Обстоятельства: Определением отказано в удовлетворении жалобы представителя участников должника на незаконное бездействие конкурсного управляющего, выразившееся в незаявлении им ходатайства о пропуске кредитором срока исковой давности при рассмотрении его требований о включении в реестр требований кредиторов должника, о взыскании причиненных им убытков, об отстранении от исполнения обязанностей, поскольку независимо от факта заявления управляющим ходатайства о применении последствий пропуска срока исковой давности по требованию кредитора о включении задолженности в реестр требований кредиторов должника исковая давность не подлежала применению судом

Решение: Определение оставлено без изменения.

Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 09.09.2016 N Ф03-4147/2016 по делу N А51-13382/2013

Резолютивная часть постановления объявлена 06 сентября 2016 года.
Полный текст постановления изготовлен 09 сентября 2016 года.
Арбитражный суд Дальневосточного округа в составе:
Председательствующего судьи: Головниной Е.Н.,
Судей: Никитина Е.О., Шведова А.А.
при участии:
представителя участников ООО СМО "Госмедстрах" Попковой Л.С. (протокол от 15.04.2014),
конкурсного управляющего Моисеенко Г.П. и его представителя Карась О.В. по доверенности от 05.09.2016,
рассмотрев в проведенном с использованием систем видеоконференц-связи судебном заседании кассационную жалобу представителя участников общества с ограниченной ответственностью Страховая Медицинская Организация "Госмедстрах" Грац Сергея Валерьевича
на определение Арбитражного суда Приморского края от 26.04.2016, постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 22.06.2016
по делу N А51-13382/2013
по жалобе представителя участников общества с ограниченной ответственностью Страховая Медицинская Организация "Госмедстрах" Попковой Людмилы Сергеевны
на действия (бездействие) конкурсного управляющего должника Моисеенко Геннадия Петровича; о взыскании убытков; о его отстранении
в рамках дела о признании общества с ограниченной ответственностью Страховая Медицинская Организация "Госмедстрах" (ОГРН 1022502260087, ИНН 2540037633, место нахождения: 690001, Приморский край, г. Владивосток, ул. Комсомольская, 5А-505) несостоятельным (банкротом),
Определением Арбитражного суда Приморского края от 08.05.2013 возбуждено производство по заявлению Временной администрации общества с ограниченной ответственностью Страховая Медицинская Организация "Госмедстрах" (далее — Общество, должник) о признании Общества несостоятельным (банкротом).
Решением суда от 14.08.2013 должник признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Моисеенко Геннадий Петрович. При рассмотрении настоящего дела суд применил правила, регулирующие банкротство финансовых организаций (страховой организации) в соответствии с § 4 главы IX Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее — Закон о банкротстве).
21.03.2016 в арбитражный суд поступила и затем принята к производству жалоба представителя участников Общества Попковой Людмилы Сергеевны, в которой заявлены следующие требования:
— признать незаконным бездействие конкурсного управляющего Общества Моисеенко Г.П., выразившееся в незаявлении им ходатайства о пропуске "Азиатско-Тихоокеанский Банк" (ПАО) ранее — ОАО, далее по тексту — Банк) срока исковой давности при рассмотрении требований Банка о включении в реестр требований кредиторов должника суммы задолженности в размере 29 472 691,11 рубля;
— взыскать с конкурсного управляющего Моисеенко Г.П. убытки в размере 29 472 691,11 рубля,
— отстранить арбитражного управляющего Моисеенко ГЛ. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего Общества.
Определением Арбитражного суда Приморского края от 26.04.2016, оставленным без изменения постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 22.06.2016, в удовлетворении заявленных требований отказано.
В кассационной жалобе и дополнении к ней представитель участников Общества Грац Сергей Валерьевич просит определение и постановление арбитражных судов отменить и принять по делу новый судебный акт, которым заявленные требования удовлетворить. Считает, что пассивное поведение конкурсного управляющего, не заявившего о пропуске срока исковой давности, свидетельствует о несоблюдении им требований части 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве, обязывающей управляющего действовать добросовестно и разумно, в интересах кредиторов должника. Отметив, что по обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения, принимая во внимание положения условия пункта 1.1 договора об овердрафте N 0309 от 03.10.2011 о тридцатидневном сроке непрерывного существования ссудной задолженности по каждому предоставленному траншу, указывает на истечение 16.01.2015 срока исковой давности по траншу от 15.12.2011 (окончание срока исполнения обязательств наступило 16.01.2012). Поскольку Банк обратился в арбитражный суд с требованием о включении в реестр требований кредиторов за пределами срока исковой давности — 05.02.2015, бездействие конкурсного управляющего, не заявившего о пропуске срока исковой давности, причинило должнику убытки в размере включенных в реестр требований кредиторов задолженности перед Банком.
Конкурсный управляющий Моисеенко Г.П. в отзыве на кассационную жалобу представил возражения в отношении доводов представителя участников Общества, указав, что срок исковой давности для предъявления требований Банком пропущен не был, поскольку с учетом даты окончательного погашения кредита (02.10.2012) срок исковой давности истек 02.10.2015. Кроме того в настоящем случае имел мест перерыв в течение срока исковой давности, ввиду исполнения должником 16.01.2012 обязательств перед Банком путем безакцептного списания Банком суммы 29 472 691,11 рублей и последующего восстановления права требования Банка к должнику в качестве применения последствий двусторонней реституции.
В заседании суда кассационной инстанции, организованном с применением системы видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Приморского края, представитель участников Общества просил отметить обжалуемые судебные акты по приведенным в жалобе и письменным пояснениям к ней мотивам. Конкурсный управляющий Моисеенко Г.П. по доводам жалобы возражал, высказался в поддержку оспариваемых судебных актов, которые просил оставить без изменения.
Проверив законность обжалуемых судебных актов, с учетом доводов кассационной жалобы, отзыва на нее и выступлений участников процесса, Арбитражный суд Дальневосточного округа приходит к следующему.
В соответствии с пунктом 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве при проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества.
В случае нарушения действиями (бездействием) арбитражного управляющего прав и законных интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве, они вправе обжаловать действия (бездействие) арбитражного управляющего в арбитражный суд в порядке, установленном статьей 60 Закона о банкротстве (пункты 1 и 3).
По смыслу данных норм права, основанием для удовлетворения жалобы является установление арбитражным судом фактов несоответствия действий (бездействия) арбитражного управляющего законодательству и нарушение такими действиями (бездействием) прав и законных интересов заявителя, должника либо его кредиторов.
В рассматриваемом случае обжалованы действия конкурсного управляющего Обществом, выразившиеся в не заявлении им ходатайства о пропуске Банком срока исковой давности при рассмотрении его требований о включении в реестр требований кредиторов должника суммы задолженности в размере 29 472 691,11 рубля.
В этой связи установлено, что Банк обратился в арбитражный суд с заявлением о включении требования в указанной сумме в реестр требований кредиторов Общества 05.02.2015.
Заявленная задолженность Общества перед Банком в сумме 29 472 691,11 рубля возникла ввиду признания недействительной определением Арбитражного суда Приморского края от 12.09.2014 по делу N А51-13382/2013 (с учетом постановления апелляционного суда от 27.11.2014) сделки по списанию Банком в счет оплаты задолженности по договору об овердрафте от 30.10.2011 N 0309 денежных средств в указанной сумме со счета Общества и применения последствий ее недействительности в виде обязания Банка восстановить на счете должника списанную сумму и восстановления Банку права требования к Обществу в соответствующем этой сумме размере.
Согласно разъяснениям, данным в пункте 14 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.12.2004 N 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" по делам о банкротстве возражения на требования конкурсных кредиторов, основанные на пропуске сроков исковой давности, являются средством защиты заинтересованных лиц и могут заявляться, в том числе, конкурсным управляющим. Если обстоятельства, на которые ссылаются указанные лица, подтверждаются в судебном заседании, арбитражный суд выносит определение об отказе во включении требования данного кредитора в реестр требований кредиторов в связи с пропуском исковой давности согласно пункту 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).
В рамках обособленного спора по требованию Банка о включении задолженности в реестр конкурсный управляющий о пропуске срока исковой давности не заявил.
Отказывая в удовлетворении жалобы на бездействие конкурсного управляющего, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что независимо от факта заявления конкурсным управляющим ходатайства о применении последствий пропуска срока исковой давности по требованию Банка, при рассмотрении требования последнего о включении задолженности в реестр требований кредиторов должника исковая давность арбитражным судом не подлежала применению.
С этим суд округа соглашается по нижеприведенным основаниям.
Согласно статьям 196, 200 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.
По смыслу статья 203 ГК РФ течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. При этом признанием долга могут быть любые действия, позволяющие установить, что должник признал себя обязанным по отношению к кредитору. После перерыва течение срока исковой давности начинается заново; время, истекшее до перерыва, не засчитывается в новый срок.
Исковая давность не может прерываться посредством бездействия должника (статья 203 ГК РФ). То обстоятельство, что должник не оспорил платежный документ о безакцептном списании денежных средств, возможность оспаривания которого допускается законом или договором, не свидетельствует о признании им долга (пункт 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.09.2015 N 43 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности").
Конкурсный управляющий, заявив 18.06.2014 в арбитражный суд в пределах трехгодичного срока исковой давности с момента наступления обязанности по возврату кредитных средств требование о признании сделки по списанию Банком в счет оплаты задолженности по договору об овердрафте от 30.10.2011 N 0309 денежных средств в сумме 29 472 691,11 рубля недействительной и применении последствий ее недействительности путем восстановления задолженности должника перед Банком в вышеназванной сумме (заявление принято к производству определением от 14.07.2014), тем самым признал долг перед Банком.
Следовательно, с учетом положений статьи 203 ГК РФ, суды пришли к правильному выводу о том, что с момента обращения конкурсного управляющего с соответствующим заявлением в арбитражный суд течение трехгодичного срока исковой давности по обязательствам должника из договора об овердрафте от 30.10.2011 N 0309 прервалось и началось заново.
Довод кассационной жалобы о том, что списание Банком денежных средств со счета Общества и последующее применение судом последствий недействительности сделки в виде возврата денежных средств на счет Общества с восстановлением прав требования к должнику не имеют значения для исчисления сроков исковой давности по требованию Банка о включении в реестр требований кредиторов, подлежит отклонению. В настоящем случае правовое значение для признания соблюденным срока исковой давности по требованию Банка является не само по себе списание Банком денежных средств со счета Общества и последующее применение судом последствий недействительности сделки в виде возврата денежных средств на счет Общества с восстановлением прав требования к должнику, а признание задолженности перед Банком конкурсным управляющим, полномочным действовать от имени должника.
Вопреки мнению заявителя, отсутствие со стороны Банка претензий, вытекающих из кредитного договора, до подачи заявления о включении задолженности в реестр требований кредиторов Общества, не опровергает установленного судами факта признания долга конкурсным управляющим.
Также не может быть признан обоснованным довод заявителя об истечении 16.01.2015 срока исковой давности по траншу от 15.12.2011. Правильность исчисления срока исковой давности по требованию Банка к Обществу (если не учитывать перерыв этого срока) с 02.10.2012 — даты окончательного погашения кредита (пункт 1.1 договора об овердрафте от 30.10.2011 N 0309) подтверждается постановлением Верховного Суда РФ N 303-ЭС16-6738 от 08.09.2016, которым изменены судебные акты по делу N А51-32818/2014, но при этом подтверждена обоснованность требований Банка к должнику, являющемуся поручителем Общества по договору об овердрафте от 30.10.2011 N 0309. В рамках указанного обособленного спора исследован вопрос срока исковой давности по требованиям Банка как к основному должнику — Обществу, так и к поручителю.
При изложенном Банк, предъявивший 05.02.2015 свои реституционные требования к должнику в деле о банкротстве в рамках реализации последствий недействительности ничтожной сделки, с намерением защитить свои права и интересы, основанном на нормах гражданского законодательства и на положениях заключенного договора об овердрафте от 30.10.2011 N 0309, не пропустил срок исковой давности.
Соответственно, в бездействии конкурсного управляющего, выразившемся в незаявлении им ходатайства о пропуске срока исковой давности по заявленному Банком требованию, не усматривается нарушений пункта 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве. Как правильно указано в обжалуемых судебных актах, незаявление о применении срока исковой давности в обособленном споре по требованию Банка не привело к негативным для должника и его кредиторов последствиям.
С учетом изложенного отказ в удовлетворении жалобы на бездействие арбитражного управляющего, а также отклонение сопутствующих этой жалобе требований — о взыскании убытков и отстранении арбитражного управляющего, правомерен.
При разрешении обособленного спора нормы материального права применены судами к установленным обстоятельствам правильно. Нарушений норм процессуального права, в том числе влекущих безусловную отмену судебного акта (часть 4 статьи 288 АПК РФ), не выявлено.
Доводы кассационной жалобы отклоняются как противоречащие вышеприведенному обоснованию.
При таких обстоятельствах кассационная жалоба удовлетворению не подлежит. Обжалуемые определение и постановление следует оставить в силе.
Руководствуясь статьями 286 — 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Дальневосточного округа

постановил:

определение Арбитражного суда Приморского края от 26.04.2016, постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 22.06.2016 по делу N А51-13382/2013 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий судья Е.Н.ГОЛОВНИНА

Судьи Е.О.НИКИТИН А.А.ШВЕДОВ