Требование: О признании незаконными действий должностного лица, выразившихся в отказе произвести перерасчет пенсии, признании права на перерасчет пенсии, обязании произвести перерасчет пенсии

Обстоятельства: Истец был уволен с военной службы в запас по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, однако пенсия истцу была назначена без учета надбавки за работу с химическим оружием к окладу по воинской должности, что, по мнению истца, нарушает право на предоставление ему мер социальной поддержки.
Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку истцом не представлено доказательств того, что в период прохождения военной службы он непосредственно выполнял работы с химическим оружием.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 08.12.2014 N 32-АПГ14-20

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Пчелинцевой Л.И.,
судей Фролкиной С.В. и Кириллова В.С.
при секретаре Мае А.В.
рассмотрела в закрытом судебном заседании 8 декабря 2014 г. гражданское дело по исковому заявлению Мурыгина В.Ю. к военному комиссариату Саратовской области, Управлению начальника войск радиационной, химической и биологической защиты Вооруженных Сил Российской Федерации о признании незаконными действий (бездействия), признании права на перерасчет пенсии, возложении обязанности произвести перерасчет пенсии
по апелляционной жалобе Мурыгина В.Ю. на решение Саратовского областного суда от 29 июля 2014 г., которым в удовлетворении исковых требований отказано.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В.,
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Мурыгин В.Ю. обратился в суд с исковым заявлением к военному комиссариату Саратовской области, Управлению начальника войск радиационной, химической и биологической защиты Вооруженных Сил Российской Федерации о признании незаконными действий (бездействия), признании права на перерасчет пенсии, возложении обязанности произвести перерасчет пенсии.
В обоснование заявленных требований истец указал, что со 2 августа 1993 г. по 30 сентября 2013 г. проходил военную службу в войсковой части <…> (<…> отдельная испытательная авиационная эскадрилья). На основании приказа Министра обороны Российской Федерации от 19 сентября 2013 г. N 753 истец был уволен с военной службы в запас по достижении предельного возраста пребывания на военной службе. Перед увольнением с военной службы Мурыгин В.Ю. занимал должность техника группы обслуживания, регламента и ремонта (авиационного вооружения и десантного оборудования) инженерно-аэродромной службы войсковой части <…>.
В период с января 2005 года по май 2011 года истцу выплачивалась надбавка за работу с химическим оружием и ежегодное вознаграждение за выслугу лет, предусмотренные статьей 1 Федерального закона от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ "О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием" (далее — Федеральный закон от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ) и Постановлениями Правительства Российской Федерации от 29 марта 2002 г. N 187 и 188. С 1 июня 2011 г. эти выплаты были прекращены в связи с исключением занимаемой им должности из Перечня профессий и должностей военнослужащих и гражданского персонала, занятых на работах с химическим оружием, предусмотренных частями 2 и 3 статьи 1 Федерального закона от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ "О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием", работа на которых дает право на льготы и компенсации, утвержденного 13 июля 2002 г. Министром обороны Российской Федерации и Генеральным директором Российского агентства по боеприпасам по согласованию с первым заместителем Министра труда и социального развития Российской Федерации (далее — Перечень профессий и должностей).
Вместе с тем пенсия назначена ему без учета надбавки за работу с химическим оружием к окладу по воинской должности, что, по мнению истца, нарушает право на предоставление ему мер социальной поддержки, предусмотренных Федеральным законом от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ.
Истец просил суд признать незаконными действия (бездействие) военного комиссариата Саратовской области и начальника войск радиационной, химической и биологической защиты Вооруженных Сил Российской Федерации в связи с отказом произвести перерасчет назначенной ему пенсии с учетом включения надбавки за работу с химическим оружием в оклад по воинской должности, признать за ним право на перерасчет пенсии, возложить на военный комиссариат Саратовской области обязанность произвести перерасчет пенсии с 1 октября 2013 г. с учетом применения коэффициента 1,25 и установить пенсию с учетом включения указанной надбавки.
Представители ответчиков в письменных возражениях просили отказать в удовлетворении исковых требований.
Решением Саратовского областного суда от 29 июля 2014 г. в удовлетворении исковых требований Мурыгину В.Ю. отказано.
В апелляционной жалобе Мурыгина В.Ю. поставлен вопрос об отмене решения суда первой инстанции и принятии нового судебного постановления об удовлетворении исковых требований.
Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в апелляционном порядке, в судебное заседание Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не явились, о причинах неявки не сообщили. В связи с этим на основании части 3 статьи 167 и статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным рассмотрение дела в отсутствие неявившихся лиц, участвующих в деле.
Суд апелляционной инстанции, проверив в соответствии со статьями 327 и 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации законность и обоснованность решения суда первой инстанции в пределах доводов апелляционной жалобы, изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы, исследовав имеющиеся в деле доказательства, не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы.
При разрешении спора судом установлено, что в период со 2 августа 1993 г. по 30 сентября 2013 г. Мурыгин В.Ю. проходил военную службу в войсковой части <…> в должностях: "начальник приводной радиостанции взвода связи и радиотехнического обеспечения" (с 9 августа по 24 сентября 1993 г.); "старший механик группы регламента и ремонта (радиотехнического оборудования) техническо-эксплуатационной части" (с 24 сентября 1993 г. по 19 декабря 1997 г.); "старший механик группы обслуживания (радиотехнического оборудования) инженерно-авиационной службы" (с 19 декабря 1997 г. по 15 января 1998 г.); "старший механик группы обслуживания (авиационного оборудования) инженерно-авиационной службы" (с 15 января по 25 февраля 1998 г.); "старший механик группы регламента и ремонта (радиотехнического оборудования) техническо-эксплуатационной части" (с 25 февраля по 30 июля 1998 г.); "старший механик группы обслуживания (радиотехнического оборудования) инженерно-авиационной службы" (с 30 июля 1998 г. по 30 октября 2001 г.); "техник группы обслуживания (авиационного вооружения и десантного оборудования) инженерно-авиационной службы" (с 30 октября 2001 г. по 30 сентября 2009 г.); "техник группы обслуживания, регламента и ремонта (авиационного вооружения и десантного оборудования) инженерно-авиационной службы" (с 30 сентября 2009 г. по 30 сентября 2013 г.).
Согласно указаниям Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации от 26 июля 2012 г. N 314/4/3401, директиве командующего войсками Южного военного округа от 13 августа 2012 г. войсковая часть <…> переформирована с 1 октября 2012 г. в структурное подразделение войсковой части <…> с присвоением ей номера <…>.
Судом также установлено, что в период с 1 января 2005 г. по 31 мая 2011 г. Мурыгину В.Ю. производилась выплата ежемесячной надбавки к денежному довольствию за стаж работы с химическим оружием и ежегодное вознаграждение за выслугу лет в соответствии со статьей 4 Федерального закона от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ "О социальной защите граждан, занятых на работах с химическим оружием". Указанные выплаты истцу были прекращены после 1 июня 2011 г. в связи с исключением занимаемой им должности из Перечня профессий и должностей.
Приказом Министра обороны Российской Федерации от 19 сентября 2013 г. N 753 Мурыгин В.Ю. был уволен с военной службы с должности техника группы обслуживания, регламента и ремонта (авиационного вооружения и десантного оборудования) инженерно-авиационной службы войсковой части <…> на основании подпункта "а" пункта 1 статьи 51 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" и исключен из списков личного состава войсковой части 30 сентября 2013 г.
С 1 октября 2013 г. истец состоит на учете в военном комиссариате Саратовской области и является получателем пенсии за выслугу лет.
Вопросы пенсионного обеспечения лиц, проходивших военную службу, урегулированы Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службы, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", в соответствии со статьей 43 которого (в редакции на момент возникновения спорных отношений) пенсии, назначаемые лицам, указанным в статье 1 данного Закона, и их семьям, исчисляются из денежного довольствия военнослужащих, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, лиц, проходящих службу в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы. Для исчисления им пенсии учитываются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, оклады по должности, воинскому или специальному званию (без учета повышения окладов за службу в отдаленных, высокогорных местностях и в других особых условиях) и процентная надбавка за выслугу лет, включая выплаты в связи с индексацией денежного довольствия.
Согласно пункту "а" части первой статьи 49 названного Закона пенсии, назначенные лицам, указанным в статье 1 этого Закона, и их семьям, подлежат пересмотру одновременно с увеличением денежного довольствия соответствующих категорий военнослужащих и сотрудников исходя из уровня увеличения денежного довольствия, учитываемого при исчислении пенсий.
Мурыгин В.Ю., заявляя требования о перерасчете пенсии, полагал, что учитываемый при исчислении его пенсии размер должностного оклада по последней занимаемой перед увольнением с военной службы должности подлежит увеличению с 1 октября 2013 г. с учетом применения к нему коэффициента за работу с химическим оружием 1,25.
Согласно ст. 1 Федерального закона от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ работы с химическим оружием относятся к работам с вредными условиями труда и в соответствии со степенью их опасности распределяются по двум группам.
Перечень токсичных химикатов, относящихся к химическому оружию, а также конкретный список производств, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на социальные гарантии, поименованные настоящим Федеральным законом, устанавливаются Правительством Российской Федерации.
Гражданам, занятым на работах с химическим оружием, гарантируются повышенная оплата труда, выплата надбавки к месячному заработку, размер которой возрастает с увеличением стажа непрерывной работы с химическим оружием, и ежегодное вознаграждение за выслугу лет. Размеры должностных окладов и тарифных ставок, а также надбавки и ежегодного вознаграждения за выслугу лет определяются в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации, и условиями соответствующих трудовых договоров (статья 4 Федерального закона от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ).
Правительством Российской Федерации 29 марта 2002 г. принято Постановление N 187 "Об оплате труда граждан, занятых на работах с химическим оружием", которым предусмотрен размер (коэффициент) повышения тарифных ставок, должностных окладов (окладов по воинской, штатной должности) по группам работ.
В приложении к указанному Постановлению Правительства Российской Федерации предусмотрено, что размер (коэффициент) повышения тарифных ставок, должностных окладов (окладов по воинской, штатной должности) по воинской (штатной) должности, относящийся ко второй группе работ с химическим оружием, составляет 1,25.
Во исполнение Федерального закона от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 июня 2002 г. N 386-25 утверждены Список производств с вредными условиями труда, работа на которых дает право военнослужащим и другим гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на социальные гарантии (далее — Список производств с вредными условиями труда), и Список профессий и должностей на производствах с вредными условиями труда, работа на которых дает право военнослужащим и другим гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на социальные гарантии.
Судом установлено, что в указанные Списки с 1 января 2005 г. была включена войсковая часть <…> (<…> отдельная испытательная авиационная эскадрилья), а также должность, работа по которой дает право гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на социальные гарантии — "техник (всех категорий и наименований)".
Задачами войсковой части <…> являлись авиационное обеспечение испытательных работ по планам научно-исследовательских учреждений, доставка грузов и групп специалистов, обеспечение мероприятий по планам и программам уничтожения химического оружия и ликвидация чрезвычайных ситуаций, выполнение заданий Министра обороны и Генерального штаба Вооруженных Сил, главного штаба Военно-Воздушных Сил и противовоздушной обороны.
По сообщению федерального государственного бюджетного учреждения "<…> Центральный научно-исследовательский испытательный институт" Министерства обороны Российской Федерации (далее — ФГБУ "<…> ЦНИИ" МО РФ) от 19 июня 2014 г. N 6/132, указанная выше войсковая часть, так же как и ее правопреемник — войсковая часть, к проведению авиационного обеспечения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, проводимых в ФГБУ "<…> ЦНИИ" МО РФ с использованием токсичных материалов, относящихся к химическому оружию, никогда не привлекались, личный состав указанных воинских частей данные работы в период с 1 января 2005 г. по настоящее время никогда не выполнял (л.д. 68).
Согласно справке начальника войск радиационной, химической и биологической защиты Вооруженных Сил Российской Федерации от 26 июня 2014 г. у войсковой части <…> (<…> отдельная испытательная авиационная эскадрилья) и у ее правопреемника — войсковой части <…> химическое оружие или токсичные химикаты, относящиеся к химическому оружию, в наличии никогда не имелись, в связи с чем работы с химическим оружием непосредственно в указанных войсковых частях никогда не выполнялись (л.д. 62 — 64).
Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 сентября 2013 г. N 852-36 были внесены изменения в Постановление Правительства Российской Федерации от 6 июня 2002 г. N 386-25, согласно которым войсковая часть <…> исключена из списка производств с вредными условиями труда, работа на которых дает право гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на льготы и компенсации.
С учетом установленных по делу обстоятельств и подлежащих применению норм материального права к спорным отношениям суд пришел к правильному выводу о том, что право гражданина (военнослужащего) на социальные гарантии в связи с выполнением работ с химическим оружием и, как следствие, право на перерасчет ранее назначенной пенсии возникает при установлении следующих обстоятельств: факта выполнения военнослужащим работ по первой или второй группе работ с химическим оружием; соответствия занимаемой военнослужащим должности Списку профессий и должностей на производствах с вредными условиями труда, утвержденному Правительством Российской Федерации; включения войсковой части либо иной организации, в которой проходил службу военнослужащий, в утвержденный Правительством Российской Федерации Список производств с вредными условиями труда, работа на которых дает право военнослужащим и другим гражданам, занятым на работах с химическим оружием, на льготы и компенсации.
Как следует из преамбулы Федерального закона от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ, данный Закон устанавливает правовые основы социальной защиты граждан, работающих с химическим оружием по трудовому договору (контракту), военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации и сотрудников органов внутренних дел, Государственной противопожарной службы, занятых на работах с химическим оружием, а также граждан, получивших профессиональные заболевания в результате проведения указанных работ.
Между тем суду не было представлено необходимых доказательств того, что в период прохождения военной службы в войсковой части <…> (<…> отдельная испытательная авиационная эскадрилья) Мурыгин В.Ю. непосредственно выполнял работы с химическим оружием.
Комиссией Управления начальника войск радиационной, химической и биологической защиты Вооруженных Сил Российской Федерации по установлению стажа работы с химическим оружием (протокол от 6 июня 2014 г.) установлено отсутствие у Мурыгина В.Ю. стажа работы с химическим оружием (л.д. 65).
На основании приведенных обстоятельств суд первой инстанции правомерно полагал, что сам по себе факт включения войсковой части <…> (<…> отдельная испытательная авиационная эскадрилья) и должности "техник" в соответствующие Списки не является безусловным основанием для приобретения истцом права на социальные гарантии, предусмотренные Федеральным законом от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ.
Право на дополнительные социальные гарантии предоставляется только гражданам, непосредственно занятым на работах с химическим оружием.
В связи с этим судом при принятии решения об отказе в удовлетворении исковых требований также было учтено, что вступившим в законную силу решением Саратовского гарнизонного военного суда от 1 августа 2013 г. Мурыгину В.Ю. отказано в удовлетворении заявления об оспаривании действий, связанных с невыплатой надбавок к денежному довольствию за работу с химическим оружием за период начиная с 1 июня 2011 г. (л.д. 120 — 124).
Кроме того, из исследованного судом денежного аттестата истца следует, что на момент увольнения с военной службы денежное довольствие выплачивалось ему без учета повышающего коэффициента 1,25.
При таких обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу о том, что пенсия за выслугу лет была назначена истцу в соответствии с нормами статьи 43 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службы, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" без учета коэффициента 1,25 за работу с химическим оружием ввиду отсутствия такой работы и установленных законом оснований для пересмотра размера пенсии истцу в данном случае не имеется.
Доводы заявителя апелляционной жалобы о том, что в период прохождения военной службы им осуществлялись работы с химическим оружием, являлись предметом проверки суда первой инстанции при разрешении настоящего спора и были обоснованно признаны несостоятельными по мотивам, подробно изложенным в обжалуемом судебном решении, оснований не согласиться с которыми Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не усматривает.
Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что у Мурыгина В.Ю. не возникло право на социальные гарантии, предусмотренные Федеральным законом от 7 ноября 2000 г. N 136-ФЗ, в связи с чем правомерно отказал в удовлетворении его исковых требований в полном объеме.
При рассмотрении дела судом правильно определены имеющие значение для дела обстоятельства, каких-либо нарушений норм материального и процессуального права, которые привели бы к неправильному разрешению дела, не допущено, утверждения заявителя об обратном не свидетельствуют о незаконности судебного решения. Оснований для признания неправильной правовой оценки доказательств, положенных в основу решения суда первой инстанции, Судебная коллегия не находит, выводы суда подтверждены материалами настоящего дела. Оценка и исследование доказательств осуществлены судом с соблюдением требований статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Таким образом, с учетом изложенного Судебная коллегия приходит к выводу о законности и обоснованности решения суда первой инстанции. При рассмотрении дела судом не допущено нарушения или неправильного применения норм материального и процессуального права, поэтому предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.
Руководствуясь статьями 328, 329, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Саратовского областного суда от 29 июля 2014 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Мурыгина В.Ю. — без удовлетворения.