По делу обжалуется непередача заявителям заключения прокурора в отношении жалоб на чрезмерную продолжительность предварительного содержания под стражей и отсутствие эффективного средства правовой защиты, воспользовавшись которым они могли бы потребовать возмещения ущерба. По делу допущено нарушение требований пунктов 4 и 5 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Информация о Постановлении ЕСПЧ от 28.10.2014 по делу "Хэбат Аслан и Фирас Аслан (Hebat Aslan and Firas Aslan) против Турции" (жалоба N 15048/09)

[неофициальный перевод] *

Хэбат Аслан и Фирас Аслан против Турции (Hebat Aslan and Firas Aslan v. Turkey) (N 15048/09)

По материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 28 октября 2014 года (вынесено II Секцией)

———————————
* Перевод с английского Берестнева Ю.

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

В 2008 году заявители были задержаны и заключены под стражу, а впоследствии им предъявили обвинение в совершении множества преступлений. В ходе судебных заседаний, которые состоялись одно за другим с июня 2009 года по апрель 2012 года, несмотря на различные возражения, выдвинутые адвокатом заявителей, суд ассизов <1> решил оставить их под стражей.
———————————
<1> Суд ассизов — так в тексте изложения Постановления обозначен один из входящих в систему судов общей юрисдикции Турции Основных судов (аслие), действующих в центрах провинций и крупных городах. К этим судам относятся Основной суд по делам об особо тяжких преступлениях, Основной суд по уголовным делам и Основной суд по гражданским и коммерческим делам (примеч. редактора).

В декабре 2012 года заявители обратились в Конституционный суд Турции. В ноябре 2013 года этот суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение Конституции Турции в связи с чрезмерной продолжительностью предварительного содержания заявителей под стражей (пункт 7 статьи 19 Конституции), а также в связи с тем, что ни заявителям, ни их адвокату не передали заключения прокурора Республики и у них не было возможности представить свои комментарии по поводу этого заключения (пункт 8 статьи 19). В конце концов, с учетом особенностей дела и принимая решение на основе принципа справедливости, Конституционный суд присудил заявителям определенные денежные суммы в качестве компенсации причиненного им морального вреда.

ВОПРОСЫ ПРАВА

По поводу соблюдения требований статьи 34 Конвенции (по жалобе на нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции). Власти Турции сочли общую продолжительность предварительного содержания заявителей под стражей чрезмерной, и Конституционный суд Турции присудил первому и второму заявителям в качестве компенсации морального вреда суммы, составляющие в пересчете 1 470 и 1 550 евро соответственно.
Общее средство правовой защиты, позволяющее обращаться в Конституционный суд Турции с индивидуальными жалобами, вступило в силу 23 сентября 2012 г. В принципе это средство правовой защиты предоставляет лицу, которое им воспользовалось, возможность прекратить обжалуемое лишение свободы <2>. С учетом, в частности, характеристик данного средства правовой защиты и скорости рассмотрения жалобы заявителей Конституционным судом присужденные заявителям суммы нельзя считать явно недостаточными.
———————————
<2> Решение Европейского Суда по жалобе "Кочинтар против Турции" [Kocintar v. Turkey] от 1 июля 2014 г., жалоба N 77429/12, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the case-law of the European Court of Human Rights], N 176.

Таким образом, возмещение ущерба, предусмотренное законодательством Турции, являлось достаточным и полноценным, а заявители более не могут считаться "жертвами" нарушения пункта 3 статьи 5 Конвенции. Следовательно, Европейский Суд принимает возражение государства-ответчика по данному вопросу.

РЕШЕНИЕ

Предварительное возражение государства-ответчика по делу удовлетворено (принято единогласно).
По поводу соблюдения требований подпункта "b" пункта 3 статьи 35 Конвенции. Заявители жаловались в Европейский Суд на нарушение принципа состязательности и принципа процессуального равенства сторон в связи с тем, что им не передали заключения прокурора республики в рамках процедуры обжалования.
Характер предположительно нарушенного права, круг вопросов, затронутых при рассмотрении дела турецкими судами, и результат судебного разбирательства значительно отличаются от дел, в которых Европейский Суд приходил к выводу, что заявителям не был причинен "существенный ущерб" при осуществлении их права <1>. В других делах заявители жаловались в Европейский Суд на нарушение принципа состязательности с точки зрения статьи 6 Конвенции при рассмотрении гражданских споров или при обсуждении уголовно-правовых вопросов, не имеющих отношения к содержанию под стражей.
———————————
<1> См., в числе прочих источников по данному вопросу, решение Европейского Суда от 14 декабря 2010 года по жалобе "Голуб против Чешской Республики" [Holub v. Czech Republic] (жалоба N 24880/05), Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека [Information Note on the case-law of the European Court of Human Rights], N 138, решение Европейского Суда от 3 апреля 2012 года по жалобе "Португальская лига профессионального футбола против Португалии" [Liga Portuguesa de Futebol Profissional v. Portugal] (жалоба N 49639/09), Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека [Information Note on the case-law of the European Court of Human Rights], N 151.

В настоящем деле круг вопросов, затронутых в ходе процедуры обжалования, и результат судебного разбирательства были крайне важны для заявителей. Они могли получить судебное решение по вопросу о законности заключения их под стражу, а самое главное — выйти на свободу в случае признания его незаконным.
Таким образом, принимая во внимание вышесказанное и важность права на свободу в демократическом обществе, Европейский Суд не смог прийти к выводу, что заявителям не был причинен "существенный ущерб" при осуществлении своего права принимать полноценное участие в рассмотрении своей жалобы.

РЕШЕНИЕ

Предварительное возражение государства-ответчика по делу отклонено (принято единогласно).
Европейский Суд также установил единогласно, что по делу допущено нарушение пункта 4 статьи 5 Конвенции в связи с тем, что при рассмотрении жалоб заявителей им не передали заключения прокурора республики, и нарушение пункта 5 статьи 5 Конвенции в связи с отсутствием эффективного средства правовой защиты, воспользовавшись которым они могли бы потребовать возмещения ущерба.

КОМПЕНСАЦИЯ

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Вывод о нарушении Конвенции сам по себе является достаточной компенсацией морального вреда.