Оправдательный приговор: По ч. 2 ст. 109 УК РФ за причинение смерти по неосторожности. Определение ВС РФ: Дело направлено на новое судебное разбирательство, поскольку на обвиняемых была возложена обязанность по осуществлению постоянного контроля за местонахождением детей в летнем лагере с целью недопущения опасных ситуаций, которые могли привести к травмированию ребенка, что предусматривало в том числе и пресечение возможного самовольного ухода ребенка на неконтролируемую территорию, в связи с чем вывод судов об отсутствии в действиях обвиняемых состава преступления не соответствует фактическим обстоятельствам дела

Определение Верховного Суда РФ от 08.09.2016 N 50-УД16-17

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Колышницына А.С.
судей Зателепина О.К., Земскова Е.Ю.
при секретаре Миняевой В.А.
рассмотрела уголовное дело по кассационной жалобе адвоката Плющика И.В. в защиту интересов потерпевшей М. о пересмотре приговора Ленинского районного суда г. Омска от 5 августа 2015 года, апелляционного постановления Омского областного суда от 30 сентября 2015 года и постановления президиума Омского областного суда от 25 апреля 2016 года.
По приговору Ленинского районного суда г. Омска от 5 августа 2015 года
ЛАГУТОВА С.В. <…> несудимая,
ЗУБКОВА Л.А., <…> несудимая,
оправданы по ст. 109 ч. 2 УК РФ в связи с отсутствием в их действиях состава преступления.
На основании п. 1 ч. 2 ст. 133 и ч. 1 ст. 134 УПК РФ за Лагутовой С.В. и Зубковой Л.А. признано право на реабилитацию.
Апелляционным постановлением Омского областного суда от 30 сентября 2015 года оправдательный приговор в отношении Лагутовой С.В. и Зубковой Л.А. изменен, из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание о наличии причинно-следственной связи между ненадлежащим исполнением Лагутовой С.В. и Зубковой Л.А. своих профессиональных обязанностей с наступившими последствиями в виде смерти малолетнего С.
Постановлением президиума Омского областного суда от 25 апреля 2016 года приговор и апелляционное постановление оставлены без изменения.
Заслушав доклад судьи Колышницына А.С., выступление прокурора Синицыной У.М., согласившейся с доводами постановления о возбуждении кассационного производства, Судебная коллегия

установила:

по приговору Ленинского районного суда г. Омска от 5 августа 2015 года Лагутова и Зубкова оправданы по ст. 109 ч. 2 УК РФ за отсутствием в их действиях состава преступления.
В кассационной жалобе адвокат Плющик оспаривает законность и обоснованность состоявшихся в отношении Лагутовой и Зубковой судебных решений, просит об их отмене и направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство в связи с неверным применением судами уголовного и нарушением уголовно-процессуального закона, которое привело к тому, что лица, в результате преступной небрежности которых наступила смерть ребенка, не были привлечены к уголовной ответственности за содеянное, что не отвечает критериям справедливости и искажает саму суть правосудия.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия пришла к следующему выводу.
В соответствии с положениями ст. 401.6 УПК РФ пересмотр в кассационном порядке приговора, определения, постановления суда по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, оправданного, допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия.
Согласно ст. 401-15 УПК РФ основаниями отмены приговора при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.
Как следует из материалов дела, Лагутова и Зубкова обвинялись в том, что 9 июня 2014 года, находясь на территории БОУ г. <…> "<…>", ненадлежащим образом исполнили свои профессиональные обязанности, оставив без надлежащего присмотра несовершеннолетнего С., который самовольно отлучился от группы детей вверенного им отряда, по дереву забрался на трубы теплотрассы, где оступился и упал на расположенное под ними ограждение, получив телесные повреждения, от которых наступила его смерть.
Судом установлено, что в нарушение ч. 7 ст. 28, п. п. 8, 9 ч. 1, ч. 2 ст. 41 Федерального закона от 29 декабря 2012 года N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации", п. 10 приказа директора БОУ г. <…> "<…>" от 24 апреля 2014 года N 156/2-ок "Об организации лагеря с дневным пребыванием детей", пунктов 1.1, 1.4 должностных обязанностей для воспитателей и работников летнего пришкольного лагеря, утвержденных приказом директора БОУ г. <…> "<…>" от 10 апреля 2012 года N 181-ок., 9 июня 2014 года в период времени с 08.30 час, до 10.01 час. Лагутова и Зубкова, находясь на территории БОУ г. <…> "<…>" ненадлежащим образом исполняли свои профессиональные обязанности, оставив без присмотра малолетнего С. хотя в силу своих обязанностей обязаны были следить за его действиями, не контролировали поведение ребенка, упустив его из вида, проявили грубую недисциплинированность и невнимательность при работе с детьми на пришкольном участке, что привело к общественно опасным последствиям в виде смерти вверенного им воспитанника.
По мнению суда, именно ненадлежащее исполнение подсудимыми своих профессиональных обязанностей находится в прямой причинно-следственной связи с наступившими последствиями в виде смерти малолетнего С.
При этом суд пришел к выводу, что, поскольку потерпевший самовольно ушел из отряда и находился вне зоны видимости Лагутовой и Зубковой, то те не должны и не могли предвидеть действия С., приведшие к его смерти, в связи с чем в деянии обвиняемых отсутствует состав преступления.
Апелляционная инстанция, согласившись с обстоятельствами, установленными судом, пришла к выводу об отсутствии прямой причинной связи между нарушениями, допущенными Лагутовой и Зубковой, и общественно опасными последствиями, которые стали возможными при обязательном опасном поведении самого потерпевшего, самовольно ушедшего из отряда, залезшего на трубы теплотрассы и упавшего с них на металлическое ограждение.
Президиум Омского областного суда согласился с доводами нижестоящих судов, оставив их решения без изменения.
Вместе с тем, согласно ч. 3 ст. 26 УК РФ преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при должной внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть.
Из материалов дела усматривается, что в соответствии с ч. 7 ст. 28, п. п. 8, 9 ч. 1, ч. 2 ст. 41 Федерального закона "Об образовании в Российской Федерации" образовательная организация несет ответственность в установленном законодательством Российской Федерации порядке за жизнь и здоровье обучающихся, организует охрану здоровья обучающихся, которая включает в себя обеспечение безопасности обучающихся во время пребывания в организации, осуществляющей образовательную деятельность, а также профилактику несчастных случаев с обучающимися во время пребывания в организации. Согласно п. 10 приказа директора БОУ г. <…> "<…>" от 24 апреля 2014 года ответственность за жизнь и здоровье детей возложена на воспитателей, в обязанность которых в соответствии с приказом директора БОУ г. <…> "<…>" от 10 апреля 2012 года входит обеспечение безопасных и здоровых условий пребывания вверенных им детей на время работы лагеря с момента приема ребенка в лагерь до момента его выдачи родителям; предупреждение рискованных действий детей, которые могут привести к травмированию ребенка; постоянный контроль ситуации при любых занятиях и в любых местах возможного нахождения детей в лагере; осуществление постоянного контроля за поведением и местонахождением детей, контроль и предупреждение опасных ситуаций во время походов на территорию лагеря.
Судами первой и последующих инстанций установлено, что Зубкова и Лагутова ненадлежащим образом исполняли свои профессиональные обязанности, оставив без присмотра малолетнего С., хотя обязаны были осуществлять постоянный контроль за поведением и местонахождением детей и предупреждением опасных ситуаций.
Таким образом, Зубкова и Лагутова обязаны были осуществлять постоянный контроль за местонахождением детей с целью недопущения опасных ситуаций, которые могли привести к травмированию ребенка, что предусматривало, в том числе, и пресечение возможного самовольного ухода ребенка на неконтролируемую территорию.
По смыслу ч. 2 ст. 109 УК РФ, под ненадлежащим исполнением профессиональных обязанностей виновным понимается поведение лица, полностью или частично не соответствующее официальным требованиям и предписаниям, предъявляемым к лицу, в результате чего наступает смерть потерпевшего. Суть такого поведения заключается в отношении лица к правовым предписаниям, выражающимся в неисполнении предъявляемых требований.
При таких обстоятельствах вывод суда о том, что в действиях Зубковой и Лагутовой отсутствует состав преступления, поскольку смерть С. явилась результатом опасного поведения самого потерпевшего, который самовольно ушел из отряда, залез на трубы теплотрассы и упал на металлическое ограждение, нельзя признать обоснованным, поскольку не соответствует фактическим обстоятельствам, установленным судом.
В связи с тем, что при рассмотрении уголовного дела были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия, приговор суда и последующие судебные решения подлежат отмене, а дело направлению в суд на новое судебное разбирательство.
Руководствуясь ст. ст. 401-6, 401-13, 401-14, 401-15 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Ленинского районного суда г. Омска от 5 августа 2015 года, апелляционное постановление Омского областного суда от 30 сентября 2015 года и постановление президиума Омского областного суда от 25 апреля 2016 года в отношении Лагутовой С.В. и Зубковой А. отменить и уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в Ленинский районный суд г. Омска иным составом суда.