия сторон, в связи с чем, правомерно отказал в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение данного решения.
Оснований для переоценки данных доводов у суда кассационной инстанции в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не имеется.
Нарушений норм материального или процессуального права, являющихся основанием для отмены судебного акта (статья 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), судом кассационной инстанции не установлено.
С учетом изложенного обжалуемое определение суда подлежит оставлению без изменения, кассационная жалоба — без удовлетворения.
Руководствуясь ст. 286, 287, 289, 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

постановил:

Определение Арбитражного суда Иркутской области от 20 октября 2015 года по делу N А19-6703/2015 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
Взыскать с общества с ограниченной ответственностью Инновационно-финансовый центр "ФОРВАРД" в доход федерального бюджета государственную пошлину в размере 3 000 рублей.
Арбитражному суду Иркутской области выдать исполнительный лист.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий И.А.БРОННИКОВА

Судьи О.А.НИКОЛИНА Н.Н.ПАРСКАЯ