Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Володина Александра Юрьевича на нарушение его конституционных прав пунктом "д" части первой статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации

Определение Конституционного Суда РФ от 09.12.2014 N 2749-О

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой,
заслушав заключение судьи О.С. Хохряковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина А.Ю. Володина,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.Ю. Володин оспаривает конституционность пункта "д" части первой статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации (утверждено Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 года N 4202-1), которое на основании части первой статьи 21 Федерального закона от 21 июля 1998 года N 117-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с реформированием уголовно-исполнительной системы" было распространено на сотрудников органов внутренних дел, переходящих на службу в учреждения и органы уголовно-исполнительной системы, а также на лиц, вновь поступающих на службу в указанные учреждения и органы, впредь до принятия федерального закона о службе в уголовно-исполнительной системе.
Согласно оспариваемой норме сотрудники уголовно-исполнительной системы могут быть уволены со службы в связи с нарушением условий контракта.
Как следует из представленных заявителем и дополнительно полученных материалов, А.Ю. Володин с 25 апреля 2011 года по 20 мая 2013 года проходил службу в одной из расположенных в Ульяновской области исправительных колоний в должности начальника отряда по воспитательной работе с осужденными. В период прохождения службы он неоднократно привлекался к дисциплинарной ответственности: в августе и октябре 2012 года на него налагались взыскания в виде строгого выговора, в сентябре 2012 года — в виде предупреждения о неполном служебном соответствии, в январе 2013 года — в виде выговора.
В связи с вынесением судами общей юрисдикции частных постановлений, свидетельствующих о ненадлежащем оформлении А.Ю. Володиным материалов на условно-досрочное освобождение осужденных, отбывавших наказание в колонии, 15 февраля 2013 года для определения соответствия заявителя занимаемой должности была проведена аттестация, по результатам которой аттестационная комиссия, учитывая в том числе неоднократное привлечение его к дисциплинарной ответственности и наличие не снятых дисциплинарных взысканий, пришла к выводу о необходимости ходатайствовать перед начальником УФСИН России по Ульяновской области об увольнении А.Ю. Володина из уголовно-исполнительной системы в связи со служебным несоответствием. С результатами аттестации А.Ю. Володин был ознакомлен 20 февраля 2013 года, а 26 марта 2013 года ему было вручено уведомление о предстоящем увольнении. При этом в период с 21 февраля по 8 мая 2013 года он был временно нетрудоспособен и, соответственно, в связи с этим освобожден от выполнения служебных обязанностей.
Приказом начальника УФСИН России по Ульяновской области от 20 мая 2013 года А.Ю. Володин был уволен со службы по основанию, предусмотренному пунктом "и" части первой статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации (по служебному несоответствию в аттестационном порядке).
А.Ю. Володин, полагая, что в связи с признанием его военно-врачебной комиссией 15 мая 2013 года ограниченно годным к службе (не годным к поступлению на службу по контракту) он имеет право на увольнение по состоянию здоровья (пункт "з" статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации), обратился в суд с иском о признании незаконным приказа об увольнении и изменении формулировки основания увольнения, а также о взыскании соответствующих денежных выплат и компенсации морального вреда, обосновывая свои требования, в частности, тем, что при аттестации были допущены нарушения порядка ее проведения и сроков ознакомления с ее результатами, а увольнение произведено с нарушением статьи 60 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, устанавливающей правило о предупреждении сотрудника о предстоящем увольнении не позднее чем за два месяца (поскольку уволен он был 20 мая, притом что уведомление получил 26 марта).
16 августа 2013 года, т.е. еще до разрешения дела по иску заявителя, исполняющим обязанности начальника УФСИН России по Ульяновской области на основании пункта 17.19 Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы (утверждена приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 6 июня 2005 года N 76) был издан приказ о внесении изменения в приказ от 20 мая 2013 года об увольнении А.Ю. Володина — формулировка причины увольнения с пункта "и" части первой статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации изменена на пункт "д" части первой той же статьи (в связи с нарушением условий контракта по вине сотрудника).
Решением Железнодорожного районного суда города Ульяновска от 6 сентября 2013 года, оставленным без изменения апелляционным определением Ульяновского областного суда от 19 ноября 2013 года, А.Ю. Володину было отказано в признании незаконными приказов об увольнении и изменении формулировки основания увольнения. Определением судьи Ульяновского областного суда от 24 февраля 2014 года ему также отказано в передаче дела для рассмотрения по существу в президиум Ульяновского областного суда.
По мнению заявителя, пункт "д" части первой статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации не соответствует статьям 17 (часть 1), 19 (часть 1), 32 (часть 4), 37 (часть 1), 50 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку допускает возможность увольнения сотрудников Федеральной службы исполнения наказаний, ранее привлекавшихся к дисциплинарной ответственности и не допустивших новых нарушений служебной дисциплины, по инициативе начальника без соблюдения какой-либо специальной процедуры увольнения и не устанавливает разумного срока, в течение которого с момента совершения действий или бездействия (проступка), рассматриваемых в качестве нарушения условий контракта, возможно увольнение по данному основанию.
2. Служба в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, посредством прохождения которой граждане реализуют свое право на труд, непосредственно связана с обеспечением общественного порядка, осуществляется в публичных интересах, призвана гарантировать надлежащее исполнение уголовных наказаний и закрепленного законом порядка отбывания наказаний, охраны прав и свобод осужденных и направлена на осуществление содержания лиц, подозреваемых либо обвиняемых в совершении преступлений, подсудимых, находящихся под стражей, их охраны и конвоирования (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 октября 2013 года N 21-П).
По смыслу правовых позиций, сформулированных Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 26 декабря 2002 года N 17-П, лица, несущие такого рода службу, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается их правовой статус, основанный в том числе на особых требованиях к уровню профессиональной подготовки и морально-психологическим качествам сотрудников, добросовестному исполнению ими условий служебного контракта.
Как любое соглашение, контракт о прохождении службы в уголовно-исполнительной системе предполагает неукоснительное соблюдение его положений, возлагающих на сотрудника обязательства проходить службу на условиях, установленных законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации о службе в уголовно-исполнительной системе, а также непосредственно положениями контракта, соблюдать Присягу и правила внутреннего распорядка, честно и добросовестно выполнять все предусмотренные ими требования, а также предусмотренные по занимаемой штатной должности обязанности.
Безусловное соблюдение служебного контракта необходимо для обеспечения эффективного функционирования правового механизма исполнения наказаний, имеющего целью не только подчинение установленному законом порядку отбывания наказаний, но и достижение целей предупреждения совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами, а также определение средств исправления осужденных и оказание им помощи в социальной адаптации. Поэтому в интересах службы законодатель вправе — действуя в рамках своей дискреции — установить специальные основания прекращения служебных отношений с теми сотрудниками, которые допускают нарушения условий контракта о прохождении службы в уголовно-исполнительной системе.
2.1. Пункт "д" части первой статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, предусматривая возможность увольнения сотрудника уголовно-исполнительной системы со службы в связи с нарушением им условий контракта, направлен на исключение из кадрового состава учреждений и органов уголовно-исполнительной системы лиц, ненадлежащим образом исполняющих свои обязанности, что в конечном счете способствует выполнению возложенных на данные учреждения и органы конституционно значимых функций.
Как следует из пункта 17.14 Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, на сотрудников, подлежащих увольнению, соответствующими прямыми начальниками на имя начальника, имеющего право их увольнения, направляются представления к увольнению из уголовно-исполнительной системы. К такому представлению при увольнении по пункту "д" части первой статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации прилагается заключение, в том числе об обстоятельствах и причинах нарушения условий контракта.
Следовательно, в процессе рассмотрения вопроса о прекращении служебных отношений с сотрудником уголовно-исполнительной системы вследствие нарушения им условий контракта деяние (проступок), послужившее поводом для такого решения, оценивается с точки зрения его характера, тяжести и значимости для интересов службы, условий его совершения, прежнего отношения сотрудника к исполнению служебных обязанностей и других обстоятельств. При этом в силу принципа правовой определенности, выступающего одним из основных признаков верховенства права, значимость которого неоднократно подтверждена Конституционным Судом Российской Федерации (постановления от 24 мая 2001 года N 8-П, от 19 июня 2002 года N 11-П, от 27 мая 2003 года N 9-П, от 5 февраля 2007 года N 2-П, от 16 мая 2007 года N 6-П и от 10 октября 2013 года N 20-П), избранное основание увольнения должно соответствовать тем фактическим обстоятельствам, которые послужили его причиной. Это согласуется также с общим принципом реализации норм права, предполагающим, в частности, возможность применения правовой нормы только при условии, что имеющие место фактические обстоятельства соответствуют сформулированному законодателем содержанию нормы.
Данный вывод справедлив и в отношении иных оснований увольнения, предусмотренных Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации. В случае возникновения в деятельности правоприменительных органов ошибок, послуживших причиной выбора основания увольнения, которое не соответствовало совершенному сотрудником уголовно-исполнительной системы проступку, исправление такой ошибки возможно посредством использования механизмов, установленных законодательством о данном виде службы.
2.2. В соответствии с пунктом 17.15 Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы при определении основания для увольнения сотрудника учитываются его возраст, состояние здоровья, работоспособность, выслуга лет для назначения пенсии, отношение к службе, а также льготы, гарантии и компенсации, предоставляемые в зависимости от оснований увольнения в соответствии с законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и Положением; если имеются основания для применения двух и более формулировок увольнения положительно аттестуемого сотрудника, с его согласия указывается та из них, которая дает право на получение наибольших гарантий и компенсаций; при этом ответственность за правильность определения основания увольнения несут начальники учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и их кадровых подразделений.
Указанные лица в случае обнаружения несоответствия избранного основания увольнения фактическим обстоятельствам могут исправить допущенную ошибку (изменить приказ об увольнении), что следует из пункта 17.19 Инструкции, предусматривающего, что после издания приказов об увольнении сотрудников основания такого увольнения изменению не подлежат, если при этом не были допущены нарушения законодательных и иных нормативных правовых актов Российской Федерации и не вскрыты новые обстоятельства, связанные с увольнением.
Кроме того, исходя из необходимости соблюдения в правоприменительной практике принципов справедливости и определенности правового положения участников общественных отношений, несмотря на то что пункт "д" части первой статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации предусматривает лишь основание увольнения, не определяя процедуру и сроки прекращения служебных отношений, увольнение по данному основанию не может производиться за пределами разумных сроков, позволяющих обеспечить защиту прав и законных интересов сотрудника уголовно-исполнительной системы, а осуществление увольнения предполагает соблюдение порядка и правил, предусмотренных соответствующими нормами действующего законодательства, в первую очередь статьей 60 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации и главой 17 Инструкции.
3. Как видно из жалобы А.Ю. Володина и приложенных к ней материалов, заявитель в течение последнего года службы неоднократно привлекался к дисциплинарной ответственности, однако правомерность наложения дисциплинарных взысканий, как и выводы аттестационной комиссии о его служебном несоответствии, сделанные в том числе с учетом совершенных им проступков, а также результатов тестирования, проведенного для определения знания им нормативных правовых актов, регламентирующих деятельность воспитательной службы и уголовно-исполнительной системы, он не оспаривал.
Следовательно, нет оснований полагать, что увольнение заявителя было произведено без установления объективных доказательств его вины. Не соответствовало бы представленным заявителем материалам и выводам судов общей юрисдикции и содержащееся в жалобе утверждение, что решение об увольнении было принято и доведено до сведения А.Ю. Володина без соблюдения разумных сроков прекращения служебных отношений, т.е. по истечении чрезмерно продолжительного или чрезмерного короткого периода времени с момента вынесения решения аттестационной комиссии и совершения им проступков, послуживших поводом к увольнению по пункту "д" части первой статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации. Следовательно, оспариваемая норма не может рассматриваться как нарушающая права заявителя в указанном в жалобе аспекте в его конкретном деле.
Разрешение же вопроса о наличии оснований для изменения формулировки причины увольнения требует исследования фактических обстоятельств дела, что не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, установленной статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Володина Александра Юрьевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.ЗОРЬКИН