Дело "Панчишин (Panchishin) против Российской Федерации" (жалоба N 45291/05) По делу обжалуется жалоба заявителя на неисполнение вынесенных в его пользу решений суда в сроки, предусмотренные законодательством РФ. По делу допущены нарушения требований статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции

Постановление ЕСПЧ от 27.11.2014

[неофициальный перевод] <1>

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО "ПАНЧИШИН (PANCHISHIN) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" <1> (Жалоба N 45291/05)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ <2>

(Страсбург, 27 ноября 2014 г.)

———————————
<1> Перевод с английского Г.А. Николаева.
<2> Настоящее Постановление вступило в силу 27 ноября 2014 г. в соответствии с положениями пункта 2 статьи 28 Конвенции (примеч. редактора).

По делу "Панчишин против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), рассматривая дело Комитетом в составе:
Ханлара Гаджиева, Председателя Комитета,
Юлии Лаффранк,
Дмитрия Дедова, судей,
а также при участии Серена Пребенсена, исполняющего обязанности заместителя Секретаря Секции Суда,
заседая за закрытыми дверями 4 ноября 2014 г.,
вынес в указанный день следующее Постановление:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело было инициировано жалобой N 45291/05, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее — Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) гражданином Российской Федерации Андреем Игоревичем Панчишиным (далее — заявитель) 3 ноября 2005 г.
2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.
3. 14 декабря 2011 г. Председатель Первой Секции коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 1 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу. В соответствии с пилотным Постановлением по делу "Бурдов против Российской Федерации (N 2)" (Burdov v. Russia) (N 2) (жалоба N 33509/04 <3>, ECHR 2009) рассмотрение жалобы было отложено до урегулирования дела на внутригосударственном уровне.
———————————
<3> Опубликовано в специальном выпуске "Российская хроника Европейского Суда" N 4/2009.

4. Власти Российской Федерации отказались от урегулирования дела, утверждая, что заявитель утратил статус жертвы. Поэтому Европейский Суд решил возобновить рассмотрение настоящего дела.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

5. Заявитель родился в 1957 году и проживает в г. Пскове.
6. С 5 января 2000 г. по 22 марта 2001 г. заявитель работал в псковском отделении Федерального долгового центра. 22 марта 2001 г. долговой центр прекратил его трудовой договор в связи с ликвидацией, не выплатив некоторые компенсационные суммы. В различные даты внутригосударственные суды удовлетворили требования заявителя и присудили ему компенсацию по заработной плате, суммы индексации, компенсацию морального вреда и почтовых расходов. Данные о соответствующих решениях могут быть кратко изложены следующим образом:

Внутригосударственный суд
Дата решения
Вступило в силу
Присужденная сумма
Мировой судья судебного участка N 28 г. Пскова
27 июня 2003 г.
15 июля 2003 г.
20 634 рубля 50 копеек
Мировой судья судебного участка N 28 г. Пскова
15 сентября 2003 г.
15 октября 2003 г.
2 421 рубль
Псковский городской суд Псковской области
13 сентября 2004 г.
28 сентября 2004 г.
3 470 рублей
Псковский городской суд Псковской области
12 мая 2005 г.
24 мая 2005 г.
1 529 рублей 42 копейки

7. Заявитель представил исполнительные листы по вышеупомянутым решениям в Министерство финансов в 2003 — 2005 годах. Исполнительные листы были возвращены ему в сентябре 2005 года. Заявитель просил суды о разъяснении порядка исполнения четырех решений, но его требования были отклонены. Он повторно подал исполнительные листы в Министерство финансов в декабре 2006 года и сентябре 2009 года, но они были возвращены ему без исполнения в июне 2007 года и декабре 2009 года соответственно.
8. В 2010 году заявитель требовал компенсации за длительное неисполнение решения от 27 июня 2003 г. в соответствии с Федеральным законом N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" (далее — Закон о компенсации, см. § 12 настоящего Постановления). 10 декабря 2010 г. Псковский областной суд удовлетворил его требования и присудил заявителю 30 000 рублей (примерно 730 евро) за неисполнение решение и 200 рублей в качестве компенсации судебных расходов. Эти суммы были полностью выплачены ему 16 марта 2011 г. Решение от 27 июня 2003 г. осталось неисполненным.
9. В феврале 2012 года заявитель вновь направил исполнительные листы в Министерство финансов. Последнее возбудило разбирательство о разъяснении и изменении решений в части порядка исполнения и исправления арифметических ошибок. Отдельными определениями от 29 марта 2012 г. Псковский городской суд и мировой судья судебного участка N 28 г. Пскова N 28 изменили первоначальные решения в соответствии с требованием.
10. 18 апреля 2012 г. четыре первоначальных решения, вынесенных в пользу заявителя, были исполнены полностью.

II. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

A. ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРОИЗВОДСТВО

11. Соответствующие положения об исполнительном производстве, действовавшие в период, относящийся к обстоятельствам дела, см. в упоминавшемся выше Постановлении Европейского Суда по делу "Бурдов против Российской Федерации (N 2)", §§ 22 — 24.

B. НОВОЕ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОЕ СРЕДСТВО ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ

12. 30 апреля 2010 г. Парламент Российской Федерации принял Закон о компенсации <1>, который вступил в силу 4 мая 2010 г. Соответствующие положения Закона о компенсации см. в Решении Европейского Суда по делу "Наговицын и Нальгиев против Российской Федерации" (Nagovitsyn and Nalgiyev v. Russia) от 23 сентября 2010 г., жалобы N 27451/09 и 60650/09, §§ 29 — 30.
———————————
<1> Название данного Закона смотри в § 8 настоящего Постановления (примеч. переводчика).

ПРАВО

I. ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ И СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА N 1 К КОНВЕНЦИИ В ЧАСТИ НЕИСПОЛНЕНИЯ РЕШЕНИЙ СУДА

13. Заявитель жаловался на неисполнение четырех решений, вынесенных в его пользу и перечисленных в § 6 настоящего Постановления. Он ссылался на статью 6 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, которые в соответствующей части устанавливают следующее:
"Пункт 1 статьи 6 Конвенции
Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях… имеет право на справедливое… разбирательство дела… судом…
Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции
Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.
Предыдущие положения не умаляют права Государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".

A. ПРИЕМЛЕМОСТЬ ЖАЛОБЫ

14. Власти Российской Федерации указывали, что заявитель утратил статус жертвы нарушения Конвенции в результате решения, вынесенного 10 декабря 2010 г. Псковским областным судом в пользу заявителя (см. § 8 настоящего Постановления). По мнению властей Российской Федерации, в решении признавалось нарушение прав заявителя и ему предоставлялось адекватное возмещение. Они просили Европейский Суд признать жалобу неприемлемой.
15. Заявитель утверждал, во-первых, что 10 декабря 2010 г. ему была присуждена компенсация за неисполнение только одного из четырех решений, вынесенных в его пользу. Во-вторых, он подчеркивал, что четыре решения в любом случае остались неисполненными в течение значительного срока даже после выплаты возмещения в соответствии с Законом о компенсации. Наконец, он утверждал, что компенсация не была адекватной и достаточной.
16. Европейский Суд напоминает, что для того, чтобы заявитель мог утверждать, что он является жертвой нарушения в значении статьи 34 Конвенции, он не только должен иметь статус жертвы на момент подачи жалобы, но этот статус должен сохраняться на всех стадиях разбирательства. Решение или мера, принятые в пользу заявителя, в принципе недостаточны для лишения его статуса "жертвы", пока внутригосударственные власти не признают нарушение Конвенции прямо или по существу и не предоставят соответствующее возмещение (см. Постановление Европейского Суда по делу "Амуур против Франции" (Amuur v. France) от 25 июня 1995 г., Reports of Judgments and Decisions 1996-III, § 36, и Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Далбан против Румынии" (Dalban v. Romania), жалоба N 28114/95, § 44, ECHR 1999-VI).
17. Европейский Суд прежде всего отмечает, что, как правильно указал заявитель, решение от 27 декабря 2010 г. присудило компенсацию за неисполнение только одного из четырех внутригосударственных судебных решений, а именно решения от 27 июня 2003 года. Европейский Суд также отмечает, что заявитель использовал процедуру, предусмотренную Законом о компенсации. В ряде ранее рассмотренных дел Европейский Суд посчитал Закон о компенсации способным разрешить вопрос длительного уклонения от исполнения внутригосударственных решений при наличии следующих условий: суды страны надлежащим образом рассмотрели дела в соответствии с конвенционными критериями, установили нарушение права на исполнение решения в разумный срок и присудили компенсации, сопоставимые с компенсациями, присуждаемыми в сходных делах Европейским Судом в соответствии со статьей 41 Конвенции, которые, в свою очередь, быстро выплачены заявителям, как того требует Конвенция (см. Решение Европейского Суда по делу "Заботин против Российской Федерации" (Zabotin v. Russia) от 13 марта 2012 г., жалоба N 39185/09, § 19, Решение Европейского Суда по делу "Халин против Российской Федерации" (Khalin v. Russia) от 2 декабря 2010 г., жалоба N 24169/05, см. также с необходимыми изменениями Решение Европейского Суда по делу "Балагуров против Российской Федерации" (Balagurov v. Russia) от 2 декабря 2010 г., жалоба N 9610/05).
18. Настоящее дело отличается в двух аспектах. Во-первых, не оспаривается сторонами, что первоначальное решение, вынесенное в пользу заявителя 27 июня 2003 г., оставалось неисполненным до апреля 2012 года, то есть более года после выплаты ему компенсации за неисполнение. Соответственно, денежная компенсация в его деле в любом случае не обеспечивала адекватного возмещения ввиду стойкого уклонения органа-ответчика от исполнения решения в течение более чем года после выплаты компенсации за неисполнение (см. с необходимыми изменениями упоминавшееся выше Решение Европейского Суда по делу "Наговицын и Нальгиев против Российской Федерации", § 35).
19. Во-вторых, адекватность денежной суммы, назначенной судом страны в качестве компенсации, вызывает сомнения: присужденная сумма составляет меньше половины от сумм, присуждаемых Европейским Судом в аналогичных делах, затрагивающих сопоставимые задержки исполнения (см., например, Постановление Европейского Суда по делу "Азарьев против Российской Федерации" (Azaryev v. Russia) от 14 ноября 2008 г., жалоба N 18338/05, § 28).
20. Европейский Суд, соответственно, заключает, что заявителю не было предоставлено адекватного и достаточного возмещения в отношении неисполнения решения от 27 июня 2003 г., и потому он по-прежнему вправе считаться жертвой нарушения для целей статьи 34 Конвенции. Европейский Суд полагает, что разбирательство в соответствии с Законом о компенсации, возбужденное заявителем в связи с просрочкой исполнения вышеупомянутого решения, оказалось неспособным разрешить вопрос длительного неисполнения внутригосударственного решения при конкретных обстоятельствах дела заявителя.
21. Таким образом, возражение властей Российской Федерации в отношении решения от 27 июня 2003 г. подлежит отклонению.
22. Европейский Суд также учитывает, что власти Российской Федерации не выдвинули конкретных доводов относительно предполагаемой утраты статуса жертвы и других возражений относительно неисполнения трех оставшихся решений, вынесенных в пользу заявителя.
23. Европейский Суд отмечает, что жалоба на неисполнение четырех внутригосударственных решений, упомянутых в § 6 настоящего Постановления, не является явно необоснованной в значении подпункта "a" пункта 3 статьи 35 Конвенции и не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой.

B. СУЩЕСТВО ЖАЛОБЫ

24. Власти Российской Федерации утверждали, что решения были исполнены в сроки, предусмотренные законодательством Российской Федерации. Конкретно, в последний раз решения были получены для исполнения 24 февраля 2012 г. и должны были быть исполнены не позднее 24 мая 2012 г. Власти Российской Федерации также указали, что исполнительные документы, относящиеся к взысканию задолженности на основании судебных решений, поступали в Министерство финансов несколько раз до 24 февраля 2012 г. и возвращались без исполнения, что соответствовало положениям внутригосударственного законодательства. Чтобы приступить к исполнению решений после их получения Министерством финансов 24 февраля 2012 г., последнее вынуждено было обратиться в суды за разъяснениями четырех решений, изменением порядка и способа исполнения и исправлением арифметических ошибок.
25. Заявитель отметил, что четыре решения оставались неисполненными в течение более чем восьми лет. Он также указал, что Министерство финансов возвратило ему исполнительные листы по формальным основаниям и что оно не принимало мер для исполнения четырех вступивших в силу решений. Его попытки добиться разъяснений по поводу исполнения четырех решений были безуспешными, так как его обращения были отклонены внутригосударственными судами.

1. Общие принципы

26. Европейский Суд напоминает, что неоправданно длительная задержка в исполнении вступившего в обязательную силу решения суда может нарушить Конвенцию (см. Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против Российской Федерации (N 1)" (Burdov v. Russia) (N 1), жалоба N 59498/00 <1>, § 37, ECHR 2002-III). Разумность такой задержки должна оцениваться с учетом, в частности, сложности исполнительного производства, поведения самого заявителя и компетентных органов, а также суммы и природы присужденной судом компенсации (см. Постановление Европейского Суда по делу "Райлян против Российской Федерации" (Raylyan v. Russia) от 15 февраля 2007 г., жалоба N 22000/03 <2>, § 31). Хотя Европейский Суд учитывает предусмотренные внутригосударственным законодательством сроки исполнительного производства, их несоблюдение автоматически не влечет нарушение Конвенции. Некоторая просрочка может быть оправдана конкретными обстоятельствами, но в любом случае она не может умалять сущности права, гарантированного пунктом 1 статьи 6 Конвенции (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против Российской Федерации (N 1)", § 35).
———————————
<1> Опубликовано в "Путеводителе по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2002 год".
<2> Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 6/2008.

27. Лицо, в пользу которого судом вынесено решение против государства, не обязано возбуждать процедуру принудительного исполнения (см. Постановление Европейского Суда по делу "Метаксас против Греции" (Metaxas v. Greece) от 27 мая 2004 г., жалоба N 8415/02, § 19). В подобных делах государственный орган, выступающий в качестве ответчика, должен быть надлежащим образом уведомлен об этом и, следовательно, может принять все необходимые меры для исполнения данного решения или передать его другому компетентному государственному органу, ответственному за исполнение. Сложность внутригосударственной процедуры исполнения или государственной бюджетной системы не может освободить государство от его конвенционной обязанности гарантировать каждому право на исполнение вступившего в силу судебного решения в разумный срок (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против Российской Федерации (N 2)", § 70).

2. Применение вышеизложенных принципов в настоящем деле

28. Обращаясь к настоящему делу, Европейский Суд принимает во внимание довод властей Российской Федерации о том, что исполнительные документы были получены Министерством финансов в 2012 году, присужденные судами суммы были выплачены заявителю без задержки. Насколько их можно понять как утверждающие, что срок задержки исполнения следует исчислять с даты последнего представления исполнительных документов в Министерство финансов в начале 2012 года, Европейский Суд не может согласиться с этим доводом. Не оспаривается сторонами, что четыре решения после вступления в силу оставались неисполненными в течение периодов от восьми лет и девяти месяцев и шести лет и 11 месяцев. Кроме того, в 2003 — 2009 годах заявитель несколько раз представлял исполнительные листы в то же самое министерство. Однако каждый раз исполнительные документы ему возвращались (см. § 7 настоящего Постановления).
29. Кроме того, Европейский Суд не может согласиться с доводом властей Российской Федерации о том, что задержки исполнения решений были оправданы необходимостью обращения во внутригосударственные суды за разъяснением условий исполнения. Власти обратились за этими разъяснениями только в 2012 году, то есть через несколько лет после вступления решений в силу, и власти Российской Федерации не указали причин, по которым такое разбирательство не могло быть возбуждено на более ранней стадии, после вынесения четырех решений.
30. Учитывая эти соображения, а также тот факт, что нарушение в части неисполнения решения от 27 июня 2003 г. уже было признано на уровне страны (см. § 8 настоящего Постановления), Европейский Суд заключает, что власти уклонились от своевременного исполнения четырех решений и тем самым нарушили право заявителя на суд. Соответственно, имело место нарушение статьи 6 Конвенции.
31. С учетом того, что имеющие обязательную силу и исполнимые решения создают установленное право на выплату в пользу заявителя, которое должно считаться "имуществом" в значении статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Василопулу против Греции" (Vasilopoulou v. Greece) от 21 марта 2002 г., жалоба N 47541/99, § 22), длительное уклонение властей от исполнения этих решений также нарушило право заявителя на уважение собственности (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против Российской Федерации (N 1)", § 41). Таким образом, имело место и нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

II. ИНЫЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

32. Заявитель также выдвинул другие несвязанные жалобы в соответствии со статьями 6 и 13 Конвенции и статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции.
33. Однако принимая во внимание предоставленные ему материалы, и насколько обжалуемые вопросы относятся к его юрисдикции, Европейский Суд не усматривает в них признаков нарушения прав и свобод, предусмотренных Конвенцией или Протоколами к ней.
34. Отсюда следует, что в этой части жалоба является явно необоснованной и подлежит отклонению в соответствии с подпунктом "a" пункта 3 и пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

III. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

35. Статья 41 Конвенции гласит:
"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

A. УЩЕРБ

36. Заявитель требовал 15 000 евро в качестве компенсации морального вреда.
37. Власти Российской Федерации оспорили это требование, указывая, что заявитель утратил статус жертвы (см. § 14 настоящего Постановления).
38. Европейский Суд признает, что заявитель испытал страдания и разочарование вследствие длительной невыплаты властями причитающейся ему задолженности со стороны государства. Осуществляя оценку на справедливой основе и принимая во внимание все относимые факторы (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против Российской Федерации (N 2)", §§ 154 — 157), а также размер суммы, присужденной заявителю внутригосударственными судами за задержку исполнения, Европейский Суд присуждает заявителю 5 270 евро в качестве компенсации морального вреда, а также любой налог, начисляемый на указанную сумму, и отклоняет оставшуюся часть требований по данному основанию.

B. СУДЕБНЫЕ РАСХОДЫ И ИЗДЕРЖКИ

39. Заявитель не представил требований о компенсации судебных расходов и издержек, понесенных в ходе разбирательств в национальных органах и Европейском Суде. Соответственно, Европейский Суд не присуждает каких-либо сумм по данному основанию.

C. ПРОЦЕНТНАЯ СТАВКА ПРИ ПРОСРОЧКЕ ПЛАТЕЖЕЙ

40. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

На основании изложенного Суд единогласно:

1) объявил жалобу на нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в части длительного неисполнения четырех решений суда, вынесенных в пользу заявителя, приемлемой для рассмотрения по существу, а в остальной части — неприемлемой;
2) постановил, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в части длительного неисполнения четырех судебных решений, вынесенных в пользу заявителя;
3) постановил, что:
(a) государство-ответчик обязано в течение трех месяцев выплатить заявителю 5 270 евро (пять тысяч двести семьдесят евро) в качестве компенсации морального вреда, а также любой налог, начисляемый на указанную сумму, подлежащие переводу в валюту государства-ответчика по курсу, который будет установлен на день выплаты;
(b) с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эту сумму должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;
4) отклонил оставшуюся часть требований заявителя о справедливой компенсации.
Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 27 ноября 2014 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Председатель Комитета Суда ХАНЛАР ГАДЖИЕВ

Исполняющий обязанности заместителя Секретаря Секции Суда СЕРЕН ПРЕБЕНСЕН