Суд правомерно отказал в удовлетворении иска о взыскании неустойки за просрочку оплаты по договору поставки, поскольку указанный договор не позволяет определить количество подлежащего передаче товара, следовательно, является незаключенным

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 28.10.1997 N А10-124/8-Ф02-1061/97-С2

от 28 октября 1997 г.
Дело N А10-124/8-Ф02-1061/97-С2
Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:
председательствующего Некрасова С.Ю.,
судей: Кулакова В.И., Попова О.А.,
при участии в заседании:
от ООО "Практик" — Сидорович Д.А. (дов. N 07/02 от 01.07.1997, постоянная),
рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Практик" на решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 14 июля 1997 года по делу N А10-124/8 (суд первой инстанции: Ковалева Н.А.),

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью (далее — ООО) "Практик" обратилось в Арбитражный суд Республики Бурятия с иском о взыскании с Улан-Удэнского локомотивовагоноремонтного завода 2493465 рублей неустойки за просрочку оплаты по пункту 10 договора поставки N 18 от 08.07.1996.
До принятия судом первой инстанции решения по делу истец в соответствии со статьей 37 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации увеличил исковые требования до 401447865 рублей.
Решением Арбитражного суда Республики Бурятия от 14.07.1997 по делу N А10-124/8 истцу в иске отказано.
Не согласившись с принятым по делу N А10-124/8 решением, ООО "Практик" обратилось в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просит принятое по делу решение отменить и принять новое решение об удовлетворении исковых требований.
По мнению заявителя кассационной жалобы, арбитражным судом были неправильно применены нормы права, содержащиеся в статьях 432, 467, 506 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Суд, сославшись на пункт 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации, указал в решении о том, что стороны при заключении договора поставки N 18 от 8 июля 1996 года якобы не согласовали существенные условия, а именно: количество и ассортимент отгружаемой продукции.
Из содержания же пункта 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих условиях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Под существенными закон понимает сведения о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. В данной норме права нет перечня существенных условий, которые должен содержать договор поставки. Ни на какую иную норму материального права арбитражный суд не сослался, поэтому содержащиеся в его решении выводы о несоответствии требованиям закона заключенного сторонами договора поставки являются не только надуманными, но и совершенно неубедительными. Кроме того, суд, опираясь все на ту же норму закона (пункт 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации), признает незаключенным договор поставки, не учитывая при этом, что приведенная им в обоснование такого вывода норма материального права не содержит условий, которые бы позволили суду признать заключенный договор незаключенным.
Договор поставки N 18 от 8 июля 1996 года с учетом дополнительно принятого к нему соглашения содержит в пункте 1 сведения об ассортименте и о количестве подлежащей поставке продукции, которая должна была отгружаться по заявке покупателя. Все эти условия договора были соблюдены, продукция, как это было установлено материалами дела, была отгружена покупателю, им принята и частично оплачена.
Арбитражным судом при рассмотрении дела было допущено и нарушение норм процессуального права, в частности статьи 37 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Так, при рассмотрении дела суд по собственной инициативе изменил предмет иска, поскольку ни истцом, ни ответчиком не ставился вопрос о признании договора поставки незаключенным; напротив, ответчик в полном объеме признал заявленные истцом требования, что следует из содержания принятого решения. Арбитражный суд не учел того, что в силу части 1 статьи 37 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лишь истец, но не суд вправе до принятия решения арбитражным судом изменить основание или предмет иска, поэтому его суждения в решении о том, что якобы договор поставки является незаключенным, и, соответственно, об отсутствии оснований к удовлетворению иска не основаны на законе. Помимо этого, в решении суда отсутствует ссылка на закон или иной нормативный правовой акт, которым арбитражный суд руководствовался при принятии решения в части признания сделки незаключенной.
Ответчик в отзыве на кассационную жалобу указал, что считает решение суда первой инстанции законным и обоснованным.
Дело рассматривается в порядке, установленном главой 21 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Проверив в пределах, установленных статьей 174 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения Арбитражным судом Республики Бурятия норм материального и процессуального права, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа считает, что решение от 14.07.1997 по делу N А10-124/8 следует оставить без изменения.
Как видно из материалов дела и установлено судом первой инстанции, истец просит взыскать неустойку по пункту 10 договора поставки N 18 от 8 июля 1996 года в сумме 401447865 рублей.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции мотивировал это тем, что договор поставки N 18 от 8 июля 1996 года между сторонами не заключен, так как его условия не позволяют определить количество подлежащей поставке продукции.
По мнению кассационной инстанции, судом первой инстанции Арбитражного суда Республики Бурятия правомерно со ссылками на статьи 330, 432 Гражданского кодекса Российской Федерации отказано истцу в иске о взыскании неустойки.
В пункте 1 договора поставки N 18 от 08.07.1996 указано наименование подлежащей поставке продукции — это цельнокатаные колеса, бандажи, скаты по чертежу 077А. Количество подлежащих поставке бандажей, как указано в пункте 3 договора поставки N 18 от 08.07.1996, определяется в спецификации. Спецификация к вышеуказанному договору между сторонами не согласовывалась.
Письма ответчика от 01.08.1996 N 39/160 в материалах дела не имеется.
Учитывая, что договор поставки является видом договора купли-продажи, то существенными условиями договора N 18 от 08.07.1996 являются наименование и количество товара, что закреплено в пункте 3 статьи 455 Гражданского кодекса Российской Федерации. В соответствии с пунктом 2 статьи 465 Гражданского кодекса Российской Федерации, если договор купли-продажи не позволяет определить количество подлежащего передаче товара, договор не считается заключенным. На основании изложенного судом первой инстанции правомерно договор N 18 от 08.07.1996 признан незаключенным на основании статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации. Таким образом, не может считаться обоснованным требование истца о взыскании неустойки по договору N 18 от 08.07.1996, который является незаключенным.
Поскольку истцом никаких других требований, кроме взыскания неустойки по договору от 08.07.1996 N 18, не заявлялось, арбитражный суд обоснованно отказал в удовлетворении исковых требований истца.
Ответственность покупателя за несвоевременную оплату переданного ему в соответствии с договором купли-продажи товара установлена пунктом 3 статьи 486 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Довод заявителя кассационной жалобы о нарушении судом первой инстанции статьи 37 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации необоснован, так как суд самостоятельно не изменил предмет и основание иска, а лишь дал правовую оценку возникшим между сторонами гражданским правоотношениям.
Не может быть принята и ссылка истца на дополнительное соглашение от 14.07.1996 к договору поставки от 08.07.1996 N 18, так как оно не содержит условий о количестве подлежащего поставке товара.
На основании изложенного у Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа не имеется оснований для отмены решения Арбитражного суда Республики Бурятия от 14 июля 1997 года по делу N А10-124/8.
Руководствуясь статьями 162, 174, 175 — 177 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 14 июля 1997 года по делу N А10-124/8 оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.
В соответствии с частью 4 статьи 177 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постановление вступает в законную силу с момента его принятия и обжалованию не подлежит.

Председательствующий С.Ю.НЕКРАСОВ

Судьи: В.И.КУЛАКОВ О.А.ПОПОВ