Требование: О признании незаконным предписания уполномоченного органа

Обстоятельства: Оспариваемым предписанием на заявителя, как на образовательное учреждение, возложено обязательство по обеспечению в установленный срок прохождения профилактического осмотра на туберкулез абитуриентами при поступлении на обучение, что нарушает права и законные интересы заявителя.
Решение: Требование удовлетворено, поскольку в соответствии с действующим законодательством требование по прохождению медицинского осмотра на туберкулез при поступлении на обучение адресовано непосредственно физическим лицам (абитуриентам), а не образовательным учреждениям.

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 08.12.2015 N Ф02-6545/2015 по делу N А19-5861/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 01 декабря 2015 года
Полный текст постановления изготовлен 08 декабря 2015 года
Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:
председательствующего Соколовой Л.М.,
судей: Шелега Д.И., Шелеминой М.М.,
при участии представителей Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Иркутский государственный университет" Безносова Вячеслава Юрьевича (доверенность N Д/01-07-80 от 31.12.2014), управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Иркутской области Богуславского Артема Леонидовича (доверенность N 112 от 04.09.2015), Сафьянниковой Анны Александровны (доверенность N 138 от 05.11.2015),
рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу заинтересованного лица — управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Иркутской области на решение Арбитражного суда Иркутской области от 15 июня 2015 года по делу N А19-5861/2015 и постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 28 августа 2015 года по тому же делу (суд первой инстанции — Дмитриенко Е.В.; суд апелляционной инстанции: Рылов Д.Н., Никифорюк Е.О., Сидоренко В.А.),

установил:

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Иркутский государственный университет" (ОГРН 1033801008218, ИНН 3808013278, г. Иркутск, далее — заявитель, университет) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением к управлению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Иркутской области (г. Иркутск, далее — управление Роспотребнадзора, административный орган) о признании незаконным предписания от 20.02.2015 N 000203 в части возложенной обязанности по обеспечению в срок до 25.06.2015 прохождения профилактического осмотра на туберкулез абитуриентами при поступлении на обучение.
Решением Арбитражного суда Иркутской области от 15 июня 2015 года, оставленным без изменения постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 28 августа 2015 года, заявленные требования удовлетворены — предписание от 20.02.2015 N 000203 признано недействительным в части вмененной университету обязанности по обеспечению в срок до 25.06.2015 прохождения профилактического медицинского осмотра на туберкулез абитуриентами при поступлении на обучение, управление Роспотребнадзора обязано устранить допущенные нарушения прав и законных интересов университета в соответствии с нормами действующего законодательства.
Не согласившись с принятыми судебными актами, управление Роспотребнадзора обратилось в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просит решение и постановление отменить, по делу принять новый судебный акт.
Заявитель кассационной жалобы просит проверить законность и обоснованность обжалуемых судебных актов в связи с нарушением судами норм процессуального права (статей 27, 29, 197 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) — настоящее дело неподведомственно арбитражному суду, поскольку деятельность университета не связана с осуществлением им предпринимательской или иной экономической деятельности; неправильным применением норм материального права (статей 2, 11, 28, 29, 39 Федерального закона от 30.03.1999 N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" (далее — Федеральный закон N 52-ФЗ), статей 2, 7, 8 Федерального закона от 18.06.2001 N 77-ФЗ "О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации" (далее — Федеральный закон N 77-ФЗ), статей 29, 46 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (далее — Федеральный закон N 323-ФЗ), Постановления Правительства Российской Федерации от 25.12.2001 N 892 "О реализации Федерального закона "О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации" (далее — Постановление Правительства Российской Федерации N 892), Санитарно-эпидемиологических правил СП 3.1.2.3114-13 "Профилактика туберкулеза", утвержденных Постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 22.10.2013 N 60 (далее — СП 3.1.2.3114-13)), — ответственность за прохождение профилактического осмотра на туберкулез студентами университета и предоставление информации о прохождении данного осмотра абитуриентами поступающими на очное/заочное обучение в высшее учебное заведение лежит на заявителе.
По мнению заявителя кассационной жалобы, в силу статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации управление Роспотребнадзора освобождено от уплаты государственной пошлины за рассмотрение дела, в связи с чем судом первой инстанции указанные расходы на административный орган отнесены неправомерно.
В отзыве на кассационную жалобу университет против доводов заявителя кассационной жалобы возразил.
Присутствующие в судебном заседании представители заявителя и заинтересованного лица подтвердили доводы и возражения, изложенные кассационной жалобе и отзыве на нее.
Проверив в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в пределах доводов кассационной жалобы правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального права и норм процессуального права, соответствие выводов арбитражных судов о применении норм права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа пришел к следующим выводам.
Как следует из материалов дела и установлено арбитражными судами, должностными лицами управления Роспотребнадзора в период с 26.01.2015 по 20.02.2015 проведена внеплановая выездная проверка деятельности университета в целях расследования причин возникновения инфекционных заболеваний (отравлений, поражений) людей, по итогам которой составлен акт N 000203 от 20.02.2015 о нарушении университетом требований Федерального закона N 77-ФЗ, Федерального закона N 323-ФЗ, Федерального закона N 52-ФЗ, Федерального закона от 29.12.2012 N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" (далее — Федеральный закон N 273-ФЗ), Постановления Правительства Российской Федерации N 892, СП 3.1.2.3114-13, СП 3.1/3.2.3146-13 "Общие требования по профилактике инфекционных и паразитарных болезней. Санитарно-эпидемиологические правила", утвержденных Постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 16.12.2013 N 65 (далее — СП 3.1/3.2.3146-13).
По результатам проверки управлением Роспотребнадзора в адрес заявителя вынесено предписание от 20.02.2015 N 000203 об устранении допущенных нарушений.
Не согласившись с указанным предписанием в части возложения на университет обязанности по обеспечению в срок до 25.06.2015 прохождения профилактического осмотра на туберкулез абитуриентами при поступлении на обучение, заявитель обратился в арбитражный суд с требованием о признании предписания в указанной части недействительным.
Удовлетворяя заявленные требования, суды обеих инстанций исходили из того, что предписание в обжалуемой части незаконно, необоснованно и нарушает права и законные интересы заявителя.
В соответствии с частью 1 статьи 198, частью 4 статьи 200, частью 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации для удовлетворения требований о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц необходимо наличие двух условий: несоответствие их закону или иному нормативному правовому акту, а также нарушение прав и законных интересов заявителя.
Обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие) (часть 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
В силу пункта 1 статьи 29 Федерального закона N 52-ФЗ в целях предупреждения возникновения и распространения инфекционных заболеваний и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений) должны своевременно и в полном объеме проводиться предусмотренные санитарными правилами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия, в том числе мероприятия по осуществлению санитарной охраны территории Российской Федерации, введению ограничительных мероприятий (карантина), осуществлению производственного контроля, мер в отношении больных инфекционными заболеваниями, проведению медицинских осмотров, профилактических прививок, гигиенического воспитания и обучения граждан.
Санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия проводятся в обязательном порядке гражданами, индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами в соответствии с осуществляемой ими деятельностью, а также в случаях, предусмотренных пунктом 2 статьи 50 Федерального закона N 52-ФЗ (пункт 3 статьи 29 названного Федерального закона).
Предписание от 20.02.2015 N 000203 в оспариваемой заявителем части содержит указание на обязанность университета обеспечить в установленный срок в соответствии со статьей 46 Федерального закона N 323-ФЗ, статьями 29 и 39 Федерального закона N 52-ФЗ, пунктом 4 статьи 8 Федерального закона N 77-ФЗ, статьей 48 Федерального закона N 273-ФЗ, пунктами 4.1, 4.2, 4.4, 4.11, 4.14, 4.18 СП 3.1.2.3114-13, пунктами 1.3, 2.1, 2.6, 7.1, 7.4 СП 3.1/3.2.3146-13 и пунктом 2 Постановления Правительства Российской Федерации N 892 прохождение профилактического медицинского осмотра на туберкулез абитуриентов при поступлении на обучение.
Вместе с тем, из содержания указанных норм права не следует, что прохождение профилактического медицинского осмотра абитуриентами в целях выявления туберкулеза должно обеспечить образовательное учреждение.
Для такой группы населения как абитуриенты законодателем предусмотрено прохождение предварительного медицинского осмотра, проводимого при поступлении на учебу в целях определения соответствия учащегося требованиям к обучению (пункт 2 части 2 статьи 46 Федерального закона N 323-ФЗ), а не профилактического медицинского осмотра в целях выявления туберкулеза.
Поскольку требования Закона о необходимости прохождения медицинского осмотра на туберкулез при поступлении на обучение адресованы непосредственно физическим лицам (абитуриентам), а не образовательным учреждениям, предписанное университету требование обеспечить прохождение абитуриентами именно профилактического медицинского осмотра на туберкулез обоснованно признано судами не соответствующим действующему законодательству и нарушающим права заявителя в экономической и иной предпринимательской деятельности.
Выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам спора и имеющимся в деле доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, соответствуют правилам доказывания и оценки доказательств (часть 4 статьи 210, части 1 — 5 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Оснований для переоценки выводов судов первой и апелляционной инстанций у суда кассационной инстанции в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не имеется.
Довод заявителя кассационной жалобы о неподведомственности настоящего спора арбитражному суду судом кассационной инстанции не принимается, поскольку оспаривание ненормативного правового акта в порядке главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с участием административного органа и юридического лица подлежат рассмотрению арбитражным судом в случаях, определяемых статей 29 названного Кодекса. Данная норма права позволяет юридическому лицу оспаривать действия публичного органа, которые нарушают права заявителя на осуществление экономической деятельности, связанной с обучением населения.
Довод административного органа о неправомерном взыскании с него судебных расходов за рассмотрение дела в суде первой инстанции противоречит положениям статей 101, 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Законодательством не предусмотрено освобождение государственных и муниципальных органов от возмещения судебных расходов в случае, если решение принято не в их пользу.
Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены обжалуемых судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.
По результатам рассмотрения кассационной жалобы Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о том, что решение Арбитражного суда Иркутской области от 15 июня 2015 года по делу N А19-5861/2015 и постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 28 августа 2015 года по тому же делу основаны на полном и всестороннем исследовании имеющихся в деле доказательств, приняты с соблюдением норм материального и процессуального права, в связи с чем на основании пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат оставлению без изменения.
Руководствуясь статьями 274, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Иркутской области от 15 июня 2015 года по делу N А19-5861/2015 и постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 28 августа 2015 года по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий Л.М.СОКОЛОВА

Судьи Д.И.ШЕЛЕГ М.М.ШЕЛЕМИНА