Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Добротворского Алексея Александровича на нарушение его конституционных прав статьей 17, частью первой и пунктами 2 и 3 части второй статьи 75, статьями 87 и 88 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

Определение Конституционного Суда РФ от 24.03.2015 N 497-О

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.А. Добротворского к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В ходе судебного заседания по уголовному делу в отношении гражданина А.А. Добротворского были оглашены свидетельские показания гражданина Республики Азербайджан, не явившегося в судебное заседание. С постановленным в том числе на основе этих показаний приговором от 6 июля 2007 года в этой части согласился суд кассационной инстанции (определение от 25 декабря 2013 года).
В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации А.А. Добротворский просит признать противоречащими статьям 15 (часть 4), 17 (часть 1), 18, 19 (часть 1), 45 (часть 1), 46 (часть 1), 56 (часть 3), 120 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации и подпункту "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод статью 17 "Свобода оценки доказательств", часть первую и пункты 2 и 3 части второй статьи 75 "Недопустимые доказательства", статьи 87 "Проверка доказательств" и 88 "Правила оценки доказательств" УПК Российской Федерации. Как считает заявитель, данные законоположения по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, не обеспечивают право обвиняемого допрашивать показывающих против него свидетелей, позволяют суду признать оглашенные в судебном заседании свидетельские показания допустимыми доказательствами при условии, что обвиняемый не имел возможности допросить этого свидетеля в момент дачи им показаний.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Статья 17 УПК Российской Федерации закрепляет принцип свободной оценки доказательств в уголовном судопроизводстве, в силу которого судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью (часть первая); никакие доказательства не имеют заранее установленной силы (часть вторая).
Обеспечивая действие данного принципа, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации установил, что доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона, являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения и использоваться при доказывании (часть первая статьи 75); проверка доказательств производится дознавателем, следователем, прокурором, судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство (статья 87); каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела (часть первая статьи 88).
При этом уголовно-процессуальный закон не содержит положений, освобождающих суд, прокурора, следователя и дознавателя от обязанности исследовать доводы подозреваемого, обвиняемого о признании тех или иных доказательств не имеющими юридической силы и при возникновении сомнений в допустимости или достоверности этих доказательств — отвергнуть их в соответствии с требованием статьи 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 2011 года N 955-О-О, от 20 октября 2011 года N 1423-О-О, от 11 мая 2012 года N 814-О, от 24 сентября 2012 года N 1620-О, от 20 марта 2014 года N 517-О, от 22 апреля 2014 года N 824-О, от 29 января 2015 года N 32-О и др.). Кроме того, следует учитывать, что сомнения, возникающие при оценке оглашенных в суде показаний с точки зрения их допустимости и достоверности, в силу статьи 49 (часть 3) Конституции Российской Федерации должны истолковываться в пользу обвиняемого (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 28 мая 2013 года N 720-О, от 21 ноября 2013 года N 1880-О, от 24 июня 2014 года N 1433-О, от 25 сентября 2014 года N 2212-О и от 23 декабря 2014 года N 2796-О).
Таким образом, оспариваемые заявителем законоположения не могут расцениваться как нарушающие его права. Оценка же допустимости конкретных доказательств, на чем фактически он настаивает, в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не входит.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Добротворского Алексея Александровича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.ЗОРЬКИН