Дело "Власов (Vlasov) и Беньяш (Benyash) против Российской Федерации" (жалобы N 51279/09 и 32098/13) По делу обжалуется отказ выдать заграничные паспорта для выезда за границу в связи с судимостями. По делу допущено нарушение статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Постановление ЕСПЧ от 20.09.2016

[неофициальный перевод] *

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО "ВЛАСОВ (VLASOV) И БЕНЬЯШ (BENYASH) РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" * (Жалобы N 51279/09 и 32098/13)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ <**>

(Страсбург, 20 сентября 2016 г.)

———————————
* Перевод с английского Е.Г. Кольцова.
<**> Настоящее Постановление вступит в силу в соответствии с положениями пункта 2 статьи 44 Конвенции (примеч. редактора).

По делу "Власов и Беньяш против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Третья Секция), рассматривая дело Палатой в составе:
Луиса Лопеса Герры, Председателя Палаты,
Хелены Ядерблан,
Хелен Келлер,
Йоханнеса Сильвиса,
Дмитрия Дедова,
Бранко Лубарды,
Пере Пастора Вилановы, судей,
а также при участии Фатоша Араджи, заместителя Секретаря Секции Суда,
заседая за закрытыми дверями 30 августа 2016 г.,
вынес в указанный день следующее Постановление:

Процедура

1. Дело было инициировано жалобами N 51279/09 и 32098/13, поданными против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее — Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) двумя гражданами Российской Федерации: Алексеем Юрьевичем Власовым и Михаилом Михайловичем Беньяшем (далее — заявители) — 10 февраля 2010 г. и 21 апреля 2013 г. соответственно.
2. Интересы первого заявителя представлял В. Кузнецов, адвокат, практикующий в г. Москве. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.
3. Заявители жаловались, что ограничение их права на выезд из Российской Федерации было необоснованным.
4. 20 ноября 2014 г. и 9 июля 2015 г. вышеуказанная жалоба была коммуницирована властям Российской Федерации, а остальная часть жалоб была объявлена неприемлемой для рассмотрения по существу.

Факты

I. Обстоятельства дела

5. Обстоятельства дела, как они представлены сторонами, можно кратко изложить следующим образом.

A. Дело Власова

6. Первый заявитель Алексей Юрьевич Власов родился в 1957 году и проживает в г. Москве.
7. 6 октября 2008 г. Власов обратился в Федеральную миграционную службу Российской Федерации с заявлением о выдаче загранпаспорта * , с которым он мог бы выехать за границу.
———————————
* Так в тексте. Имеется в виду паспорт гражданина Российской Федерации, удостоверяющий личность гражданина Российской Федерации за пределами территории Российской Федерации (примеч. переводчика).

8. 27 октября 2008 г. Головинский районный суд г. Москвы признал заявителя виновным в контрабанде и назначил ему следующее наказание:
"…наказание в виде лишения свободы сроком на три года не подлежит исполнению и считается условным с испытательным сроком в три года.
Обязать Алексея Власова два раза в месяц отмечаться у специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, и уведомлять (этот орган) об изменении постоянного места жительства…".
9. 11 ноября 2008 г. ему было отказано в выдаче загранпаспорта на основании того, что он был условно осужден к трем годам лишения свободы, и срок условного осуждения не истек.
10. Заявитель Власов обжаловал решение об отказе в судебном порядке.
11. 3 июня 2009 г. Бутырский районный суд г. Москвы признал решение об отказе в выдаче заграничного паспорта законным, отметив следующее:
"Утверждения Власова о том, что Головинский районный суд в приговоре от 27 октября 2008 г. указал исчерпывающий перечень ограничений, применяемых к заявителю в течение испытательного срока, что среди этих ограничений не было запрета на выезд из Российской Федерации и что государственные служащие, по мнению заявителя, не должны толковать данный перечень расширительно, не противоречат пункту 4 статьи 15 Федерального закона "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" * , который предусматривает, что право гражданина на выезд из Российской Федерации может быть временно ограничено в случаях как реального, так и условного отбывания наказания. Лицо, которому наказание назначено условно, считается осужденным, отбывающим наказание, которое может быть освобождено от наказания только по истечении срока условного осуждения. Срок условного осуждения Власова истекает 14 января 2012 г., и по истечении этого срока судимость Власова погашается в соответствии со статьей 86 Уголовного кодекса Российской Федерации. До этого времени Власов считается осужденным лицом, отбывающим наказание, что является основанием для ограничения права на выезд из Российской Федерации".
———————————
* Имеется в виду Федеральный закон Российской Федерации от 15 августа 1996 г. N 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" (примеч. переводчика).

12. 18 августа 2009 г. Московский городской суд оставил кассационную жалобу заявителя на решение районного суда без удовлетворения, отметив следующее:
"Доводы о том, что Власов был подвергнут ограничениям, выходящим за пределы установленных в вынесенном ему приговоре, и что он был вынужден отбывать наказание на территории Российской Федерации, хотя ему требовалось выехать за границу в деловых целях и для выполнения своих обязанностей, не могут служить основанием для отмены правильного решения (суда первой инстанции)".

B. Дело Беньяша

13. Второй заявитель Михаил Михайлович Беньяш родился в 1977 году и проживает в г. Сочи.
14. 31 августа 2011 г. Центральный районный суд г. Сочи признал Беньяша виновным в вымогательстве и осудил его к лишению свободы сроком на три года условно с испытательным сроком три года. Он был освобожден в зале суда. 12 октября 2011 г. Краснодарский краевой суд, рассмотрев кассационную жалобу, оставил приговор без изменения.
15. 5 декабря 2011 г. Федеральная миграционная служба Российской Федерации отказала Беньяшу в выдаче загранпаспорта, отметив, что тот был задержан 1 сентября 2010 г. и что в соответствии с имеющейся информацией в отношении заявителя продолжалось производство по уголовному делу.
16. Заявитель Беньяш обжаловал решение об отказе в судебном порядке.
17. 28 июня 2012 г. Центральный районный суд г. Сочи признал решение об отказе в выдаче заграничного паспорта законным:
"…в настоящее время срок наказания, назначенного 31 августа 2011 г., не истек, и Беньяш является осужденным лицом, вследствие чего решение об отказе (в выдаче загранпаспорта) не нарушает его права".
18. 29 ноября 2012 г. Краснодарский краевой суд, рассмотрев апелляционную жалобу, поддержал доводы районного суда и оставил соответствующее решение без изменения.
19. 11 апреля 2013 г. Краснодарский краевой суд вынес определение об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

II. Соответствующие внутригосударственные законодательство и практика

20. Федеральный закон Российской Федерации от 15 августа 1996 г. N 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" устанавливает следующее:
"…Статья 2
Гражданин Российской Федерации не может быть ограничен в праве на выезд из Российской Федерации иначе как по основаниям и в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом…
Статья 15
Право гражданина Российской Федерации на выезд из Российской Федерации может быть временно ограничено в случаях, если он:
…4) осужден за совершение преступления, — до отбытия (исполнения) наказания или до освобождения от наказания…".
21. Уголовный кодекс Российской Федерации (далее — УК РФ) предусматривает:
"…Статья 73. Условное осуждение
1. Если, назначив исправительные работы, ограничение по военной службе, содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы на срок до восьми лет, суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания, он постановляет считать назначенное наказание условным…
5. Суд, назначая условное осуждение, возлагает на условно осужденного с учетом его возраста, трудоспособности и состояния здоровья исполнение определенных обязанностей: не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, не посещать определенные места, пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании или венерического заболевания, трудиться (трудоустроиться) либо продолжить обучение в общеобразовательной организации. Суд может возложить на условно осужденного исполнение и других обязанностей, способствующих его исправлению…
Статья 86. Судимость
1. Лицо, осужденное за совершение преступления, считается судимым со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу до момента погашения или снятия судимости.
2. Лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым.
3. Судимость погашается:
а) в отношении лиц, условно осужденных, — по истечении испытательного срока…".
22. 8 декабря 2009 г. Конституционный Суд Российской Федерации отклонил жалобу по делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 15 Федерального закона "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию", поданную двумя гражданами, которым было отказано в выдаче загранпаспортов * . Первый жалующийся гражданин был осужден условно, а второй был освобожден условно-досрочно с условием, что он найдет работу и не будет менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением лица, освобожденного условно-досрочно.
———————————
* Имеется в виду Постановление Конституционного Суда Российской Федерации "По делу о проверке конституционности подпункта 4 статьи 15 Федерального закона "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" в связи с жалобами граждан В.Ф. Алдошиной и Т.С.-М. Идалова" (примеч. переводчика).

Конституционный Суд Российской Федерации постановил, что исполнение вступивших в силу приговоров представляло собой конституционно значимую цель, поскольку неисполнение приговоров ставило бы под угрозу цели защиты прав и свобод граждан и умаляло бы высокий авторитет судебной власти. Условное осуждение по приговору суда не означает освобождения от наказания: в отношении осужденного выносится обвинительный приговор, в котором устанавливается испытательный срок, в течение которого на условно осужденного могут быть возложены определенные обязанности, ограничивающие его права и свободы (статья 73 и часть 3 статьи 86 УК РФ). Конституционный Суд Российской Федерации сделал вывод, что ограничение условно осужденных лиц в праве на выезд за пределы Российской Федерации представляет собой "временную меру, преследующую цель обеспечить исполнение обвинительного приговора суда". Относительно положения лиц, освобожденных условно-досрочно, Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что временное ограничение таких лиц в праве на выезд из Российской Федерации представляет собой гарантию, необходимую для обеспечения возможности отбывания полного срока наказания.
В связи с тем что полномочия органов, контролирующих поведение осужденных лиц, ограничиваются территорией Российской Федерации, реальный контроль за такими лицами, включая условно осужденных или условно-досрочно освобожденных от отбывания наказания, со стороны уполномоченных государственных органов возможен лишь в пределах территории Российской Федерации. Выезд же указанных лиц из Российской Федерации исключал бы возможность данного контроля, что умаляло бы цели наказания и делало бы ничтожным установленный порядок его исполнения и отбывания в качестве средства исправления осужденных.
Наконец, Конституционный Суд Российской Федерации подчеркнул, что федеральный законодатель вправе установить перечень оснований и определить организационно-правовые условия, при которых уполномоченный им государственный орган в определенных экстраординарных ситуациях, исходя из соображений гуманности и ввиду иных объективных и веских причин, разрешал бы осужденным выезжать за пределы Российской Федерации.

Право

I. Объединение жалоб в одно производство

23. Учитывая схожесть фактических и правовых обстоятельств, лежащих в основе жалоб, Европейский Суд считает необходимым объединить жалобы в одно производство в соответствии с пунктом 1 правила 42 Регламента Суда.

II. Предполагаемое нарушение статьи 2 протокола N 4 к Конвенции

24. Заявители жаловались, что решения об отказе в выдаче им заграничных паспортов, по которым они могли выехать из Российской Федерации, нарушали статью 2 Протокола N 4 к Конвенции, которая в соответствующей части предусматривает:
"…2. Каждый свободен покидать любую страну, включая свою собственную.
3. Пользование этими правами не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности или общественного спокойствия, для поддержания общественного порядка, предотвращения преступлений, охраны здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц".

A. Приемлемость жалоб

25. Европейский Суд отмечает, что настоящие жалобы не являются явно необоснованными по смыслу подпункта "а" пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что они не являются неприемлемыми по каким-либо другим основаниям. Следовательно, жалобы должны быть объявлены приемлемыми для рассмотрения по существу.

B. Существо жалоб

1. Доводы сторон

26. Заявители подчеркнули, что пункт 4 статьи 15 Федерального закона "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" предусматривал лишь возможность ограничения права на выезд из Российской Федерации, но не само ограничение как таковое. Заявитель Власов подчеркнул, что 27 октября 2008 г. районный суд в своем решении прямо указал, что наказание не подлежит исполнению, и не наложил на него каких-либо ограничений, кроме обязанности уведомлять соответствующий орган об изменении места жительства. Эту обязанность нельзя толковать как включающую запрет на выезд за границу. Заявитель Беньяш утверждал, что наложенная на него обязанность отмечаться два раза в месяц у специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, не исключает возможность осуществления краткосрочных поездок за границу по рабочим делам, в туристических целях или для прохождения лечения. Если бы он уклонился от исполнения условий назначенного ему наказания, не отметившись у специализированного государственного органа, условное осуждение могло быть отменено, а его имя внесено в список лиц, скрывающихся от правосудия. Он подчеркнул, что доводы властей Российской Федерации имели общий, неконкретный характер, и они не указали, какие публично-правовые интересы могли быть затронуты в случае его выезда за границу.
27. Власти Российской Федерации согласились с тем, что отказ в выдаче заграничного паспорта являлся вмешательством в право заявителей на выезд из Российской Федерации. Данное вмешательство было основано на пункте 4 статьи 15 Федерального закона "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" и преследовало правомерную цель — обеспечить исполнение уголовного наказания и осуществление специализированным государственным органом контроля за поведением заявителей (власти Российской Федерации привели ряд цитат из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2009 г., см. § 22 настоящего Постановления). Что касается необходимости вмешательства в демократическом обществе, власти Российской Федерации подчеркнули, что оспариваемая мера соответствовала крайней социальной необходимости, была ограничена во времени и не подлежала автоматическому продлению. В заявлениях о выдаче заграничных паспортов и в ходе последующих судебных разбирательств заявители не указали достаточно конкретных, объективных и веских оснований для выезда из Российской Федерации. В отношении заявителя Власова власти Российской Федерации заметили, что тот был дважды судим за контрабанду, то есть за преступление, связанное с пересечением государственной границы, и, соответственно, существовала опасность рецидива с его стороны. Срок ограничения его права на выезд из Российской Федерации был коротким, с 14 января 2009 г. до 20 марта 2010 г., всего один год и четыре месяца. Заявитель Беньяш был осужден за совершение тяжкого преступления, и ему были установлены определенные ограничения на весь испытательный срок, включая обязанность дважды в месяц отмечаться у компетентного органа. Если бы он покинул Российскую Федерацию, выполнение этой обязанности стало бы невозможным.

2. Мнение Европейского Суда

28. Европейский Суд повторяет, что пункт 2 статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции гарантирует каждому право покидать любую страну и направиться в другую страну по выбору лица, в которую ему разрешат въезд. Мера, посредством которой лицу отказано в использовании документа, который при его желании позволил бы ему покинуть страну, представляет собой вмешательство по смыслу статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции и должна соответствовать требованиям, содержащимся в пункте 3 этой статьи (см. Постановление Европейского Суда по делу "Бартик против Российской Федерации" (Bartik v. Russia), жалоба N 55565/00, § 36, ECHR 2006-XV, Постановление Европейского Суда по делу "Напияло против Хорватии" (Napijalo v. Croatia) от 13 ноября 2003 г., жалоба N 66485/01, § 68).
29. Очевидно, что решения об отказе в выдаче заграничных паспортов заявителям представляли собой подобную меру. Соответственно, следовало рассмотреть вопрос о том, была ли эта мера "предусмотрена законом", преследовала ли она одну или более правомерных целей, перечисленных в пункте 3 статьи 2 Протокола N 4, и была ли она "необходима в демократическом обществе" для достижения этих целей.
30. Власти Российской Федерации утверждали, что пункт 4 статьи 15 Федерального закона "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" обеспечивал достаточную правовую основу для вмешательства. Заявители утверждали, что статья 15 указанного Закона лишь предусматривала возможность ограничения права на выезд за границу в некоторых случаях и на определенный период времени, но не определяла процессуальные и материальные условия применения этого ограничения, вследствие чего она не отвечала требованиям "качества закона". Европейский Суд, в свою очередь, считает, что нет необходимости устанавливать, была ли рассматриваемая мера "предусмотрена законом", так как Европейский Суд считает, что данная мера не соответствовала статье 2 Протокола N 4 по иным основаниям, изложенным ниже (см. Постановление Европейского Суда по делу "Налбанцки против Болгарии" (Nalbantski v. Bulgaria) от 10 февраля 2011 г., жалоба N 30943/04, § 62).
31. Европейский Суд готов согласиться с тем, что мера, направленная на ограничение права осужденного за совершение преступления и не реабилитированного лица на выезд за границу, преследует правомерные цели поддержания общественного порядка и предотвращения преступлений. Вместе с этим возникает вопрос о том, был ли запрет на выезд "необходим в демократическом обществе" для достижения указанных целей (см. Постановление Европейского Суда по делу "Керимли против Азербайджана" (Kerimli v. Azerbaijan) от 16 июля 2015 г., жалоба N 3967/09, § 49).
32. В этом отношении Европейский Суд напоминает, что в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции государственные органы обязаны обеспечить, чтобы ограничение права частного лица на выезд из страны с момента его введения и в течение всего срока его действия было обоснованным и соразмерным. Как правило, должна быть предусмотрена возможность осуществления судебного контроля в отношении оценки обоснованности и соразмерности ограничения, поскольку суды обеспечивают наилучшие гарантии независимости, беспристрастности и правомерности применяемых процедур. Объем судебного контроля должен обеспечивать возможность учета всех обстоятельств дела, в том числе тех, которые касаются вопроса о соразмерности ограничительной меры (см. Постановление Европейского Суда по делу "Баттиста против Италии" (Battista v. Italy), жалоба N 43978/09, § 42, ECHR 2014, упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Налбанцки против Болгарии", § 64, с последующими ссылками).
33. Разумеется, в определенных случаях ограничения свободы передвижения, введенные в отношении лиц, осужденных за совершение преступления, могут быть оправданными, например, ввиду необходимости предотвратить рецидив преступлений. Так, Европейский Суд ранее допускал возможность ограничения свободы передвижения лиц, подозреваемых в причастности к преступному сообществу (см. Постановление Европейского Суда по делу "Раймондо против Италии" (Raimondo v. Italy) от 22 февраля 1994 г., § 39, Series A, N 281-A, и Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Лабита против Италии" (Labita v. Italy), жалоба N 26772/95, § 195, ECHR 2000-IV), а также лиц, признанных виновными в совершении насильственного преступления (см. Постановление Европейского Суда по делу "Вилла против Италии" (Villa v. Italy) от 20 апреля 2010 г., жалоба N 19675/06, § 45 — 50).
34. Однако такие ограничения могут быть признаны обоснованными в конкретном случае лишь при условии, что имеются очевидные признаки того, что существует реальный общественный интерес, который перевешивает право отдельного лица на свободу передвижения. Ограничения также должны быть основаны на конкретных доказательствах, достоверно свидетельствующих о наличии продолжающейся угрозы, на предотвращение которой направлены данные меры. В случае когда запрет на выезд является следствием статуса заявителя как лица, осужденного за совершение преступления и нереабилитированного, Европейский Суд считает, что такое общее и практически автоматическое ограничение не может быть признано необходимым (см. Постановление Европейского Суда по делу "Милен Костов против Болгарии" (Milen Kostov v. Bulgaria) от 3 сентября 2013 г., жалоба N 40026/07, § 17, Постановление Европейского Суда по делу "Саркизов и другие против Болгарии" (Sarkizov and Others v. Bulgaria) от 17 апреля 2012 г., жалобы N 37981/06, 38022/06, 39122/06, и 44278/06, § 67, и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Налбанцки против Болгарии", § 66). Европейский Суд также признавал нарушение статьи 2 Протокола N 4 в случае, когда ограничение на выезд было автоматически введено в связи с неоплатой долгов без учета личной ситуации заявителя и его платежеспособности в отношении сумм задолженности (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Баттиста против Италии", § 44).
35. В настоящем деле, как и в вышеупомянутых делах против Болгарии, власти Российской Федерации не указали каких-либо оснований для отказа в выдаче заявителям заграничных паспортов, помимо привлечения заявителей к уголовной ответственности и отсутствия их реабилитации, не изучили личную ситуацию заявителей и не объяснили, в чем состояла необходимость применения к заявителям подобной меры. Соответственно, власти Российской Федерации не провели требуемую оценку соразмерности ограничения права заявителей на выезд за границу и не обосновали применение этих ограничений (см. для сравнения упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Милен Костов против Болгарии", § 17, и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Налбанцки против Болгарии", § 67). В частности, власти Российской Федерации не пояснили, почему они полагали, что запрет на выезд вел к реабилитации заявителей, и почему кратковременное отсутствие в связи с поездкой за границу должно помешать Беньяшу исполнить свою обязанность дважды в месяц отмечаться у специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного лица. Европейский Суд повторяет, что одного лишь факта привлечения лица к уголовной ответственности и отсутствия реабилитации недостаточно для обоснования применения ограничений на свободу этого человека покидать свою страну (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Налбанцки против Болгарии", § 67).
36. В последовавшем за применением ограничений судебном разбирательстве российские суды сфокусировались на формальном соответствии запрета положениям законодательства Российской Федерации. Установив, что имели место признаки, содержащиеся в пункте 4 статьи 15 Федерального закона "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию", а именно осуждение и отсутствие реабилитации, суды признали запрет на выезд законным (см. § 11, 12 и 17 настоящего Постановления). Суды в действительности не попытались ни рассмотреть конкретные основания, представленные заявителем Власовым в обоснование необходимости выезда за границу (см. решение Московского городского суда, приведенное в § 12 настоящего Постановления), ни проанализировать, являлись ли ограничения права заявителей на выезд из Российской Федерации соразмерной мерой, и был ли установлен справедливый баланс между интересами общества и правом заявителей на свободу передвижения. Столь жесткий и автоматический подход не может быть совместим с обязанностью, возложенной на государственные органы в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции и состоящей в обеспечении того, чтобы ограничение права частного лица на выезд из страны с момента его введения и в течение всего срока его действия было обоснованным и соразмерным с учетом обстоятельств дела (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Налбанцки против Болгарии", упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Саркизов и другие против Болгарии" и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Милен Костов против Болгарии"). При данных обстоятельствах, принимая во внимание отсутствие оснований для введения ограничений и надлежащего судебного контроля по вопросу о соразмерности этих ограничений со стороны внутригосударственных органов, Европейский Суд не может строить предположения о том, имелись ли основания, оправдывавшие запрет на выезд. Предполагаемая опасность рецидива в случае с Власовым, на которую ссылались власти Российской Федерации, не упоминалась в решениях российских судов и впервые была заявлена в ходе производства в Европейском Суде.
37. Принимая во внимание вышеизложенное, Европейский Суд считает, что автоматический запрет на выезд за границу без учета личных обстоятельств заинтересованного лица не может быть признан "необходимым в демократическом обществе".
38. Соответственно, имело место нарушение статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции.

III. Применение статьи 41 Конвенции

39. Статья 41 Конвенции гласит:
"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

A. Ущерб

40. Заявитель Власов требовал 13 200 евро в качестве компенсации материального ущерба, состоящего в потере дохода в период до 10 июня 2010 г. Заявители требовали также 1 800 и 12 000 евро соответственно в качестве компенсации морального вреда.
41. Власти Российской Федерации утверждали, что предполагаемая утрата дохода не имела отношения к нарушению, рассматриваемому в настоящем деле, и не была подкреплена документально (власти государства-ответчика сослались на Постановление Европейского Суда по делу "Компания "S.C. Продкомексим SRL" против Румынии (N 2)" (S.C. Prodcomexim SRL v. Romania) (N 2) от 6 июля 2010 г., жалоба N 31760/06, § 53, Постановление Европейского Суда по делу "Патрикова против Болгарии" (Patrikova v. Bulgaria) от 4 марта 2010 г., жалоба N 71835/01, § 108 — 109, и Постановление Европейского Суда по делу "Марини против Албании" (Marini v. Albania) от 18 декабря 2007 г., жалоба N 3738/02, § 190). Власти Российской Федерации отметили также, что требование второго заявителя о компенсации морального вреда было чрезмерным, учитывая размер компенсаций, присуждавшихся Европейским Судом по аналогичным делам (в этой связи власти государства-ответчика сослались на упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Баттиста против Италии" и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Бартик против Российской Федерации", а также на Постановление Европейского Суда по делу "Миащик против Польши" (Miazdzyk v. Poland) от 24 января 2012 г., жалоба N 23592/07).
42. Европейский Суд не находит причинно-следственной связи между установленным нарушением и требованием заявителя Власова о компенсации утраты дохода и, соответственно, отклоняет данное требование. Кроме того, Европейский Суд в качестве компенсации морального вреда присуждает заявителю Власову сумму требования в полном объеме, то есть 1 800 евро, а заявителю Беньяшу 5 000 евро плюс сумму любого налога, который может подлежать уплате с этой суммы.

B. Судебные расходы и издержки

43. Заявитель Власов требовал 150 евро в качестве компенсации почтовых расходов.
44. Власти Российской Федерации подчеркнули, что заявителем представлены почтовые квитанции лишь на 100 евро.
45. В настоящем деле, принимая во внимание предоставленные документы, подтверждающие судебные расходы, Европейский Суд считает разумной сумму и присуждает Власову 150 евро в качестве компенсации судебных расходов и издержек плюс сумму любого налога, который может подлежать уплате с этой суммы.

C. Процентная ставка при просрочке платежей

46. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

НА ОСНОВАНИИ ВЫШЕИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1) объединил жалобы в одно производство;
2) объявил жалобы приемлемыми для рассмотрения по существу;
3) постановил, что имело место нарушение статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции;
4) постановил, что:
(a) государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить следующие суммы, подлежащие переводу в валюту государства-ответчика по курсу, который будет установлен на день выплаты:
(i) заявителю Власову 1 800 евро (одну тысячу восемьсот евро), а также любой налог, который может быть начислен на указанную сумму, в качестве компенсации морального вреда;
(ii) заявителю Беньяшу 5 000 евро (пять тысяч евро), а также любой налог, который может быть начислен на указанную сумму, в качестве компенсации морального вреда;
(iii) заявителю Власову 150 евро (сто пятьдесят евро), а также любой налог, который может быть начислен на указанную сумму, в качестве компенсации судебных расходов и издержек;
(b) с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;
5) отклонил оставшуюся часть требований заявителей о справедливой компенсации.
Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 20 сентября 2016 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Председатель Палаты Суда Л.Л.ГЕРРА

Заместитель Секретаря Секции Суда Ф.АРАДЖИ