Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Приваловской Фаины Арсентьевны на нарушение ее конституционных прав частью второй статьи 145, пунктом 1 части первой статьи 147, частями первой, седьмой статьи 318 и частью третьей статьи 319 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

Определение Конституционного Суда РФ от 25.09.2014 N 1894-О

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев по требованию гражданки Ф.А. Приваловской вопрос о возможности принятия ее жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Гражданка Ф.А. Приваловская, осужденная приговором мирового судьи за совершение преступлений, в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность следующих норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации:
части второй статьи 145, согласно которой о решении, принятом по результатам рассмотрения сообщения о преступлении, сообщается заявителю, ему разъясняются право обжаловать это решение и порядок обжалования, — как не предусматривающей извещение об этом решении лица, в отношении которого подано заявление о преступлении;
пункта 1 части первой статьи 147 и части первой статьи 318, в силу которых уголовные дела частного обвинения возбуждаются в отношении конкретного лица не иначе как путем подачи потерпевшим или его законным представителем (близким родственником в случае смерти потерпевшего) заявления в суд, за исключением предусмотренных уголовно-процессуальным законом случаев, а также части седьмой статьи 318, устанавливающей, что с момента принятия судом заявления к своему производству, о чем выносится постановление, лицо, его подавшее, является частным обвинителем, ему должны быть разъяснены его права, о чем составляется протокол, — как не предусматривающих предварительное расследование по делам частного обвинения, возлагающих функцию обвинения на частного обвинителя, обременяющих привлекаемое к уголовной ответственности лицо доказыванием собственной невиновности;
части третьей статьи 319, согласно которой при наличии оснований для назначения судебного заседания мировой судья в течение семи суток со дня поступления заявления в суд вызывает лицо, в отношении которого подано заявление, знакомит его с материалами уголовного дела, вручает копию поданного заявления, разъясняет права подсудимого в судебном заседании и выясняет, кого, по мнению данного лица, необходимо вызвать в суд в качестве свидетелей защиты, о чем у него берется подписка, — как не обеспечивающей достаточные время и возможности для подготовки к своей защите лицу, привлекаемому к уголовной ответственности.
По мнению заявительницы, оспариваемые нормы противоречат статьям 15 (часть 4), 46 (часть 1) и 49 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
2.1. В соответствии со статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение своих конституционных прав законом, примененным в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде, что должно быть подтверждено копией официального документа. Между тем представленными Ф.А. Приваловской документами не подтверждается применение судом части второй статьи 145 УПК Российской Федерации в ее уголовном деле.
2.2. Закрепленный Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации порядок доказывания по уголовным делам предполагает, что обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в надлежащем порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда, и что подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения (части первая и вторая статьи 14); приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым (часть первая статьи 297); обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств (часть четвертая статьи 302), а описательно-мотивировочная часть такого приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления, а также доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства (пункты 1 и 2 статьи 307) (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 ноября 2013 года N 1810-О, от 24 декабря 2013 года N 1997-О и др.).
Оспариваемые заявительницей пункт 1 части первой статьи 147, части первая и седьмая статьи 318 УПК Российской Федерации не содержат положений, которые отменяли бы данные правила в случаях, когда осуществляется производство по делам частного обвинения — о преступлениях, указанных в части второй статьи 20 того же Кодекса. Такие преступления относятся к числу тех, раскрытие которых, по общему правилу, не вызывает трудностей, в связи с чем потерпевший сам может осуществлять в порядке частного обвинения уголовное преследование лица, совершившего в отношении него соответствующее преступление, — обращаться за защитой своих прав и законных интересов непосредственно в суд и доказывать как сам факт совершения преступления, так и виновность в нем конкретного лица, минуя обязательные в иных ситуациях (по делам частно-публичного и публичного обвинения) процессуальные стадии досудебного производства (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2005 года N 7-П).
Не может быть предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе и часть третья статьи 319 УПК Российской Федерации, которая, лишь закрепляя конкретное полномочие мирового судьи по поступившему к нему уголовному делу, не затрагивает права лица, привлекаемого к уголовной ответственности в порядке частного обвинения.
Таким образом, оспариваемые заявительницей нормы не могут расцениваться в качестве нарушающих ее конституционные права, а потому данная жалоба, как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Приваловской Фаины Арсентьевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.ЗОРЬКИН