По делу обжалуется чрезмерная продолжительность производства по уголовному делу и отсутствие средства правовой защиты в отношении жалоб заявителя. По делу допущено нарушение требований пункта 1 статьи 6 и статьи 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Информация о Постановлении ЕСПЧ от 28.10.2014 по делу "Панжу (Panju) против Бельгии" (жалоба N 18393/09)

[неофициальный перевод] *

Панжу против Бельгии (Panju v. Belgium) (N 18393/09)

По материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 28 октября 2014 года (вынесено II Секцией)

———————————
* Перевод с английского Берестнева Ю.

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

В отношении заявителя, которого в ноябре 2002 года заподозрили в незаконной торговле золотом и в нарушении закона об отмывании денежных средств, был выдан ордер на арест. У него были конфискованы 50 кг золота, которые он перевозил, и были заморожены его счета в банках Бельгии. Впоследствии, в апреле 2005 года, следственный судья предъявил заявителю обвинение в отмывании денег. Однако с тех пор следствие по делу еще продолжается, несмотря на то, что заявитель неоднократно подавал жалобы на чрезмерную продолжительность производства по делу и пытался добиться снятия ареста со своего имущества.

ВОПРОСЫ ПРАВА

Жалоба заявителя на чрезмерную продолжительность следствия по его делу prima facie <1> является "небезосновательной", поскольку расследование длится более 11 лет. Таким образом, в этом отношении заявитель имел право на эффективное средство правовой защиты.
———————————
<1> Prima facie (лат.) — судя по имеющимся данным, в порядке опровержимой презумпции, первоначально, предположительно (примеч. редактора).

По поводу соблюдения требований пункта 1 статьи 35 Конвенции. В решении от 28 сентября 2006 г. Кассационный суд Бельгии признал возможным подать иск о привлечении государства к внедоговорной ответственности в связи с чрезмерной продолжительностью производства по делу.
Рассматривая вопрос о продолжительности разбирательства по гражданскому делу, Европейский Суд в решении от 15 мая 2007 г. по делу "Депоу против Бельгии" [Depauw v. Belgium] (жалоба N 2115/04) ("Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on case-law of the European Court of Human Rights], N 97) признал, что начиная с 28 марта 2007 г. это компенсационное средство правовой защиты приобрело достаточную определенность и что, следовательно, для целей применения пункта 1 статьи 35 Конвенции в любой жалобе, которая была подана после данной даты, следует показать, что оно было исчерпано.
Далее Европейский Суд отметил, что ничто не мешало распространить практику Кассационного суда Бельгии на чрезмерную продолжительность производства по уголовным делам. Тем не менее в каждом из своих решений он констатировал, что государство-ответчик не привело ни одного примера судебного решения, в котором были бы сделаны те же выводы, что и те, к которым пришел Кассационный суд в решении по уголовному делу.
В настоящем деле заявитель не стал подавать на государство иск о возмещении ущерба, причиненного чрезмерной продолжительностью следствия по возбужденному в отношении него уголовному делу. Он утверждал, что это средство правовой защиты было неэффективным.
Государство-ответчик, на котором в данном случае лежит бремя доказывания, не подтвердило, что суды Бельгии на практике применили данное компенсационное средство правовой защиты в рамках рассмотрения уголовного дела и что это средство могло привести к результатам, удовлетворяющим требованиям эффективности, которые предъявляет статья 13 Конвенции к компенсационным средствам правовой защиты в связи с чрезмерной продолжительностью судебного разбирательства. Отсюда следует, что в настоящее время это компенсационное средство правовой защиты нельзя считать эффективным по смыслу положений статьи 13 Конвенции в отношении обжалования чрезмерной продолжительности следствия по возбужденному в отношении заявителя уголовному делу.

РЕШЕНИЕ

Европейский Суд решил обсудить предварительное возражение государства-ответчика (по поводу неисчерпания внутригосударственных средств правовой защиты) в ходе рассмотрения дела по существу и отклонил его.
По поводу соблюдения требований статьи 13 Конвенции во взаимосвязи с пунктом 1 статьи 6 Конвенции. Решением от 8 апреля 2008 г. Кассационный суд Бельгии, пересмотрев свою практику, признал, что возможность констатировать нарушение права каждого на рассмотрение дела в разумный срок должна существовать на всех этапах производства по уголовному делу, даже на этапе предварительного следствия. Следовательно, обвинительная палата должна была по собственной инициативе или по ходатайству одной из сторон провести проверку на предмет того, соответствует ли производство по делу, в том числе и его продолжительность, установленным требованиям.
В Решении от 24 августа 2010 г. по делу "Тирека и другие против Бельгии" (Tyreca and Others v. Belgium) (жалоба N 483/06) Европейский Суд, приняв во внимание эти изменения в судебной практике, уточнил свою позицию, объявив жалобу на чрезмерную продолжительность расследования неприемлемой для рассмотрения по существу на основании того, что заявители не попытались воспользоваться ни средствами гражданско-правовой защиты, ни средствами правовой защиты, предусмотренными статьями 136 и 136bis Уголовно-процессуального кодекса Бельгии, а именно проверкой хода расследования обвинительной палатой апелляционного суда, которая может, в частности, давать следственному судье указания или даже истребовать дело в свое производство.
Далее, Европейский Суд пришел к выводу, что последнее указанное Решение не позволяет во всех случаях считать меры, которые может принять обвинительная палата на основании этих положений Уголовно-процессуального кодекса Бельгии для ускорения производства по делу, эффективным средством правовой защиты по смыслу положений статьи 13 Конвенции при превышении разумной продолжительности следствия по уголовному делу.
Во-первых, признав, что указания, которые может дать обвинительная палата, способны привести к ускорению производства по делу, если они были даны без промедления, нужно сказать, что ни одна из этих мер не направлена конкретно на устранение последствий выявленной задержки. В отличие, например, от системы, которая действует в Испании, Португалии или Словении, по делу не было установлено, что в Бельгии обвинительная палата может устранить последствия задержек, допущенных при проведении процессуальных действий, дать указание следственному судье назначить дату судебного заседания или завершения расследования или решить, что дело должно рассматриваться в приоритетном порядке.
Во-вторых, в настоящем деле обвинительная палата не приняла по собственной инициативе каких-либо мер, к которым она могла бы прибегнуть для ускорения производства по делу. Европейский Суд не понимает причин такой позиции и задается вопросом о том, не получилось ли так, что указанные меры в любом случае не могли в силу своего характера устранить недостатки, выявленные самим генеральным прокурором, то есть кадровый дефицит и структурную несостоятельность органов прокуратуры, отвечающих за проведение расследования. Кроме того, обвинительная палата не стала принимать каких-либо мер по ходатайству заявителя.
В-третьих, за исключением тех случаев, когда превышение разумных сроков ведет к недопустимости привлечения к ответственности или прекращению уголовного преследования из-за неустранимого нарушения прав защиты, следственный орган не вправе применять санкции в связи с превышением разумных сроков. То, что судья, рассматривающий дело по существу, производя общую оценку обстоятельств дела, обязан принять во внимание выводы следственного органа о превышении разумного срока, не может являться достаточным возмещением ущерба с точки зрения прецедентной практики Европейского Суда. В то же время, если следствие завершается прекращением дела или обвиняемому выносится оправдательный приговор, указанное полномочие судьи, рассматривающего дело по существу, вообще не может возместить ущерб.
Следовательно, превентивные средства правовой защиты в настоящем деле нельзя считать эффективными.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

По делу допущено нарушение требований статьи 13 Конвенции (вынесено шестью голосами "за" и одним — "против").
Европейский Суд также установил что по делу допущено нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции в связи с чрезмерной продолжительностью производства по делу, вызванной в основном тем, как власти вели расследование (принято шестью голосами "за" и одним — "против").

КОМПЕНСАЦИЯ

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Заявитель не выдвинул требований о компенсации ущерба.