Приговор: По п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство двух лиц. Определение ВС РФ: Приговор изменен, признано предусмотренное п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ активное способствование осужденным раскрытию и расследованию преступления обстоятельством, смягчающим наказание; назначенное осужденному наказание смягчено до 16 лет 6 месяцев лишения свободы

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 07.09.2016 N 19-АПУ16-10

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Ботина А.Г.,
судей Абрамова С.Н. и Пейсиковой Е.В.,
при ведении протокола секретарем Прохоровым А.С.
рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Дугаева С.В. и адвоката Пивневой Н.П. на приговор Ставропольского краевого суда от 19 мая 2016 г., по которому
Дугаев С.В. <…> судимости не имеющий,
осужден по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 17 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с установлением следующих ограничений: не уходить из дома (квартиры, иного жилища) с 22 часов до 06 часов; не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования; не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях; не изменять место жительства или пребывания, место работы или учебы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы; с возложением обязанности три раза в месяц являться в указанный орган для регистрации.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ботина А.Г., выступление осужденного Дугаева С.В. и в его интересах адвоката Мисаилиди О.С., поддержавших доводы апелляционных жалоб, а также прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Лох Е.Н., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Дугаев С.В. признан виновным в умышленном причинении смерти двум лицам (убийстве).
Преступление совершено 28.02.2015 года в с. <…> <…> района <…> края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
В апелляционных жалобах (в основных и дополнительных):
осужденный Дугаев С.В. утверждает, что его виновность в убийстве Д. не доказана. Указывает на получение от него показаний на предварительном следствии при допросе в качестве подозреваемого 03.03.2015 года и при проверке его показаний 04.03.2015 года на месте совершения преступления с нарушением закона, то есть в результате оказания на него психического и физического насилия. Обращает внимание на дачу им показаний под диктовку следователя. Считает показания потерпевших и свидетелей необъективными. Просит приговор отменить;
адвокат Пивнева Н.П. в интересах осужденного Дугаева С.В. утверждает, что показания, данные Дугаевым на предварительном следствии, являются недопустимым доказательством, поскольку они получены в результате применения к нему незаконных методов ведения следствия и противоречат другим приведенным в приговоре доказательствам, в частности, содержащим сведения о количестве орудий преступления. Указывает на неустановление судом мотива убийства. Просит обвинительный приговор отменить и вынести оправдательный приговор.
В письменных возражениях на приведенные в апелляционных жалобах доводы государственный обвинитель просит приговор оставить без изменения.
Проверив по апелляционным жалобам осужденного и его защитника законность, обоснованность и справедливость приговора, Судебная коллегия приходит к выводу о наличии оснований для его изменения.
К выводу о совершении осужденным инкриминируемого ему преступления суд пришел в результате исследования представленных сторонами допустимых доказательств и их всесторонней оценки.
Так, в качестве основного доказательства виновности Дугаева С.В. суд сослался в приговоре на первоначальные показания, данные самим осужденным на предварительном следствии при допросе в качестве подозреваемого 3 марта 2015 года, согласно которым 28 февраля 2015 года он распивал спиртные напитки с различными людьми, в том числе и с потерпевшими, находясь в доме Д. (его двоюродного брата), он пытался совершить половой акт с К. и в этот момент проснулся Д. который стал кричать и замахнулся на него рукой. Он опередил Д. и нанес ему удар кулаком в лицо, отчего тот упал на пол. Затем он нанес ударом кулаком приближавшемуся к нему К., отчего тот упал на кровать. Когда Д. пытался подняться, он, Дугаев С.В., схватив со стола нож, нанес удар ножом в область шеи потерпевшего, а когда тот вновь упал, он нанес ему второй удар ножом в ту же область. Количество нанесенных ударов Д. он не помнит. После этого, взяв кухонный топор, он нанес им несколько ударов К., в том числе и в височную область головы. Затем, с целью сокрытия следов преступления, он в бане смыл с себя кровь потерпевших, метлой замел следы крови во дворе и выбросил топор возле гаража, после чего вернулся в тот же дом, где выпил самогон, лег на диван и заснул.
Суд первой инстанции, тщательно проверив приведенные выше показания осужденного, пришел к правильному выводу о их достоверности и допустимости.
Судебная коллегия такую оценку первоначальных показаний, данных на предварительном следствии осужденным, находит правильной, поскольку эти показания, содержащие сведения о месте, времени и обстоятельствах совершенного преступления, даны им с участием адвоката, после разъяснения положений ст. 51 Конституции РФ, к тому же эти показания подробны, последовательны и полностью согласуются с другими приведенными в приговоре доказательствами, в том числе с его же показаниями при выходе на место совершения преступления 4 марта 2015 года, протоколом осмотра места происшествия, показаниями потерпевших Д. и Х. показаниями свидетелей А. (оперуполномоченного ОУР), Б. и Р. (понятых), П., У. С., Д., П. Р. Л. Б. протоколами осмотров места происшествия — дома и двора от 01.03.2015 года; актами судебно-медицинских и медико-криминалистических экспертиз в отношении потерпевших, согласно которым, в частности, у Д. обнаружены телесные повреждения в виде 2-х колото-резаных ран шеи, 7 поверхностных ран шеи, закрытые переломы носа, ссадина и кровоподтек шеи и его смерть наступила от колото-резаной слепой раны левой половины шеи, образованной клинком ножа; у К. — черепно-мозговая травма, сопровождавшаяся множественными рубленными ранами головы, закрытый перелом костей носа, и его смерть наступила в результате открытой непроникающей черепно-мозговой травмы, причиненной предметом, обладающим рубящими свойствами, а также актами судебно-биологических экспертиз об обнаружении крови К. на топоре.
Кроме того, суд первой инстанции тщательно проверил утверждение осужденного о получении от него на предварительном следствии показаний при допросе в качестве подозреваемого 03.03.2015 года и при выходе на место совершения преступления с нарушением закона, поскольку они получены в результате оказания на него психического и физического насилия, и сделал правильный вывод о необоснованности этого заявления.
При этом суд обоснованно сослался на выводы, изложенные в акте судебно-криминалистической экспертизы от 14.12.2015 года, произведенной по видеозаписям протокола проверки показаний осужденного на месте преступления, согласно которым признаков психологического воздействия на Дугаева С.В. со стороны третьих лиц не имеется, осужденный при даче показаний на месте совершения преступления не демонстрирует постановочного поведения, не употребляет терминов, понятий, выражений и характерных заученных фраз, которые могут формироваться при воздействии со стороны другого лица. К тому же, органами предварительного расследования проведена тщательная проверка аналогичного сообщения осужденного от 10 марта 2015 года и по результатам такой проверки было вынесено постановление от 11 марта 2016 года об отказе в возбуждении уголовного дела.
Что касается приведенных в апелляционных жалобах доводов о наличии в материалах дела противоречивых сведений о количестве орудий преступления и о необъективности показаний потерпевших и свидетелей, то их обоснованными признать также нельзя, поскольку какие-либо сведения, содержащиеся в протоколах следственных действий, актах судебных экспертиз и показаниях потерпевших и свидетелей, которые бы ставили под сомнение выводы суда о виновности осужденного в совершении указанного выше преступления, отсутствуют. Кроме того, как видно из материалов дела, исследованные в судебном заседании и приведенные в приговоре показания потерпевших и свидетелей согласуются как между собой, так и с другими доказательствами, которым в приговоре дана надлежащая оценка, в том числе и с первоначальными признательными показаниями самого осужденного.
Нельзя признать обоснованными и доводы адвоката о неустановлении судом мотива убийства, поскольку они также не основаны на материалах дела. Как правильно установил суд, Дугаев С.В. совершил убийство потерпевших на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений.
Таким образом, анализ приведенных выше и других доказательств, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно, позволил суду первой инстанции прийти к правильному выводу о совершении осужденным инкриминируемого ему преступления.
Действия осужденного квалифицированы правильно.
При назначении наказания Дугаеву С.В. суд учел характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, данные о его личности, а также влияние назначенного наказания на его исправление и на условия жизни его семьи. Обстоятельств, смягчающих наказание осужденного, суд не установил. Обстоятельством, отягчающим его наказание, суд обоснованно признал совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя.
Вместе с тем, как видно из приговора (лист 13), суд принял во внимание, что Дугаев С.В. при допросе в качестве подозреваемого 3 марта 2015 года подробно изложил факты и обстоятельства, которые не были и не могли быть известны следствию ранее, и нашли свое подтверждение только после проведения расследования.
Таким образом, суд, хотя фактически и признал активное способствование осужденным раскрытию и расследованию преступления, однако указанное обстоятельство, предусмотренное п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ, смягчающим наказание не признал.
При таких данных в приговор следует внести соответствующие изменения, а назначенное осужденному наказание в виде лишения свободы подлежит смягчению.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.20 и 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Ставропольского краевого суда от 19 мая 2016 г. в отношении Дугаева С.В. изменить, признать предусмотренное п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ активное способствование им раскрытию и расследованию преступления обстоятельством, смягчающим наказание, и смягчить назначенное ему по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ наказание до 16 лет 6 месяцев лишения свободы.
В остальном приговор в отношении него оставить без изменения, а апелляционные жалобы — без удовлетворения.