Требование: О перерасчете страховых выплат

Обстоятельства: Истец полагал, что наиболее выгодным для него на момент назначения страховой выплаты являлся вариант его расчета из среднего заработка за иной период.
Решение: В удовлетворении требования отказано, так как выплата возмещения вреда здоровью истцу была назначена с 2003 года и рассчитана в соответствии с нормами действующего на тот момент законодательства об обязательном социальном страховании; права на перерасчет выплат возмещения вреда здоровью на основании п. 10 ст. 12 ФЗ от 24.07.1998 N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" в редакции ФЗ от 19.05.2010 N 90-ФЗ истец не имеет.

Определение Верховного Суда РФ от 15.12.2014 N 41-КГ14-29

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Пчелинцевой Л.М.,
судей Корчашкиной Т.Е., Фролкиной С.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании 15 декабря 2014 г. гражданское дело по иску Ольховского В.М. к Государственному учреждению — Ростовскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации (филиал N <…>) о перерасчете страховых выплат
по кассационной жалобе Ольховского В.М. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 20 февраля 2014 г., которым отменено решение Шахтинского городского суда Ростовской области от 15 октября 2013 г. и принято по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., выслушав объяснения представителя Ольховского В.М. — адвоката Еремеева С.С, поддержавшего доводы кассационной жалобы, возражения представителя Государственного учреждения — Ростовского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации Краснощекова С.Н., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Засеевой Э.С., полагавшей апелляционное определение оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Ольховский В.М. обратился в суд с иском к Государственному учреждению — Ростовскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации (филиал N <…>) о перерасчете страховых выплат, взыскании недоплаты по страховым выплатам за период с июня 2003 г. по 30 августа 2013 г.
В обоснование исковых требований Ольховский В.М. указывал, что 26 мая 2003 г. бюро медико-социальной экспертизы ему впервые было установлено 20% утраты профессиональной трудоспособности вследствие профессионального заболевания. Органами социального страхования Ольховскому В.М. с 26 мая 2003 г. были назначены и выплачивались ежемесячные страховые выплаты, исчисленные исходя из величины прожиточного минимума.
Истец, ссылаясь на положения Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", полагал, что наиболее выгодным для него на момент назначения страховой выплаты являлся вариант ее расчета из среднего заработка за период с августа 1990 года по июль 1991 года, предшествующий оставлению работы, повлекшей профессиональное заболевание, с применением к заработку повышающих коэффициентов "6" и "3". В связи с этим Ольховский В.М. просил суд произвести перерасчет страховых выплат с момента их назначения, взыскать с ГУ — Ростовского регионального отделения Фонда социального страхования РФ недоплату по страховым выплатам за период с июня 2003 г. по 30 августа 2013 г. в размере <…> руб., возложить на ответчика обязанность производить истцу ежемесячные страховые выплаты с 1 сентября 2013 г. в размере <…> руб. <…> коп.
Представитель ответчика исковые требования не признал, ссылаясь на то, что при назначении страховой выплаты Ольховскому В.М. его права нарушены не были, страховая выплата была назначена ему из наиболее выгодного для него на момент обращения варианта расчета среднемесячного заработка. Правовых оснований для увеличения сумм заработка истца за 1990 — 1991 гг. на коэффициенты "6" и "3" по действующему на тот момент законодательству не имелось, так как утрата истцом трудоспособности имела место в 2003 году. ГУ — Ростовским региональным отделением Фонда социального страхования Российской Федерации в полном объеме исполняются обязательства по индексации страховой выплаты. Кроме того, ответчик указал на то, что в соответствии с п. 9 ст. 12 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" исчисленная и назначенная страховая выплата в дальнейшем перерасчету не подлежит.
Решением Шахтинского городского суда Ростовской области от 15 октября 2013 г. исковые требования Ольховского В.М. удовлетворены. С ГУ — Ростовского регионального отделения Фонда социального страхования РФ (филиал N <…>) в пользу Ольховского В.М. взыскана недоплата по страховым выплатам за период с июня 2003 г. по 30 августа 2013 г. в размере <…> руб. 00 коп., на ГУ — Ростовское региональное отделение Фонда социального страхования РФ (филиал N <…>) возложена обязанность производить Ольховскому В.М. ежемесячные страховые выплаты с 1 сентября 2013 г. в размере <…> руб. <…> коп. с последующей индексацией в соответствии с действующим законодательством.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 20 февраля 2014 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Ольховскому В.М. отказано.
В кассационной жалобе Ольховского В.М., поданной в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, ставится вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 20 февраля 2014 г., как незаконного, с оставлением в силе решения суда первой инстанции.
По результатам изучения доводов кассационной жалобы Ольховского В.М. судьей Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е. 23 июля 2014 г. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 29 октября 2014 г. кассационная жалоба Ольховского В.М. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Ольховский В.М., надлежащим образом извещенный о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явился. До рассмотрения дела судом кассационной инстанции от Ольховского В.М. поступило заявление о рассмотрении дела в его отсутствие. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившегося истца.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражения на нее, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу не подлежащей удовлетворению.
Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что судом апелляционной инстанции при рассмотрении дела такого характера существенных нарушений норм материального или процессуального права допущено не было.
Судом установлено, что Ольховский В.М. работал на шахте "<…>" ОАО "Ростовуголь" в должности <…> подземного участка до 1 августа 1991 г. (л.д. 28).
В соответствии с актом о случае профессионального заболевания, утвержденным 19 февраля 2003 г. главным врачом Центра государственного санитарно-эпидемиологического надзора в г. Шахты, истцу диагностировано профессиональное заболевание, которое получено им в связи с работой во вредных условиях труда на шахте "<…>" ОАО "Ростовуголь" (л.д. 100 — 101).
Ольховский В.М. является инвалидом третьей группы бессрочно по причине профессионального заболевания (л.д. 9).
По результатам освидетельствования от 26 мая 2003 г. степень утраты Ольховским В.М. профессиональной трудоспособности была определена органами медико-социальной экспертизы в размере 20% на срок до 1 июня 2005 г., впоследствии — до 1 июня 2007 г., до 1 июня 2008 года, до 1 июня 2010 г. и с 26 мая 2010 г. — бессрочно (л.д. 16, 77, 81, 84, 88).
29 июля 2003 г. Ольховский В.М. обратился к ответчику с заявлением о назначении ему ежемесячной страховой выплаты в связи с имеющимся у него профессиональным заболеванием. В заявлении истец просил исчислить средний месячный заработок для определения размера страховой выплаты из его заработка за последние 12 месяцев, предшествовавших прекращению работы, повлекшей профессиональное заболевание: с августа 1990 года по июль 1991 года (л.д. 96, 98).
В соответствии с приказом директора филиала N <…> ГУ — Ростовское региональное отделение Фонда социального страхования РФ от 30 октября 2003 г. N <…> расчет ежемесячной страховой выплаты Ольховскому В.М. был произведен исходя из среднемесячного заработка, равного величине прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации (л.д. 12).
Разрешая спор и принимая решение об удовлетворении исковых требований Ольховского В.М., суд первой инстанции ссылался на статью 12 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", а также разъяснения, данные в пункте 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 марта 2011 г. N 2 "О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" и исходил из того, что при назначении истцу страхового возмещения впервые органами социального страхования было нарушено его право на выбор периода определения среднего заработка для исчисления страховых выплат, в частности, право на исчисление страховых выплат из заработка за период с августа 1990 г. по июль 1991 г., предшествующий оставлению работы, повлекшей профессиональное заболевание. По мнению суда, к заработку истца за указанный период должны были быть применены коэффициенты, установленные за 1990 и 1991 годы, а также дополнительные коэффициенты: "6" за период с августа по декабрь 1990 г. и "3" за период с января по июль 1991 г.
Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об отказе в иске, судебная коллегия исходила из того, что выплата возмещения вреда здоровью истцу была назначена с 2003 года и рассчитана в соответствии с нормами действующего на тот момент законодательства об обязательном социальном страховании, права на перерасчет выплат возмещения вреда здоровью на основании пункта 10 статьи 12 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. N 90-ФЗ истец не имеет.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не усматривает предусмотренных статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 20 февраля 2014 г.
Отношения по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в Российской Федерации регулируются вступившим в силу с 6 января 2000 г. Федеральным законом от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" (далее — Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ), которым определен порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору.
В соответствии с пунктом 1 статьи 7 названного выше Федерального закона право застрахованных на обеспечение по страхованию возникает со дня наступления страхового случая.
В силу абзаца 9 статьи 3 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ под страховым случаем понимается подтвержденный в установленном порядке факт повреждения здоровья застрахованного вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, который влечет возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию.
Профессиональным заболеванием, как определено в абзаце 11 статьи 3 данного Федерального закона, является хроническое или острое заболевание застрахованного, являющееся результатом воздействия на него вредного (вредных) производственного (производственных) фактора (факторов) и повлекшее временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности.
Согласно пункту 1 статьи 10 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ ежемесячные страховые выплаты назначаются и выплачиваются застрахованному, если по заключению учреждения медико-социальной экспертизы результатом наступления страхового случая стала утрата им профессиональной трудоспособности.
Как установлено судебными инстанциями при рассмотрении дела, профессиональное заболевание было диагностировано Ольховскому В.М. 16 января 2003 г., вследствие чего 26 мая 2003 г. ему учреждением медико-социальной экспертизы была установлена степень утраты трудоспособности.
В связи с наступлением указанного страхового случая Ольховскому В.М. органами социального страхования была назначена страховая выплата на основании норм названного выше Федерального закона в редакции, действовавшей на момент назначения выплат (26 мая 2003 г.).
Пунктом 10 статьи 12 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ в данной редакции предусматривалось, что в связи с повышением стоимости жизни суммы заработка, из которого исчисляется ежемесячная страховая выплата, увеличиваются в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.
Статьей 29 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ было сохранено действие абзацев первого и второго пункта 2 Постановления Верховного Совета РФ от 24 декабря 1992 г. N 4214-1 "Об утверждении Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей" (в остальной части признанного утратившим силу со дня вступления в силу Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ), которыми устанавливалось, что в связи с повышением стоимости жизни суммы заработка, из которого исчисляются суммы возмещения вреда, рассчитанные с учетом коэффициентов, указанных в данном пункте, увеличиваются по увечьям, иным повреждениям здоровья, полученным до 1 января 1991 г., — в шесть раз, с 1 января 1991 г. до 31 декабря 1993 г. — в три раза.
Учитывая, что повреждение здоровья (профессиональное заболевание) и стойкая утрата профессиональной трудоспособности были установлены Ольховскому В.М. в 2003 году, оснований для применения к его заработной плате за 1990 — 1991 гг. коэффициентов "6" и "3" на момент назначения ему страховой выплаты исходя из приведенного правового регулирования не имелось.
Впоследствии в связи с принятием Федеральных законов от 19 мая 2010 г. N 90-ФЗ и от 9 декабря 2010 г. N 350-ФЗ "О внесении изменений в статью 12 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" пункт 10 статьи 12 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" изложен в новой редакции.
В частности, Федеральным законом от 19 мая 2010 г. N 90-ФЗ "О внесении изменений в статью 12 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ" пункт 10 названной статьи дополнен четырьмя абзацами, устанавливающими коэффициенты увеличения сумм заработка, полученного за период по 31 января 1993 г., из которых исчисляется размер ежемесячной страховой выплаты.
Статьей 1 Федерального закона от 19 мая 2010 г. N 90-ФЗ в пункт 10 статьи 12 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ внесен абзац 3, предусматривающий, что суммы заработка, из которого исчисляется размер ежемесячной страховой выплаты, дополнительно увеличиваются за период до 1 января 1991 г. с учетом коэффициента 6, с 1 января 1991 г. по 31 января 1993 г. — с учетом коэффициента 3.
В то же время статьей 2 названного Федерального закона было установлено, что ежемесячные страховые выплаты, назначенные со дня вступления в силу Федерального закона от 30 июня 2006 г. N 90-ФЗ "О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации, признании не действующими на территории Российской Федерации некоторых нормативных правовых актов СССР и утратившими силу некоторых законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации", подлежат перерасчету с даты их назначения с учетом коэффициентов, установленных абзацами вторым — пятым пункта 10 статьи 12 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" (в редакции настоящего Федерального закона).
В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 19 мая 2010 г. N 90-ФЗ данный Федеральный закон вступил в силу со дня его официального опубликования (21 мая 2010 г.).
Таким образом, пунктом 2 статьи 2 Федерального закона от 19 мая 2010 г. N 90-ФЗ приведенным выше положениям пункта 10 статьи 12 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. N 90-ФЗ) придана обратная сила: она применяется для перерасчета ежемесячных страховых выплат, назначенных со дня вступления в силу Федерального закона от 30 июня 2006 г. N 90-ФЗ, т.е. с 6 октября 2006 г.
Принимая во внимание, что страховая выплата истцу была назначена с 2003 года и рассчитана в соответствии с нормами действовавшего на тот момент законодательства об обязательном социальном страховании, права на перерасчет страховой выплаты на основании пункта 10 статьи 12 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. N 90-ФЗ Ольховский В.М. не имеет.
Кроме того, как следует из пункта 9 статьи 12 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ исчисленная и назначенная ежемесячная страховая выплата в дальнейшем перерасчету не подлежит, за исключением случаев изменения степени утраты профессиональной трудоспособности, изменения круга лиц, имеющих право на получение страховых выплат в случае смерти застрахованного, а также случаев индексации ежемесячной страховой выплаты.
Поскольку в 2003 году Ростовским региональным отделением Фонда социального страхования РФ (филиал N <…>) страховая выплата Ольховскому В.М. была исчислена и назначена по наиболее выгодному для него (в соответствии с действовавшим на тот момент законодательством) варианту определения среднего заработка для исчисления страховых выплат, Ольховский В.М. обратился в филиал N <…> ГУ — Ростовского регионального отделения Фонда социального страхования РФ с заявлением о перерасчете назначенной ему в 2003 году страховой выплаты в 2012 году, то есть после внесения в законодательство приведенных выше изменений, которые на него не распространяются, суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу, что основания для удовлетворения заявленных Ольховским В.М. требований у суда первой инстанции отсутствовали, так как обстоятельств, которые в силу пункта 9 статьи 12 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ могли бы повлечь перерасчет назначенных Ольховскому В.М. страховых выплат, в данном случае не имеется.
Таким образом, суд апелляционной инстанции правомерно отменил решение суда первой инстанции и принял новое решение об отказе в удовлетворении иска Ольховского В.М., так как вывод суда первой инстанции о нарушении прав и законных интересов истца и наличии оснований для удовлетворения его исковых требований о перерасчете страховых выплат и взыскании задолженности по ним сделан с нарушением норм материального права.
С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит предусмотренных статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены обжалуемого судебного постановления по доводам кассационной жалобы Ольховского В.М.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 20 февраля 2014 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Ольховского В.М. — без удовлетворения.