По делу обжалуется задержание и длительное содержание под стражей без проведения судебного разбирательства. По делу допущено нарушение требований пунктов 1 и 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Информация о Постановлениях ЕСПЧ от 04.12.2014 по делу "Али Саматар и другие (Ali Samatar and Others) против Франции" (жалобы N 17110/10 и 17301/10), "Хассан и другие (Hassan and Others) против Франции" (жалобы N 46695/10 и 54588/10)

[неофициальный перевод] *

Али Саматар и другие против Франции (Ali Samatar and Others v. France) (N 17110/10 и 17301/10)

Хассан и другие против Франции (Hassan and Others v. France) (N 46695/10 и 54588/10)

По материалам Постановлений Европейского Суда по правам человека от 4 декабря 2014 года (вынесено V Секцией)

———————————
* Перевод с английского Ю.Ю. Берестнева.

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

Эти два дела касаются девятерых заявителей, которые в 2008 году захватили по очереди два круизных судна, ходивших под флагом Франции, и взяли членов экипажей этих судов в заложники с целью потребовать выкуп за их освобождение. Заявители были задержаны и содержались под охраной военнослужащих французских вооруженных сил, а затем доставлены во Францию на военном самолете. Таким образом, они находились под контролем властей Франции в течение четырех дней и около 20 часов в одном деле ("Али Саматар и другие против Франции") и шести дней и 16 часов в другом ("Хассан и другие против Франции"), затем их заключили под стражу на 48 часов, доставили к следственному судье и предъявили им обвинения. Уголовное дело было возбуждено, помимо прочего, в связи с похищением судна, арестом и незаконным лишением свободы большого количества людей, а также захватом заложников с целью получения выкупа. Шестерым заявителям было назначено наказание в виде лишения свободы.

ВОПРОСЫ ПРАВА

По поводу соблюдения требований пункта 1 статьи 5 Конвенции (в деле "Хассан и другие против Франции"). Имелись веские основания предполагать, что заявители совершили преступление и их задержали и содержали под стражей для того, чтобы доставить в компетентный судебный орган в значении положений пункта 1 статьи 5 Конвенции. Кроме того, с учетом положений Резолюции 1816 Совета Безопасности Организации Объединенных Наций и четко обозначенной цели — борьбы с пиратством и вооруженными грабежами, которые совершались в основном у берегов Сомали, — заход кораблей Франции в территориальные воды Сомали для задержания лиц, подозреваемых в пиратстве в открытом море, от которого пострадало судно под французским флагом и с гражданами Франции на борту, являлся "предсказуемым". Заявители могли на разумных основаниях предвидеть, что, захватив французский корабль и взяв в заложники членов его экипажа, они могут быть задержаны и заключены под стражу французскими войсками, чтобы предстать перед судом во Франции.
Однако законодательство Франции, которое в рассматриваемый период времени применялось к лицам, задержанным французскими войсками в связи с пиратством в открытом море, не содержало каких-либо норм, определяющих условия, на которых заявителей впоследствии могли лишить свободы для доставления в компетентный судебный орган. Следовательно, правовая система, действовавшая во Франции в спорный период времени, не обеспечивала достаточно надежной защиты от произвольных посягательств на право на свободу.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

По делу допущено нарушение требований пункта 1 статьи 5 Конвенции (вынесено единогласно).
По поводу соблюдения требований пункта 3 статьи 5 Конвенции (по обоим делам). Обстоятельства, при которых происходило задержание заявителей, выходили за рамки обычных. Франция допустила вмешательство за 6 000 км от своей территории, чтобы не оставить безнаказанным пиратство в открытом море, от которого пострадали судно под ее флагом и множество ее граждан, совершенное сомалийцами у берегов Сомали в секторе, в котором развитие пиратства вызывает обеспокоенность, а власти Сомали оказались не в состоянии с ним бороться. Очевидно, что власти Франции, сделав вывод, что Сомали не сможет привлечь заявителей к суду, не могли предвидеть, что Сомали передаст их Франции. Кроме того, длительность перевозки заявителей во Францию во многом была вызвана необходимостью предварительного получения согласия властей Сомали и задержками, вызванными плохим состоянием административного аппарата этой страны. Ничто в деле не указывает на то, что перевозка заняла больше времени, чем это было необходимо. Имели место "совершенно исключительные обстоятельства", объясняющие длительность лишения заявителей свободы с момента их задержания до их прибытия на территорию Франции.
Однако остается тот факт, что по прибытии во Францию заявителей заключили под стражу на 48 часов вместо того, чтобы без промедления доставить их к следственному судье. Эта дополнительная задержка не имела под собой каких-либо оснований. Между решением властей Франции о вмешательстве и прибытием заявителей в эту страну прошло не менее 11 дней в первом деле и не менее 18 дней во втором. За это время власти Франции могли бы принять необходимые меры с целью доставления заявителей "без промедления" в судебный орган.
Что касается довода властей государства-ответчика о том, что заключение заявителей под стражу объяснялось необходимостью проведения расследования, прецедентная практика Европейского Суда о задержках продолжительностью два-три дня, которые позволяют сделать вывод, что срок доставления к судье не противоречил требованию безотлагательности, не преследует цели разрешить властям проводить углубленное расследование и объединять серьезные и совпадающие указания на виновность заявителей, на основании которых следственный судья смог бы предъявить им обвинение. Исходя из этого нельзя сделать вывод о стремлении дать властям Франции отсрочку, которой они могли бы беспрепятственно воспользоваться для подготовки обвинительного заключения.
Следовательно, по делу было допущено нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции в связи с тем, что по прибытии во Францию заявителей, которые уже были лишены свободы в течение длительного времени, заключили под стражу вместо того, чтобы "без промедления" доставить их к "судье или иному должностному лицу, наделенному согласно закону, судебной властью".

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

По делу допущено нарушение требований пункта 3 статьи 5 Конвенции (вынесено единогласно).

КОМПЕНСАЦИЯ

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил 2 000 евро каждому из заявителей по делу "Али Саматар и другие против Франции" и 5 000 евро по делу "Хассан и другие против Франции" в качестве компенсации морального вреда.
(См. также Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Медведев и другие против Франции" (Medvedyev and Others v. France) от 29 марта 2010 г., жалоба N 3394/03, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on case-law of the European Court of Human Rights] N 128, Постановление Европейского Суда по делу "Ригопулос против Испании" (Rigopoulos v. Spain) от 12 января 1999 г., жалоба N 37388/97, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on case-law of the European Court of Human Rights] N 2, а также Постановление Европейского Суда по делу "Вассис и другие против Франции" (Vassis and Others v. France) от 27 июня 2013 г., жалоба N 62736/09, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on case-law of the European Court of Human Rights] N 164.)