Требование: О взыскании убытков, причиненных утратой арестованного в рамках уголовного дела имущества

Обстоятельства: Общество указало на причинение ему убытков бездействием правоохранительных органов, не проконтролировавших сохранность имущества после отмены ареста.
Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку пропущен срок исковой давности.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25.08.2016 N Ф04-3574/2016 по делу N А81-4774/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 23 августа 2016 года.
Постановление изготовлено в полном объеме 25 августа 2016 года.
Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:
председательствующего судьи Шуйской С.И.,
судей Бушмелевой Л.В.,
Сириной В.В.,
рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "БашМедПрибор" (истца) на решение от 28.12.2015 Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа (судья Корнелюк Е.С.) и постановление от 06.05.2016 Восьмого арбитражного апелляционного суда (судьи Веревкин А.В., Еникеева Л.И., Зиновьева Т.А.) по делу N А81-4774/2015 по иску общества с ограниченной ответственностью "БашМедПрибор" (629840, Ямало-Ненецкий автономный округ, Пуровский р-н, п. Пурпе, промзона, прирельсовая база УПТ КОАО "Тарасовскнефтегазстрой", ОГРН 1100280024063 ИНН 0274148640) к Министерству внутренних дел Российской Федерации (119049, г. Москва, ул. Житная, д. 16, ОГРН 1037700029620 ИНН 7706074737) о взыскании убытков.
Другие лица, участвующие в деле: Броневич Василий Степанович, Министерство финансов Российской Федерации, управление Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ямало-Ненецкому автономному округу.
Суд

установил:

общество с ограниченной ответственностью "БашМедПрибор" (далее — ООО "БМП") обратилось в Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа с иском к управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ямало-Ненецкому автономному округу (далее — УМВД), Министерству финансов Российской Федерации (далее — Минфин России), Министерству внутренних дел Российской Федерации (далее — МВД РФ) о взыскании 25 970 000 руб. убытков.
Исковые требования со ссылкой на статьи 1069, 1071 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) мотивированы утратой арестованного в рамках уголовного дела имущества, принадлежащего истцу на праве собственности.
К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен Броневич Василий Степанович.
В соответствии со статьями 47, 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) из числа ответчиков исключены УМВД и Минфин России, указанные лица привлечены к участию в деле в качестве третьих лиц.
Решением от 28.12.2015 Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа, оставленным без изменения постановлением от 06.05.2016 Восьмого арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении заявленных требований отказано.
В кассационной жалобе ООО "БМП" просит отменить вынесенные судебные акты, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении иска.
Податель жалобы не согласен с выводом судов о пропуске им срока исковой давности, поскольку момент возникновения у покупателя права собственности договор купли-продажи предприятия от 11.08.2011 N 1 (далее — договор купли-продажи N 1) связывает с моментом освобождения имущества из-под ареста, наложенного постановлением Пуровского районного суда от 12.05.2010 по уголовному делу N 200903048.
При этом заявитель указывает, что в 2010 году ему не было известно о действиях Броневича В.С. по распоряжению спорным имуществом, а о вывозе имущества из места хранения в неизвестном направлении ООО "БМП" узнало в 2013 году.
В отзыве на кассационную жалобу УМВД просит оставить без изменения оспариваемые судебные акты ввиду несостоятельности содержащихся в жалобе аргументов.
ООО "БМП", МВД РФ, УМВД, Минфин России, Броневич В.С. о времени и месте слушания дела извещены, однако своих представителей в судебное заседание не направили, в связи с чем жалоба рассмотрена в их отсутствие.
Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, проверив в порядке, предусмотренном статьей 286 АПК РФ, законность обжалуемых судебных актов, суд кассационной инстанции не находит оснований для их отмены.
Судами установлено и усматривается из материалов дела, что постановлением от 16.08.2009 следователя следственной части по РОПД следственного управления при УМВД по уголовному делу N 200903048, возбужденному в отношении Шестерова В.М. по признакам состава преступления, предусмотренного частью 4 статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации, принадлежащее ООО "БСК" и изъятое у него в ходе выемки имущество было признано вещественным доказательством, приобщено к уголовному делу и передано на ответственное хранение Броневичу В.С.
По ходатайству следователя постановлением от 12.05.2010 Пуровского районного суда Ямало-Ненецкого автономного округа на указанное выше имущество ООО "БСК" наложен арест.
Затем, 14.05.2010, старшим следователем следственной части по РОПД следственного управления при УМВД составлен протокол о наложении ареста на имущество ООО "БСК", в котором отражено, что имущество передано на ответственное хранение Броневичу В.С. под расписку.
Согласно договору купли-продажи N 1, заключенному между ООО "БСК" в лице конкурсного управляющего Каюмова И.М., действующего на основании решения от 07.12.2009 Арбитражного суда Республики Башкортостан по делу N А07-14789/2009, (продавцом) и ООО "БМП" (покупателем), продавец передал покупателю все права на принадлежащее ООО "БСК" имущество, в том числе права на арестованное в рамках уголовного дела N 200903048 имущество (подпункт 1.17), право истребования этого имущества у Броневича В.С. (подпункт 1.18), за которое покупатель уплатил продавцу 22 281 000 руб.
По условиям пункта 4.3 договора купли-продажи N 1 арестованное имущество считается переданным с момента подписания акта приема-передачи, право собственности на арестованное имущество у покупателя возникает с момента освобождения имущества из-под ареста.
Постановлением от 09.08.2012 следователя следственной части по РОПД следственного управления УМВД уголовное дело N 200903048 в отношении Шестерова В.М. прекращено, арест, наложенный на имущество ООО "БСК", отменен, а имущество оставлено на ответственном хранении Броневича В.С. до разрешения спора в порядке гражданского судопроизводства.
Полагая, что право собственности на спорное имущество у него возникло с 09.08.2012 в соответствии с договором купли-продажи N 1, истец 10.12.2013 направил Броневичу В.С. письменное требование о возврате полученного на ответственное хранение имущества, которое оставлено названным лицом без ответа.
Ссылаясь на причинение ему убытков бездействием правоохранительных органов, не проконтролировавших сохранность имущества после отмены ареста, истец предъявил в суд настоящий иск.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды первой и апелляционной инстанций исходили из пропуска истцом срок исковой давности.
В силу статьи 40 Закона Российской Федерации от 18.04.1991 N 1026-1 "О милиции", действующего до 01.03.2011, вред, причиненный гражданам и (или) организациям сотрудником милиции, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством.
По правилам пункта 3 статьи 33 Федерального закона от 07.02.2011 N 3-ФЗ "О полиции" вред, причиненный гражданам и организациям противоправными действиями (бездействием) сотрудника полиции при выполнении им служебных обязанностей, подлежит возмещению в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.
Ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов следствия, предусмотрена статьей 1070 ГК РФ, согласно которой вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, не повлекший последствий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, возмещается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены статьей 1069 настоящего Кодекса.
Статьей 1069 ГК РФ определено, что вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.
Применение упомянутых норм предполагает наличие как общих условий деликтной ответственности (наличие вреда, противоправность действий его причинителя, наличие причинной связи между вредом и противоправными действиями, вины причинителя вреда), так и специальных условий такой ответственности, связанных с особенностями субъекта ответственности и характера его действий.
Наложение ареста на имущество отменяется на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении этой меры отпадает необходимость (часть 9 статьи 115 УПК).
В соответствии со статьей 82 УПК РФ вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле до вступления приговора в законную силу либо до истечения срока обжалования постановления или определения о прекращении уголовного дела и передаваться вместе с уголовным делом, за исключением случаев, предусмотренных названной статьей.
Правомерность действий правоохранительных органов по наложению ареста на спорное имущество и его отмене никем не оспаривалось и не оспаривается. Не оспаривались действия правоохранительных органов и по невозврату имущества ООО "БСК", тем более что оно к моменту снятия ареста было ликвидировано и исключено из реестра юридических лиц (свидетельство от 02.07.2012 серии 02 N 006403409), что вытекает из решения от 21.03.2013 Арбитражного суда Республики Башкортостан и постановления от 13.05.2013 Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда по делу N А07-23721/2011 по иску Броневича В.С., в том числе к ООО "БМП", о признании недействительным договора купли-продажи N 1, которое принято к производству постановлением от 19.01.2012 Арбитражного суда Республики Башкортостан.
В отзыве на иск по настоящему делу, поступившем 28.10.2015 в Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа, а также в судебном заседании 30.10.2015 представителем ответчика заявлено о пропуске ООО "БМП" срока исковой давности, что зафиксировано в аудиопротоколе судебного заседания.
Статьей 195 ГК РФ установлено, что исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.
Пунктом 1 статьи 196 ГК РФ предписано, что общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 названного Кодекса.
В соответствии с пунктом 1 статьи 200 ГК РФ, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.
Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (пункт 2 статьи 199 ГК РФ).
В пункте 26 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12/15.11.2001 N 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности", действующего до 04.10.2015, разъяснялось, что если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности и уважительных причин (если истцом является физическое лицо) для восстановления этого срока не имеется, то при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования именно по этим мотивам, поскольку в соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 199 ГК РФ истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске.
Согласно правовой позиции, сформулированной в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.09.2015 N 43 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности", если иное не установлено законом, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо, право которого нарушено, узнало или должно было узнать о совокупности следующих обстоятельств: о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права (пункт 1). Если будет установлено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности и не имеется уважительных причин для восстановления этого срока для истца — физического лица, то при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования только по этим мотивам, без исследования иных обстоятельств дела (пункт 15).
Проанализировав материалы дела, суды пришли к обоснованному выводу о пропуске истцом срока исковой давности.
На основании пункта 4 статьи 213 УПК РФ следователь вручает либо направляет копию постановления о прекращении уголовного дела лицу, в отношении которого прекращено уголовное преследование, потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику.
Положения УПК РФ (статья 213), закрепляющие право сторон в уголовном судопроизводстве получать копии основных процессуальных решений, направлены на создание необходимых условий для защиты сторонами своих прав и законных интересов, затронутых этими решениями. Как следует из положений названного Кодекса, провозглашающих в числе важнейших принципов уголовного судопроизводства уважение чести и достоинства личности и охрану прав и свобод человека и гражданина (статьи 9 и 11), возможность такой защиты должна обеспечиваться заинтересованным лицам безотлагательно и без неоправданной задержки.
Направление или вручение указанным участникам уголовного судопроизводства копии постановления о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) должно осуществляться — с учетом принципа равноправия сторон — безотлагательно, одновременно и в том же порядке, что и лицу, в отношении которого прекращено уголовное преследование (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 17.10.2006 N 411-О).
Постановление следователя от 09.08.2012 о прекращении уголовного дела и отмене ареста на спорное имущество в этот же день направлено представителям ООО "БСК" Южаковой А.А, Гладковой И.В., а также Броневичу В.С., что истцом не опровергнуто.
Принимая во внимание, что ООО "БСК" к моменту снятия ареста уже было ликвидировано, и данные сведения являются общедоступными, истец, реализуя свои гражданские права разумно, добросовестно и с положенной для профессионального участника гражданского оборота осмотрительностью, имел возможность и должен был узнать о нарушении своих прав практически сразу после снятия ареста с имущества, реализованного ему в процессе банкротства, если бы интересовался судьбой этого имущества, поскольку оно подлежало передаче ООО "БМП" по акту приема-передачи (пункты 2.1, 2.2 договора купли-продажи N 1).
Причем какие-либо препятствия для обращения в суд за защитой нарушенного права ввиду неполучения спорного имущества у истца отсутствовали.
Вместе с тем к Броневичу В.С. истец обратился только через год с лишним после отмены ареста, в следственное управление вообще не обращался, а в суд подал иск по истечении двух лет после получения ответа от хранителя.
Кроме того, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статьи 115 УПК РФ, статьями 126, 134 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее — Закон о банкротстве), правовым подходом, сформированным в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 31.01.2011 1-П, верно отметил, что в связи с завершением определением от 22.11.2011 Арбитражного суда Республики Башкортостан по делу N А07-14789/2009 (вступило в законную силу 02.03.2012) конкурсного производства в отношении ООО "БСК" аресты и иные ограничения распоряжения имуществом должника, наложенные, в том числе по уголовному делу, подлежали снятию, так как в противном случае удовлетворялись бы требования кредиторов, не включенных в реестр, но заявивших свои требования к должнику в уголовном деле, что поставило бы их в преимущественное положение по сравнению с другими кредиторами должника в случае фактического удовлетворения данных требований, то есть без учета принципов очередности и пропорциональности, установленных Законом о банкротстве.
Поэтому суд первой инстанции правильно посчитал, что ООО "БМП" могло узнать о причинении ущерба еще до снятия следственными органами ареста с имущества, после завершения процедуры банкротства ООО "БСК", о чем истцу было известно.
В связи с изложенным вывод судов первой и апелляционной инстанций о предъявлении истцом рассматриваемого иска за пределами трехгодичного срока является обоснованным, а отказ в удовлетворении заявленных требований по причине пропуска срока исковой давности — правомерным.
Учитывая, что неправильного применения норм материального и нарушений норм процессуального права, являющихся основаниями для отмены судебных актов (статья 288 АПК РФ), судами не допущено, кассационная жалоба не подлежит удовлетворению.
Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановил:

решение от 28.12.2015 Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа и постановление от 06.05.2016 Восьмого арбитражного апелляционного суда по делу N А81-4774/2015 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий судья С.И.ШУЙСКАЯ

Судьи Л.В.БУШМЕЛЕВА В.В.СИРИНА