Суд правомерно удовлетворил иск о признании недействительным решения о взыскании налога на добавленную стоимость и пени, поскольку средства, полученные вневедомственной охраной в результате своей деятельности, не являются выручкой от реализации продукции (работ, услуг) и, следовательно, у истца отсутствовали обязанности по уплате налога от этого вида деятельности

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 10.01.2002 N А78-2535/01-С2-12/174-Ф02-3295/01-С1

от 10 января 2002 г.
Дело N А78-2535/01-С2-12/174-Ф02-3295/01-С1

Федеральный арбитражный суд Восточно — Сибирского округа в составе:
председательствующего Елфимовой Г.В.,
судей: Борисова Г.Н., Брюхановой Т.А.,
представители сторон участия в судебном заседании не принимали,
рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Агинскому Бурятскому автономному округу на решение от 8 августа 2001 года Арбитражного суда Читинской области по делу N А78-2535/01-С2-12/174 (суд первой инстанции: Наследова Н.Г., Лешукова Т.О., Желтоухов Е.В.),

УСТАНОВИЛ:

Отдел вневедомственной охраны при Дульдургинском районном отделе внутренних дел (далее — ОВО) обратился в Арбитражный суд Читинской области с иском к Межрайонной инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Агинскому Бурятскому автономному округу (далее — налоговая инспекция) о признании недействительным решения N 21 от 28.03.2001 о взыскании 32331 рубля 64 копеек, списанных со счета ОВО инкассовым поручением налогового органа N 48 от 28.03.2001 и возврате 42701 рубля 54 копейки перечисленного налога на добавленную стоимость, пени по требованию налогового органа за март — апрель 2001 года.
Решением суда от 8 августа 2001 года признано недействительным решение Инспекции МНС РФ по Дульдургинскому району Читинской области от 28.03.2001 N 21.
На Межрайонную инспекцию МНС РФ по Агинскому Бурятскому автономному округу возложена обязанность возвратить из соответствующих бюджетов налог на добавленную стоимость 41294 рубля 60 копеек, пени в сумме 1406 рублей 94 копейки, всего 42701 рубль 54 копейки ОВО при Дульдургинском РОВД МВД РФ.
В апелляционном порядке законность и обоснованность решения суда не проверялись.
В кассационной жалобе налоговая инспекция просит отменить решение суда от 8 августа 2001 года, считая, что суд пришел к неверному выводу о том, что ОВО не является налогоплательщиком по налогу на добавленную стоимость.
Согласно Общероссийскому классификатору видов экономической деятельности продукции и услуги по обеспечению безопасности имущества относятся к услугам в области коммерческой деятельности.
Налоговая инспекция пришла к выводу о том, что, поскольку основной задачей ОВО является осуществление услуг в области коммерческой деятельности, так как осуществляются на возмездной основе, доходы, полученные от этого вида деятельности, являются объектами налогообложения. Тот факт, что деятельность ОВО находится под особым контролем государства, вызван спецификой услуг, оказываемых отделом, и не влечет освобождения от обязанности по уплате налогов и сборов.
Кроме того, налоговая инспекция считает, что статьей 149 части второй Налогового кодекса Российской Федерации, вступившей в силу с 01.01.2001, установлен перечень операций, не подлежавших налогообложению налогом на добавленную стоимость (освобождаемых от налогообложения), в числе которых нет услуг, оказываемых вневедомственной охраной.
С учетом вышеизложенного налоговая инспекция считает, что Арбитражный суд Читинской области при разрешении спора по существу неправильно применил нормы материального права.
Дело рассматривается по правилам главы 21 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Стороны о времени и месте рассмотрения дела уведомлены надлежаще (уведомление N 18210 от 19.12.2001).
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, кассационная инстанция не находит оснований для ее удовлетворения.
Из материалов дела усматривается:
Решением налогового органа по Дульдургинскому району Читинской области от 28.03.2001 с ОВО взыскан налог на добавленную стоимость в сумме 31554 рубля 60 копеек и сумма пени за неуплату налога 778 рублей 4 копейки.
Инкассовым поручением налогового органа N 48 от 28 марта 2001 года с расчетного счета ОВО списана сумма налога на добавленную стоимость в сумме 31554 рубля 60 копеек и пени 778 рублей 4 копейки.
Суд установил, что в решении от 28.03.2001 N 21 о взыскании налога на добавленную стоимость и пени не указан налоговый период, за который взыскивается налог и пени и не указано, на основании каких материалов проверки принято названное решение.
Суд признал, что в нарушение статьи 101 и статьи 70 Налогового кодекса Российской Федерации налоговая инспекция без направления налогоплательщику требования об уплате недоимки по налогу и пени в день вынесения оспариваемого решения направила инкассовое поручение N 46 на расчетный счет ОВО.
Данное обстоятельство судом признано как нарушение процессуальных норм привлечения к ответственности, что не позволяло налоговому органу списывать денежные средства с расчетного счета налогоплательщика и в свою очередь ведет к признанию недействительным решения N 21 от 28.03.2001.
Кроме того, суд признал, что ОВО не является плательщиком налога на добавленную стоимость, при этом руководствовался следующим.
Согласно пункту 1 части 1 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по налогу на добавленную стоимость признается реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.
Пунктом 4 части 2 названной статьи предусмотрено, что не признается реализация товаров (работ, услуг) выполнение работ (оказание услуг) органами, входящими в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления в рамках выполнения возложенных на них функций в случае, если обязанность выполнения работ (оказание услуг) установлена законодательством Российской Федерации, актами органов местного самоуправления.
В соответствии со статьями 1, 7, 9, 35 Закона Российской Федерации "О милиции", Положением о милиции общественной безопасности (местной милиции) в Российской Федерации, утвержденном Указом Президента Российской Федерации от 12.02.1993 N 209, и Положением о вневедомственной охране при органах Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 14.08.1992 N 589, подразделения вневедомственной охраны входят в структуру органов исполнительной власти и в состав милиции общественной безопасности, выполняют обязанности по охране общественного порядка, предупреждению и пресечению преступлений и административных правонарушений, охране на основе договоров с физическими лицами принадлежащего им имущества.
Согласно пункту 1 вышеназванного Положения N 589 вневедомственная охрана при органах внутренних дел Российской Федерации создается на договорной основе для защиты имущества собственников и организуется в городах, районных центрах и поселках городского типа.
Основной задачей вневедомственной охраны, согласно пункту 2 указанного Положения, является охрана имущества собственников на основе договоров.
Договорный характер отношений собственника имущества и отдела вневедомственной охраны не является основанием для признания оказываемых услуг реализацией товаров (работ, услуг), так как осуществляется названная деятельность в силу прямого указания законодательства Российской Федерации.
Суд пришел к правомерному выводу о том, что средства, полученные ОВО в результате его деятельности по охране собственности и от услуг по монтажу и обслуживанию охранной и пожарной сигнализации не являются выручкой от реализации продукции (работ, услуг) и, следовательно, у ОВО отсутствовали обязанности по уплате налога на добавленную стоимость от этого вида деятельности.
Довод кассационной жалобы о том, что данный вид деятельности является предпринимательской деятельностью, не основан на законе. Согласно заключению Министерства юстиции Российской Федерации от 10.01.1998 N 06-09/681 и разъяснениям Государственной налоговой службы Российской Федерации от 22.08.1994 N ВТ-6-01/307 жесткое государственное регулирование деятельности подразделений вневедомственной охраны при Министерстве внутренних дел Российской Федерации не позволяет рассматривать ее как предпринимательскую. Поэтому суммы средств, поступающие подразделениям вневедомственной охраны в качестве платы за оказание услуг по защите имущества собственников на основе договоров, не подлежат обложению налогом на прибыль.
Суд первой и апелляционной инстанции правильно акцентировал внимание на том, что в силу норм Закона Российской Федерации "О милиции" основная деятельность подразделений вневедомственной охраны по защите имущества собственников и граждан направлена на выполнение задач, возложенных этим законом на органы внутренних дел.
Кроме того, согласно статье 2 Гражданского кодекса Российской Федерации предпринимательской деятельностью является самостоятельная, осуществляемая на свой страх и риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказывания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.
С учетом изложенного, вывод суда о том, что ОВО не является субъектом обложения налогом, является законным.
В соответствии с Положением о вневедомственной охране ОВО осуществляет свою деятельность на принципах самоокупаемости, самофинансирования и содержатся за счет специальных (внебюджетных) средств, поступающих по договорам от собственников, оплата охраны объектов и других услуг производится по договорным ценам с учетом экономически обоснованных затрат и 5 — процентного превышения доходов над расходами для возмещения убытков в связи с кражами и пожарами. Фонд оплаты труда работников вневедомственной охраны формируется в пределах 80% от средств, поступающих по договорам от собственников. Средства, остающиеся в распоряжении ОВО после уплаты налогов, изъятию не подлежат. Они накапливаются на счетах и расходуются на развитие вневедомственной охраны, финансирование социальных программ. За счет остатка неиспользованных средств производится также отчисление в централизованный резервный фонд, из которого возмещаются убытки от крупных краж и пожаров.
Кассационная инстанция находит вывод суда о том, что средства, поступающие ОВО по договорам, заключенным на защиту имущества собственников, являются целевыми.
Об этом же было дано разъяснение Государственной налоговой службы Российской Федерации нижестоящим органам налоговой службы 22.08.1994 N ВГ-6-01-307 и 26.05.1998 N СШ-6-07/300, в котором указано, что средства, получаемые подразделениями вневедомственной охраны за оплату охраны объектов, являются целевыми, не включаются в выручку и не подлежат налогообложению.
Подразделение вневедомственной охраны осуществляло свою деятельность во исполнение целей и задач, установленных Законом Российской Федерации "О милиции", а полученные внебюджетные средства использовала на цели, обусловленные Законом, тем самым вся деятельность ОВО подчинена задаче по защите имущества собственников от преступлений и иных противоправных посягательств, а не получение прибыли.
Налоговая инспекция не представила арбитражному суду доказательства, подтверждающие расходование ОВО полученных по договорам от юридических лиц денежных средств на цели, не предусмотренные Законом Российской Федерации "О милиции" и Положением о вневедомственной охране.
Подразделения вневедомственной охраны не регистрируются как субъекты предпринимательской деятельности в органах, осуществляющих государственную регистрацию юридических лиц.
Изложенное выше дает основание кассационной инстанции согласиться с выводами Арбитражного суда Читинской области и считать, что в деятельности подразделения вневедомственной охраны отсутствуют такие законодательно установленные признаки предпринимательской деятельности, как самостоятельность, наличие специальной цели — систематическое получение прибыли и их государственная регистрация в качестве субъекта предпринимательства.
С учетом изложенного, кассационная инстанция считает, что суд на законных основаниях признал недействительным решение Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Дульдургинскому району Читинской области от 28.03.2001 N 21 и обязал Межрайонную инспекцию Российской Федерации по налогам и сборам по Агинскому Бурятскому автономному округу возвратить из соответствующих бюджетов налог на добавленную стоимость 41294 рубля 60 копеек, пени в сумме 1406 рублей 94 копейки, а всего 42701 рубль 54 копейки отделу вневедомственной охраны при Дульдургинском РОВД МВД Российской Федерации.
Руководствуясь статьями 162, 174 — 177 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Восточно — Сибирского округа

ПОСТАНОВИЛ:

Решение от 8 августа 2001 года Арбитражного суда Читинской области по делу N А78-2535/01-С2-12/174 оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.

Председательствующий Г.В.ЕЛФИМОВА

Судьи: Г.Н.БОРИСОВ Т.А.БРЮХАНОВА