По делу обжалуется жалоба заявительницы на перерегистрацию в пользу местной епархии права собственности на принадлежащую ей церковь. По делу допущено нарушение требований статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Информация о Постановлении ЕСПЧ от 04.11.2014 по делу "Компания "Сосьедад анонима дель усьеса" (Sociedad Anonima del Ucieza) против Испании" (жалоба N 38963/08)

[неофициальный перевод] *

Компания "Сосьедад анонима дель усьеса" против Испании (Sociedad Anonima del Ucieza v. Spain) (N 38963/08)

По материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 4 ноября 2014 года (вынесено III Секцией)

———————————
* Перевод с английского Берестнева Ю.

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

Заявительница по настоящему делу — компания, являющаяся акционерным обществом, созданным согласно положениям законодательства Испании. В 1978 году она приобрела земельный участок. Соответствующая сделка была зарегистрирована в земельном кадастре. В регистрационной записи содержались сведения о границах участка и его общей площади, а также упоминалось, что на нем имеются "церковь, дом, водяные колеса, птичий двор и мельница". В 1994 году епархия г. Паленсия (далее — епархия) зарегистрировала в кадастре на свое имя церковь на земельном участке, принадлежащем компании-заявительнице. Данная регистрационная запись была внесена на основании справки от 16 декабря 1994 г., выданной самой епархией, за подписью ее генерального секретаря и с согласия наместника епископа. Несмотря на то, что по данным земельного кадастра владельцем участка являлась компания-заявительница, ей не сообщили о внесении в кадастр новой регистрационной записи и не дали возможности ее опротестовать. Все жалобы, поданные компанией-заявительницей, были отклонены, в частности, на основании противоречивости предыдущих регистрационных записей в отношении указанной церкви.

ВОПРОСЫ ПРАВА

По поводу соблюдения требований статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Новая регистрационная запись, внесенная по инициативе генерального секретаря епархии, согласно которой данная церковь принадлежит епархии, лишила компанию-заявительницу прав, вытекающих из того, что ранее церковь была зарегистрирована на ее имя, и, таким образом, представляла собой вмешательство в осуществление ею права беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Эта ситуация не являлась ни фактической экспроприацией имущества, ни контролем за использованием собственности в значении положений второго абзаца статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Следовательно, ее необходимо рассматривать с точки зрения первого предложения статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Указанное вмешательство отвечало требованиям общего интереса, в данном случае требованиям обеспечения безопасности оборота недвижимого имущества путем регистрации сделок с ним в земельном кадастре.
Для внесения епархией регистрационной записи имелось только одно основание — справка, выписанная в декабре 1994 года. Между тем норма, предусматривающая этот механизм, действовала только при условии, что ранее в кадастр не было внесено каких-либо записей в отношении соответствующего имущества. Кроме того, должностное лицо, отвечающее за ведение земельного кадастра, должно было отказаться регистрировать церковь на имя епархии, так как нельзя было допускать одновременного наличия в кадастре двух, по-видимому, противоречащих друг другу записей, касающихся одного и того же имущества. Однако при внесении упомянутой выше записи компании-заявительнице не предоставили возможности сформулировать свои возражения. Кроме того, при рассмотрении жалобы компании-заявительницы внутригосударственные суды не обсудили подлежащие применению положения законодательства Испании. Следовательно, регистрация церкви на имя епархии была произведена произвольным и непредсказуемым образом и не обеспечила компании-заявительнице элементарных процессуальных гарантий, позволяющих ей защитить свои интересы. У компании-заявительницы не было возможности защититься от последствий обжалуемой регистрационной меры, из-за чего она сама по себе стала несоразмерной.
Далее, было по меньшей мере странно, что справка, выданная генеральным секретарем епархии, могла иметь такую же ценность, как и справки, выданные государственными служащими, осуществляющими публично-правовые полномочия. Кроме того, поразительно, что законодательство Испании допускало, чтобы этот механизм полагался только на епископат католической церкви, исключая при этом представителей других религиозных конфессий. Следует также отметить, что никаких ограничений по времени регистрации не предусматривалось и, таким образом, регистрационные записи могли быть внесены, как и произошло в настоящем деле, несвоевременно, без необходимости предварительного извещения и с нарушением принципа правовой определенности. Наконец, внутригосударственные суды пришли к выводу, что церковь всегда принадлежала епархии с учетом того, что она была приходской церковью, и компания-заявительница не могла получить какого-либо возмещения ущерба.
В обстоятельствах дела, в частности, ввиду исключительного характера обжалуемой меры наряду с тем, что у противоположной стороны не было документа о праве собственности, в отсутствие разбирательства, основанного на принципе состязательности, и процессуального равенства сторон в условиях воспрепятствования полноценному осуществлению имущественных прав и при отсутствии какого-либо возмещения ущерба компания-заявительница вынуждена была нести особое и чрезмерное бремя.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

По делу допущено нарушение требований статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (вынесено шестью голосами "за" и одним — "против").
Европейский Суд единогласно постановил, что по делу допущено нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции в связи с тем, что из-за слишком строгого толкования процессуальных норм компания-заявительница оказалась лишена права доступа к компетентному суду, чтобы тот рассмотрел ее кассационную жалобу.

КОМПЕНСАЦИЯ

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Рассмотрение вопроса о присуждении компании-заявительнице справедливой компенсации отложено.