По делу обжалуется жалоба заявителя, бывшего министра правительства, на опубликование результатов парламентского расследования, проведенного в отношении него после того, как он был вовлечен в тайную подставную операцию, организованную журналистом, действовавшим под видом перспективного делового партнера. Жалоба объявлена неприемлемой для рассмотрения по существу

Информация о Решении ЕСПЧ от 13.11.2014 по делу "Хун (Hoon) против Соединенного Королевства" (жалоба N 14832/11)

[неофициальный перевод] *

Хун против Соединенного Королевства (Hoon v. United Kingdom) (N 14832/11)

По материалам Решения Европейского Суда по правам человека от 13 ноября 2014 года (вынесено IV Секцией)

———————————
* Перевод с английского Ю.Ю. Берестнева.

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

Дело касается расследования, проводимого парламентскими органами в отношении заявителя, бывшего министра правительства, после того, как он был вовлечен в тайную подставную операцию, организованную журналистом, действовавшим под видом перспективного делового партнера. Во время подставной операции высказывания заявителя были записаны на пленку, и он утверждал, что за финансовое вознаграждение был готов использовать знания и контакты, полученные в то время, когда он являлся министром и специальным советником Генерального секретаря НАТО. Подробности были впоследствии опубликованы в газете и транслировались в телевизионном документальном фильме.
После официального заявления со стороны оппозиционного депутата Парламента Парламентский комиссар по нормам поведения опубликовал доклад от 22 ноября 2010 г., в котором установил, что заявитель нарушил Кодекс поведения депутатов Парламента. Доклад был передан в Комитет по нормам поведения и привилегиям, который согласился с комиссаром и рекомендовал, чтобы заявитель извинился перед Палатой общин и что его право на пропуск в Палату общин будет отменено на пять лет. Доклад комитета был одобрен резолюцией Палаты общин. Дело широко освещалось в средствах массовой информации.
В своей жалобе в Европейский Суд заявитель утверждал о наличии ряда нарушений пункта 1 статьи 6 Конвенции в отношении решений комиссара, одобренных Комитетом и Палатой общин, и жаловался на то, что ему было отказано в доступе к суду с целью оспорить законность парламентских процедур и примененных к нему санкций. Он также жаловался, ссылаясь на статью 8 Конвенции, что широкое распространение решения комиссара нарушило его частную жизнь.

ВОПРОСЫ ПРАВА

По поводу соблюдения требований пункта 1 статьи 6 Конвенции. В соответствии с устоявшейся прецедентной практикой Европейского Суда право баллотироваться на выборах и сохранять свою выборную должность является политическим правом, а не "гражданским" по смыслу положений пункта 1 статьи 6 Конвенции. Споры, связанные с договоренностями относительно парламентского кресла, находятся за пределами сферы этой нормы Конвенции. Следовательно, парламентское производство по делу заявителя, связанное с расследованием возможных нарушений Кодекса поведения депутатов Парламента, не могло повлечь за собой применение пункта 1 статьи 6 Конвенции, так как оно не определяет или не порождает спора о его "гражданских" правах для целей применения этой нормы.

РЕШЕНИЕ

Жалоба объявлена неприемлемой для рассмотрения по существу (как несовместимая с правилом ratione materiae <1>).
———————————
<1> Ratione materiae (лат.) — по причинам существа, ввиду обстоятельств, связанных с предметом рассмотрения. По общему правилу Европейский Суд принимает к рассмотрению жалобы относительно предполагаемых нарушений лишь тех прав человека, которые закреплены в Конвенции (примеч. редактора).

По поводу соблюдения требований статьи 8 Конвенции. Вред, причиненный репутации заявителя расследованием и докладом, представляет собой вмешательство публичных властей в осуществление его права на уважение личной жизни. Поскольку расследование следовало порядку, закрепленному в Регламенте Палаты общин, вмешательство было произведено в соответствии с законом. Депутатская неприкосновенность, как она существует в Соединенном Королевстве, преследует правомерные цели защиты свободы слова в парламенте и поддержание разделения полномочий между законодательной и судебной властями. В конкретных обстоятельствах дела имелся также законный общественный интерес публики в знании результата парламентского расследования по жалобе о поведении заявителя в качестве депутата парламента, который был бы подорван, если бы разбирательство не было публичным по своему характеру и доклады не были распространены. Процедура предоставила заявителю справедливую возможность изложить свою позицию по делу и защищать свои интересы как в качестве носителя государственной должности, так и в качестве частного лица.
Сниженный уровень защиты права на репутацию, связанный с действием правила о депутатской неприкосновенности в соответствии с британским законом, согласуется с общепризнанными нормами в Договаривающихся Государствах, Совете Европы и Европейском союзе, отражает их и не может в принципе считаться несоразмерным ограничением права на уважение частной жизни. В любом случае факты, касающиеся вмешательства, уже стали общеизвестными в результате публикации статьи в газете и показа в телевизионной программе, и заявитель мог бы оспорить фактическое утверждение, предъявив в суд иск к газете или телекомпании.
Отсюда следует, что, обнародовав результаты парламентского расследования и предоставив иммунитет от соответствующих разбирательств в парламенте, власти государства-ответчика не вышли за рамки своей свободы усмотрения. Следовательно, вмешательство не являлось несоразмерным.

РЕШЕНИЕ

Жалоба объявлена неприемлемой для рассмотрения по существу (как явно необоснованная).